ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Монашка к завтраку
Договаривайся, а не говори. Техники управляемых переговоров
Магазин путешествий Мастера Чэня
Контрфевраль
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Искусственный интеллект и будущее человечества
Мама и сын. Как вырастить из мальчика мужчину
Игра Кота. Книга седьмая
Сексуальный дерзкий парень

— Уважения? Ты думаешь, что у меня нет уважения? У меня так много уважения к тебе, что это пугает меня. У тебя есть власть надо мной, о которой ты даже не знаешь. И сегодня идеальный день, чтобы положить конец недоразумениям, потому что Клара не хотела бы, чтобы мы ругались. Она бы хотела, чтобы мы были счастливы.

— Не смей использовать Клару против меня! — яростные слезы навернулись на моих глазах. Я не могла поверить в эту наглость.

Он покачал головой. Его большие пальцы потирали мои плечи, каждое прикосновение было как маленькая бомба, разрывающая мое сердце, так как напоминало мне, что он был слишком уникальным и особенным, чтобы разрушать.

Фокс прижал свое лицо к моему, не оставляя мне выбора, кроме как смотреть в душевную боль глубоко внутри него.

— Я никогда не буду в состоянии описать, как сильно я любил твою дочь, и как сильно она исцелила меня. Я никогда не буду в состоянии показать глубину моей ненависти к себе за то, что оставил тебя, когда ты нуждалась во мне больше всего. У меня никогда не будет достаточно слов, чтобы умолять тебя простить меня и быть достойным прощения. Но я нуждаюсь в тебе, Хейзел. Я думал, что могу уйти и отпустить тебя, но не могу. Я так чертовски сильно нуждаюсь в тебе. Ты заставляешь меня чувствовать себя живым. Ты заставляешь мое гребаное сердце биться как в первый раз, и я не собираюсь отказываться от этого. Не важно, как ты борешься со мной, я не остановлюсь. Каждый день я буду пытаться снова и снова. Каждый час я буду прикасаться к тебе, просто, чтобы доказать, что я хочу быть всем, в чем ты нуждаешься и заслуживаешь. Ты никогда не освободишься от меня, потому что я не могу провести и дня без тебя в моей гребаной жизни.

Я хотела.

Я желала.

Я хотела схватиться за него и позволить унести меня.

«Он убьет твоего нерожденного ребенка. Он убежал, когда Клара умерла. Ты не можешь сделать это».

Все мое тело вибрировало, я не могла контролировать себя. Запутавшись, я прошипела:

— Ты использовал нас. Ты купил меня и влюбился в Клару, но это все, только чтобы исцелить себя. Это все было для тебя. Черт побери, для тебя. Только ты, ты, ты. Все твои разговоры, что никогда не отпустишь меня. Все твои обещания, что ты можешь быть достойным. Это все еще о тебе! Что насчет меня и Клары — о том, что было нужно нам? Я отдала тебе все, включая мою дочь, и что это сделало со мной?

Я вырвалась из его хватки и ткнула пальцем ему в лицо.

— Я расскажу тебе, что это сделало со мной. Это показало мне, что мне лучше быть самой по себе. У тебя нет выбора в этом вопросе. Я не позволю тебе прикасаться ко мне или преследовать меня, или надеяться на второй шанс. Все кончено!

Образ маленького мальчика снова возник передо мной. Я чувствовала нутром, что вынашиваю сына. Его сына. Сына, которого я буду растить одна. Сына, которого он не будет знать, потому что он слишком непостоянный, слишком трахнутый на голову, чтобы доверять ему.

— С тобой не безопасно. Я больше не собираюсь подвергать себя риску. Я покончила с этим, Фокс. Ты должен забыть меня.

Я ненавидела каждое слово, половина меня верила в них, другая хотела вымыть мой рот. Я ткала ложь как в прошлом, смешивая с правдой, так как пока не знала, чего хочу больше.

— Не ругайся, мамочка. Я не хочу, чтобы ты грустила.

Я почти сломалась пополам, когда мое сердце разрывало себя на куски.

— Черт, Хейзел, — Фокс сделал нервный вдох, проведя трясущимися руками по волосам. — Пожалуйста, позволь мне показать тебе. Я изменился. Позволь мне рассказать, где я был. Я никогда не обижу тебя снова. Просто, пожалуйста, не уходи и не дай мне потерять тебя. Я не выживу. А я пережил слишком много, чтобы позволить тебе отказаться от меня. Я, черт побери, не позволю тебе!

Мое сердце хотело поверить ему. Я хотела быть способной простить и доверять ему, но я была пустой. Он израсходовал все мои ресурсы. Спор иссушил меня. Все что я хотела — найти безопасное место и плакать, пока не усну. Ничего не осталось. Я не могла вернуться к старому образу жизни и продолжать надеяться, что смогу быть с ним без риска. Я не хотела жить в страхе, когда прикасаюсь к нему, или заниматься сексом связанной.

«Я беременна».

Я должна была думать о хрупкой жизни внутри меня, не только о его потребностях и о своих. Я должна быть сильной.

Выпрямив спину, я сказала:

— У тебя нет выбора. Ты потерял меня в тот момент, когда ушел.

Тяжело сглотнув, я посмотрела на него. Он выглядел так, будто ушел на войну и не вернулся назад. Со своими бронзовыми волосами и телом со шрамами, что говорили сами за себя, он был слишком сломлен, чтобы исправиться. Я не могла провести оставшуюся жизнь, пытаясь собрать его кусочки вместе и никогда не закончить полную картину.

Безграничная скорбь сдавила меня.

«Перестань бороться. Прости его».

Фокс потерял налет бойца, позволив мне в первый раз увидеть себя настоящего. Под шрамами и злостью он был напуган, потерян и одинок. Мое сердце снова разбилось.

— Зел, пожалуйста. Скажи мне, как я могу исправить это.

Я больше не могла делать это. Он был как черная дыра, всасывающая мою энергию, пока я раскачивалась на ветру.

«Боже, Клара. Я так сильно по тебе скучаю. Ты нужна мне здесь. Мне нужно чтобы ты исправила беспорядок, который я наделала».

— Исправить это? Как ты можешь исправить это? Ты некромант и можешь вернуть мою дочь? Ты можешь собрать мое разбитое сердце? Ты можешь остановить этот ужасный беспорядок внутри меня?

Он повесил голову, стиснув зубы. Обернул свои мускулистые руки вокруг себя, крепко сжимая.

Мои пальцы хотели прикоснуться к нему, стереть одинокую слезу, что катилась по его лицу. Он выглядел таким разбитым. Дрожа от мучения, живя с болью. Мы были двумя половинками расколовшегося круга. Микроскопические кусочки, что не могли выжить друг без друга. А я не выживу, если отдам все ему. Судьба снова нас поимеет.

Настало время закончить это раз и навсегда.

Трясущимися руками, я убрала в сторону свои длинные волосы и расстегнула ожерелье вокруг своей шеи. Звездочка Клары висела рядом с моей, звеня вместе, с тех пор как в морге мне отдали ее вещи.

— Как ты думаешь, Роану понравится моя звездочка? Я не могу забрать ее с собой.

Я втянула воздух, борясь со слезами. Она хотела, чтобы она была у Фокса. Я должна исполнить ее желание.

Положив серебро на свою ладонь, я вытянула руку.

— Вот. Она хотела, чтобы это было у тебя.

Глаза Фокса опустились на ожерелье и дикий, мучительный шум вырвался из его груди. Что-то взорвалось внутри него, и он бросился ко мне. Огромные руки обхватили мое тело, крепко меня сжимая.

Жизнь закончилась.

Затем снова началась.

Шум прекратился.

Затем снова начался.

Тепло замерзло.

Затем окутало снова.

Печаль исчезла.

Затем поселилась снова.

Я перестала быть Хейзел Хантер, когда его вторая рука прижала меня к нему. Я стала женщиной, которая обожает мужчину, который так глубоко разрушен, что никогда не будет идеален.

Каждая искра, которая существовала между нами, поджарила мой мозг, запустила мое сердце и захватила все мои чувства. Я вдохнула дым и металл. Прижалась к его мускулам и теплому телу. Я была его.

Его.

Его.

Только его.

Я была живой, желанной, обожаемой. Я поверила в его обещания. Он больше никогда не убежит. Он будет сражаться рядом со мной и всегда любить меня.

Я сломалась.

Слезы, которые скатывались по щекам, в одно мгновение превратились в водопад душевной скорби. Я стояла немая и, замерев в его руках, когда Клара заполнила мои мысли.

— Я не хочу, чтобы ты грустила. Я не люблю, когда ты грустишь.

Ветер поднялся вокруг нас, я клянусь, что слышала ее шепот:

— Я рада, что ты больше не ругаешься. Не ругайся, мамочка. Спаси его.

— Обними меня в ответ, — пробормотал Фокс, прижимаясь в поцелуе к моему уху. Его губы отправили покалывание и любовь прямо в мое сердце. Это было неправильно чувствовать такое глубокое чувство любви в день похорон моей дочери. Приличие и горе пытались остановить меня от того, чтобы окунуться в будущее, где я могу узнать, каково это быть счастливой.

91
{"b":"269971","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отпусти меня к морю
Монах, который продал свой «феррари»
Болотный кот
Если честно
Где моя сестра?
Луч света в тёмной комнате
Как создать онлайн-школу
Скрытые манипуляции для управления твоей жизнью. STOP газлайтинг
Эпоха викингов. Мир богов и мир людей в мифах северных германцев