ЛитМир - Электронная Библиотека

— Умный.

— Избалованный, — сказал Лиам. — У тебя есть домашние животные?

— Нет, — пожала я плечами. — Хотя в Квартале я кормлю уличную кошку.

— Ну, это не считается.

Тут не поспоришь.

— Она наверху, — сказал Лиам. Он указал на главный вход. — Следи за дверью, Фостер.

Фостер издал нечто между рычанием и воем, но встал и поспешил к двери, стуча когтями, и сел напротив нее.

— Хороший пес, — сказала я.

— Да, и он часть семьи.

— Думаешь, будут проблемы? Ну, нам точно нужен охранник?

Его глаза снова потемнели.

— Всегда будут проблемы. Сложность в том, где, когда, и как ты к этому подготовлен.

— Ты такой оптимист, Лиам.

Услышав новый голос, я посмотрела наверх и увидела женщину в коридоре с пластмассовым кувшином. Она была опрятной, в хорошей форме, с темными, короткими волосами, карими глазами и высокими скулами. Ее темная кожа контрастировала с ярко-голубым медицинским халатом.

— Виктория.

Она улыбнулась ему.

— Рада тебя видеть.

— Это Клэр. Клэр, Виктория. Она сиделка Элеоноры.

Виктория подошла без лишних колебаний и протянула руку.

— Приятно познакомиться.

Ее рука была прохладной, рукопожатие крепким.

— Мне тоже, — ответила я.

— Как она? — спросил Лиам.

— Сегодня хороший день. Она устала, но съела немного супа, — она хихикнула. На рынке сегодня нет хороших груш, и значит в клинике тоже, так что она их не получила сегодня на обед и была весьма недовольна.

Лиам хохотнул.

— Как обычно.

— Ага.

— Примет гостей?

— Как всегда. Ты же знаешь, она любит поболтать.

Лиам кивнул.

— Идешь в клинику?

— Ага, отработала двойную смену, завтра выходной. Я ухожу чуть раньше, но Мария придет примерно через пол часа.

Лиам кивнул.

— Проводить тебя?

Она приподняла рубашку, за ремень ее брюк был заткнут пистолет.

— Сбивает пески с двадцати футов.

— Тогда оставайся за двадцать один перед ними, — сказал он. — Спокойной ночи.

— Тебе тоже, Лиам. Тебе тоже.

Фостер не покинул свой пост перед дверью, так что Виктория, чтобы выйти, просто перешагнула через него. Когда она закрыла дверь, он понуро уселся.

— Клиника Острова Дьявола, — пояснил Лиам. — Она из персонала.

Это объясняло, почему у другого человека была свобода действий на Острове Дьявола. Наверное, такой тон и пытался задать Комендант — люди всегда будут здесь, всегда будут наблюдать.

— Что такое пески? — спросила я, следуя за ним по лестнице, покрытой потрепанным ковром.

— Маленькие летающие Пара. Мелкие засранцы, любящие кусаться.

На лестничной площадке находилось несколько закрытых дверей, по схеме дома я предположила, что это спальни. Лиам подошел к последней и постучал.

— Войдите, — сказал мягкий бесцветный голос.

Глава 7

По сравнению с остальной частью дома, пустой и запущенной, эта комната была дворцом. Это была большая спальня с высоким потолком и большими окнами. Деревянные полы, почти каждый их дюйм покрыт чудесными плетеными коврами. Отштукатуренные стены с высокими карнизами, теплый темно-зеленый цвет. В позолоченных рамах были портреты аристократов и аристократок, над которыми папа разрыдался бы, и их затмевала великолепная французская антикварная мебель. Маленькая кровать, высокий комод, круглый стол со стульями. Хотя уже был октябрь, но дом все равно оставался приготовлен к лету, тонкая белая ткань покрывала мебель.

На стуле с высокой спинкой у окна сидела женщина в синем платье, на плечи наброшена шерстяная шаль радужных цветов. Ее кожа была чуть смуглой и морщинистой, волосы короткими и седыми, глаза ярко голубыми. Даже сейчас она была красива, и, наверное, ошеломляла в молодые годы. И я ее узнала.

Элеонора Арсено. Арсено были старейшей семьей Нового Орлеана, наверное, даже старше семьи Креол. У них был особняк на Эспланаде, и каждый год они устраивали балы учредителей. По крайней мере так было, пока война не покончила с традициями.

Она посмотрела прямо на меня, потом на Лиама и широко улыбнулась. Ее взгляд блуждал около нас, как будто она не различала, где мы были. Даже если она и могла видеть, то не очень хорошо.

— Привет, Элеонора, — сказал он, подходя к ней и прижимаясь губами к ее щеке.

— Привет, милый. Как ты?

— Хорошо. Я принес тебе чай.

Так вот что было в бумажном пакете. Надо было заглянуть. И мне точно надо найти поставщика Куинна.

— А как твоя подруга? — спросила Элеонора. — Твоя Блайт?

— С ней… все хорошо.

Я решила, что Блайт была его девушкой.

— Хммм, — произнесла Элеонора и посмотрела на меня. — А это кто?

— Клэр Конноли. Она работает в Квартале. Она Восприимчивая.

— А, — сказала она и посмотрела на меня своими пронзительными голубыми глазами. На меня, но и не совсем. Ее глаза были прикованы к чему-то, но не думаю, что это была я.

— Я Элеонора, — сказала она и похлопала по ручке стула. — Посиди со мной, Клэр Конноли.

Я подошла к ней, и села на маленький пуфик напротив ее стула. Она протянула руку, и я взяла ее. Ее кожа была прохладной и нежной, и казалась хрупкой, как у птички.

— Расскажи мне о себе, Клэр.

Я с сомнением переводила взгляд с нее на Лиама.

— Не уверена, что есть, что рассказывать.

— Всегда есть, что рассказать. Ты из Нового Орлеана. Слышу по твоему голосу. Он очень милый.

— Спасибо мэм. Я из Нового Орлеана. Семья моего отца отсюда — Конноли.

Она мягко улыбнулась.

— Не нужно тут никаких «мэм», дорогая. Если ты прошла мимо Лиама, Виктории и Фостера, то мы уже друзья.

— Лиам лаял больше всех.

Элеонора откинула голову и рассмеялась чудесным мелодичным смехом.

— Как всегда, дорогая. Как всегда. Итак, говоришь, ты Конноли. Не из семьи Майкла Конноли? Того, что управлял «Королевскими рядами»?

— Майкл был моим прадедом, — он эмигрировал из Ирландии. — Моего отца звали Марк.

Она кивнула.

— Думаю, моя семья знала их обоих. Часто делали покупки в магазине, — ее голос смягчился. — Твоя семья все еще жива?

— Нет. Ну, то есть, со стороны Конноли. Последним был мой отец. Его не стало. А матери я не знала.

Она издала тихий понимающий звук.

— Ясно. Значит, ты последняя в роду. Магазин все еще работает?

— Да. Буду хранить до последнего.

И затем до меня дошло. Из-за Лиама у меня появилась надежда продолжать заниматься магазином, жить «нормальной» жизнью, а ведь какое-то время назад я считала это невозможным.

Я посмотрела на него и увидела, что его глаза уже были прикованы ко мне.

— Лиам помог мне сегодня. Магазинчик откроется завтра, потому что он помог мне.

Лиам кивнул.

— Меньшее, что я мог сделать.

— Хорошо, — произнесла Элеонора. — Хорошо. Рада слышать, что он выполняет свой долг перед городом. Мы живем в хорошем городе.

Она похлопала меня по руке, которую все еще держала, и посмотрела прямо над моей головой. Мне показалось, что она вообще не видит.

— Ты можешь призывать вещи, — сказала она. — Двигать их.

Я моргнула. Никогда не думала об этом, как о «призыве» вещей, но да, примерно этим я и занималась.

— Да. Ты это увидела?

— Я слепа лишь в этом мире, дорогая. Не в другом.

Я испуганно посмотрела на Лиама.

— Во время Второй битвы Элеонору ударили шаруром — жезлом заклинаний. Она начала терять зрение в нашем мире и стала способной видеть магию.

— Ты Восприимчивая? — спросила я.

— Не совсем, — ответила она. — По крайней мере, не активирую магические мониторы. Мы верим, что Восприимчивыми рождаются, что их Восприимчивость часть их сути. Я родилась не такой, но получила новое зрение, так мне нравится это называть — новое зрение из-за того, что в меня ударили магией. И еще, возможно, из-за места, где меня ударили.

Она осторожно дотронулась до лба, к шраму, который пересекал его.

— Префронтальная кора головного мозга, — пояснил Лиам.

17
{"b":"269977","o":1}