ЛитМир - Электронная Библиотека

Агенты спешили из зданий и аллей к нам, подняв жезлы, готовые встретиться с твердой плотью.

Шторы опустились, Пара, которые побросали свои дела, чтобы посмотреть на нас, снова спрятались. Им была интересна стычка с людьми, но они не хотели влезать в расследования Сдерживающих.

Агенты подлетели, окружили Пара и выкрикивали приказы, пока те не оказались на земле лицом вниз, руки за головами.

— Соломон об этом узнает! — пробормотал первый Пара.

— Ага, — пробормотал Лиам. — От меня.

* * *

Несколько агентов Сдерживающих проводили людей Соломона в невидимую часть Острова Дьявола, которую мне и представить-то было страшно. Двое задали нам вопросы о драке, кто ее начал, из-за чего. Не удивительно, что Лиам не много рассказал им, и они быстро отослали нас прочь.

По дорого назад мы не увидели ни единого Пара. Может, для них было слишком поздно, или же они решили отсидеться в зданиях, подальше от людей Соломона и Сдерживающих.

Когда мы подошли к воротам, Лиам забрал свое оружие. Когда мы прошли ворота, я собиралась попрощаться, хотя в груди и нарастало какое-то чувство потери, но он пошел за мной.

— Ты не обязан провожать меня домой, — сказала я нерешительно. Давненько я ни с кем не дралась, а сегодня это произошло дважды за ночь. Я не нуждалась в защите, но это немного выбило меня из колеи. Я не возражала против компании.

Лиам не купился на браваду, или ему было все равно.

— Сегодня у тебя будет сопровождение.

Мы молча шли вниз по улице.

— У тебя будут проблемы с Соломоном?

— У меня постоянно с ним проблемы. Соломон — это одна бесконечная проблема.

— Почему Сдерживающие не разберутся с ним?

— Потому что он полезен. Он владеет информацией. А когда ты имеешь дело с врагами на своей территории, ты многое отдашь за хорошую информацию. Однажды, он сдаст не того человека. А пока, я разберусь с этим.

Я в этом ни капли не сомневалась. Лиам Куинн не был похож на человека, избегающего конфликтов.

— Наверное, не такой ты себе представляла эту Ночь войны, — сказал он.

— Не совсем такой. По крайней мере, до встречи с духами я провела время с друзьями, — я остановилась и посмотрела на него. — Я видела тебя в Квартале. Мы решили отдохнуть, а ты стоял на дорожке.

Он молчал, а я бы отдала кучу монеток Дистрикта за то, чтобы узнать, что творится у него в голове.

— Ты появилась из толпы, как дервиш[8], — наконец сказал он. — Повсюду мелькали твои рыжие волосы.

— Вот умеешь же ты подобрать слова. И я говорю это не в хорошем смысле, но это точно можно описать как «умеешь».

Он широко улыбнулся.

— Дервиш, — сказал он снова. — Думаю, это неплохое прозвище для тебя.

— Нет, — и, хотя я даже немного чересчур наслаждалась его мужественной улыбкой, но сменила тему, чтобы перестать об этом думать. — Итак, Блайт. Она твоя девушка?

— Больше нет, — он пробежал рукой по волосам, бицепсы играли от этого движения. — Но это долгая история, и я не хочу посвящать в нее Элеонору. Она переживает.

— А, — я предполагала, что Элеоноре не стоит волноваться ни о чем, что касается Лиама, но оставила это при себе.

И когда он опустил руку и мускулы заиграли снова, я и это тоже проигнорировала.

* * *

Ночь была такой странной, что я немного ожидала увидеть дверь магазина открытой, полки разграбленными. Не в первый раз. Через несколько месяцев после окончания войны был очень холодный декабрь. Погода не позволяла ничего сажать, и в Зону практически не было поставок. Однажды, кто-то вломился в магазин и украл оставшиеся сухпайки. Они разбили переднюю витрину, раскидали антиквариат, оставили беспорядок в отчаянной попытке найти еду. Дело было в Квартале, так что следующим утром появилось еще пол дюжины людей, чтобы забрать оставшиеся вещи. Это было незадолго до того, как конвой снова начал завозить провиант в Зону.

Сегодня магазин был целым, запертым и тихим. Три ветки и разбитая вывеска исчезли, не осталось и следа того, что я дралась с духами.

— Я сообщу тебе о Никс, — сказал Лиам. — Попытаюсь разыскать ее, как можно скорее.

— Хорошо.

Несколько секунд мы смотрели друг на друга. Внезапно мне показалось таким странным, что всего лишь несколько часов назад я не знала этого человека. Произошла атака духов, его вмешательство, допрос Сдерживающих, путешествие на Остров Дьявола и все, что происходило там. Из чужаков мы стали странными союзниками. И учитывая, как мы проделали это, все было не так уж ужасно.

— Спасибо за твою помощь. Может, в следующий раз, вместо того, чтобы вламываться, просто постучишь?

Уголок его губ приподнялся.

— Дверь была открыта.

— Ну, ну.

— Это так, — он скрестил руки на груди, его мускулы двигались в такт с его движениями.

Я кивнула. Наступило неловкое молчание. Я не знала, что сказать или сделать.

— Ну, — произнесла я, нарушая тишину, которую больше не могла выносить. — Спокойной ночи, Лиам Куинн.

Он смотрел на меня, хлопая своими длинными ресницами.

— Спокойной ночи, Клэр Конноли.

Последний взгляд, последний взмах ресницами, и с наступающим рассветом Нового Орлеана он развернулся и пошел по Роял, назад к тюрьме в конце улицы.

Это была важная ночь. И я знала, что она изменит все.

Я больше не буду избегать магии, притворяясь, что я такая же, как и все. Я пересекла линию. Я не была уверена, как далеко шагнула, но была уверена, что скоро это пойму.

Я думала о стальном взгляде Лиама, его твердой челюсти и широких плечах, расслабленной улыбке, которую он дарит только Элеоноре, и гадала, о чем он думал, пока шел в этот рассветный час. Гадала, была ли эта ночь важна и для него.

Я повернулась к двери, открыла замок и медленно толкнула. На всякий случай я немного постояла на темном пороге, прислушиваясь, нет ли агентов Сдерживающих, или духов, ищущих новой драки.

Но в магазине царила чудесная, прекрасная тишина.

Я заперла дверь, прихватила походную сумку и потащилась по лестнице на второй этаж, где засунула ее обратно в шкаф.

До третьего этажа я добралась, когда на полу уже появился квадрат солнечного света. Сегодня воскресенье, так что магазин будет закрыт до обеда. К сожалению, воскресенье еще и день конвоя, так что мне придется разобрать коробки до этого.

Наверное, я буду выглядеть, будто не спала ни секунды. Но Ночь войны означала то, что большинство людей, оставшихся в Новом Орлеане, тоже не выспятся, и мне не придется ничего объяснять.

На третьем этаже квартиры была студия со старыми дубовыми полами и кирпичными стенами, ванной посередине и окнами до потолка с обоих сторон. Передние окна с балконом выходила на улицу Роял, задние на дворик за зданием.

Мебель у меня была простой: кушетка со спинкой и деревянными подлокотниками, шкаф, комод, дубовый стол и стулья. Я поставила свечу в фонарь на окне рядом с моей кроватью. Рядом со старинным зеркалом высотой в десять футов на всю стену, лежал сильно изношенный старинный ковер.

В такие времена можно было сказать, что я жила в роскоши.

В квартире было душно. Ночь не сумела прогнать всю дневную жару, но я так устала, что мне было все равно. Я стянула одежду, залезла в ночную рубашку, упала лицом вниз на кровать.

И сразу же уснула.

Глава 8

Разбудили меня слишком рано хлопающими звуками. Уборщики Ночи войны выметали бумажные цветы и стаканчики из-под Напитка с улиц в десять утра.

К счастью, это было на два часа позже обычного. Но они пели и не очень хорошо, звук прорывался сквозь старые окна.

Даже в лучшие времена я не была жаворонком, а сегодня я была измучена, как никогда.

— Черт, — пробормотала я и натянула одеяло на голову. Я только начала засыпать, как на лестнице раздалось эхо голоса Гуннара.

вернуться

8

человек, обладающий неукротимой энергией

20
{"b":"269977","o":1}