ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ох, хотела бы я сказать да, но у меня нет льда, и этот милый мальчик, торгующий льдом… как там его зовут?

В магазине вниз по улице, бывшем книжном, сгоревшем во время войны, продавали лёд. Когда конвой завозил в мой магазин товары, для него обычно наступали хорошие времена. Люди не хотели доверять редкие деликатесы изменчивому электричеству.

— Кларк. И он уже давно не мальчик. Думаю, ему семьдесят восемь.

Она махнула рукой.

— Мне девяносто восемь, дорогая. И я ни капли не постарела с семидесяти двух.

— Ни капли, — согласился Гэвин, подмигнув ей.

Она подмигнула в ответ.

— Его не будет до завтра. Ну да ничего. Я не против жары. Но не думаю, что масло это переживет.

— Ну, я оставлю кусочек, и если вы решите забрать его после встречи с Кларком, дайте мне знать.

Она кивнула.

— Так и сделаю, — она открыла кошелек, протянула мне несколько свернутых долларов.

Я отдала ей сдачу и положила чек в пакет.

— Спасибо, Миссис Проктор. Приятно иметь с вами дело.

Она улыбнулась мне.

с вами Ты же знаешь, я обожаю твой магазин, дорогая. Я чувствуя себя моложе, гуляя по нему и рассматривая твои… красивые вещи, с вами ее взгляд задержался на Гэвине и он широко улыбнулся.

— В магазине красивый не только товар, — сказал он.

Но Лиам не мог позволить младшему брату обойти его.

— Мэм, вам помочь с сумками?

Миссис Проктор медленно посмотрела на Лиама, который возвышался над ней на добрые два фута, и медленно улыбнулась.

— Как бы мне не хотелось сказать да, молодой человек, но боюсь, вам с ними не управиться, — она похлопала его по руке. — День, когда я не смогу нести свои сумки, станет днем, когда меня положат в землю.

— Да, мэм, — проговорил Лиам, в его глазах мелькнуло уважение.

Миссис Проктор кивнула, взяла пакет и пошаркала к двери.

— Мне она нравится, — сказал Лиам. — У нее есть дух.

— Она невероятная. Думаю, она немного одинокая. Иногда я навещаю ее, приношу пару книг, — я указала на книжный шкаф у противоположной стены, где была моя библиотека, включая две полки, забитые карманными романами, которые я давала почитать. Во времена кризиса людям нужны хорошие любовные истории.

— Когда собираешься познакомить ее с Никс? — спросил Гэвин, когда Миссис Проктор благополучно вышла за дверь.

Лиам сжал губы.

— Вечером.

Гэвин отошел от прилавка, на который опирался.

— Я снова поговорю с ней.

— Поговоришь, — сказал Лиам. — Но вначале повидай Элеонору.

Он посмотрел на меня.

— Увидимся в шесть.

— Спасибо, что зашли, — пробормотала я, когда за ними закрылась дверь.

Глава 9

Слухи распространились быстро (благодаря Миссис Проктор), и масло раскупили за несколько часов. Я выменяла два бруска масла на мыло из козьего молока с лавандой, которое было гораздо приятнее химической штуки, которую привозил конвой. На всякий случай и для особых обстоятельств у меня был один кусок мыла. Еще я хранила его для того, чтобы обменять на мёд, если смогу найти его. Я слышала, что у одной женщины в Метейри все еще есть пчелы, а мед можно было применять тысячей способов. Может, я смогу убедить Гуннара отвезти меня туда.

Когда в магазине стало спокойнее, я снова попыталась поработать над совой. Но мои мысли уплывали прочь, а я не могла позволить этого днем, когда магазин открыт, и приходили и уходили агенты Сдерживающих. Я точно не могла больше рисковать с мониторами.

Без десяти шесть солнце наконец спряталось за тяжелые облака, которые означали приближение дождя. Хорошо. Квартал может пропариться на жаре, вместо того, чтобы просто запекаться.

Зазвенел колокольчик, открылась дверь. Лиам Куинн второй раз за день пересек мой порог. Его губа все еще была опухшей, но выглядела немного лучше.

Он принес коричневый бумажный пакет и привел миниатюрную женщину.

Она была невысокой, едва ли пяти футов роста и очень хрупкой. У нее были длинные волнистые светлые волосы, круглые зеленые глаза под бровями, темнее волос и немного вздернутый носик. На ней было длинное платье без рукавов из просвечивающейся ткани цвета мяты, с лентой более темного вокруг талии.

— Никс, это Клэр. Клэр, Никс.

— Привет, — поздоровалась она, осматривая меня.

— Привет, — ответила я, делая то же самое. Эта женщина стояла между мной и монстроландией. Я хотела быть уверенной в ней.

Лиам протянул бумажный пакет.

— Это тебе.

— Мне?

— Хлеб. Я принес его для тебя.

Не уверена, можно ли было удивить меня еще больше. Я не могла представить холостого охотника за головами в роли пекаря.

— Ты печешь?

Он широко улыбнулся.

— Похоже, что у меня хватит на это терпения? Элеонора испекла его. Она училась этому во Франции.

Я открыла пакет и заглянула в него. Внутри был хрустящий круглый хлеб, как тот, что иногда мой папа покупал в пекарне на улице Урсулинок. Он пах мукой и дрожжами. Если будут дарить подарки, то, наверное, курсы Восприимчивых, не так уж плохи.

Я посмотрела вверх на него.

— Выглядит чудесно. Серьезно, спасибо тебе и Элеоноре. Мне очень приятно, — Скорее всего, Элеонора получит Последний чудесный кусок масла.

— Где будем работать? — спросила Никс.

— Почему бы нам не обсудить это наверху? — предложил Лиам. — Меньше любопытных глаз, наблюдающих за внеурочной встречей с охотником за головами.

— Сдерживающие считают, что я твоя ученица.

— В том то и дело.

Я подняла пакет.

— Дай мне отнести это на кухню.

Я оставила хлеб на столешнице, закрыла за собой шторы и повела их на второй этаж.

Здесь было меньше места, чем на третьем этаже, но я не была готова приглашать их в свое жилище. Кроме того, людей всегда поражает вид товара.

Мы поднялись на второй этаж, я открыла дверь, приглашая их жестом войти.

— Это склад.

Лиам с жадностью в глазах рассматривал мебель и старинные вещи, но скрывал это мужественно приподнятой бровью и сжатыми губами. Никс не трудилась скрывать эмоции. Она вошла и начала ходить от вещи к вещи, проводя по ним маленькими тонкими пальчиками.

— Гэвина не будет? — спросила я тихо, пока Никс открывала ящики высокого комода и рассматривала содержимое, затем снова закрывала их.

— У него назначена встреча.

Никс рылась в коробке от обуви с открытками.

— Чем он занимается? — спросила я.

— Чаще всего всем, что ему угодно.

Это все, что сказал Лиам, но его тон выдавал, что он не в восторге от этого. Хотя от чего «этого» он мне не сказал. Если мне нужен будет человек, чтобы сохранить мой секрет, то я точно выберу Лиама Куинна. Я могу целую книгу написать о том, чего о нем не знаю.

— А поточнее? — спросила я.

— Он ищейка. В основном путешествует по Зоне, ищет вещи и людей, которые не хотят, чтобы их нашли.

— Для КБЦ?

— Иногда, но не всегда. У него хорошие навыки, но он… неуравновешенный.

— Ага. Это я поняла из вашего разговора. Между ними с Элеонорой вражда?

Лиам покачал головой, глазами следя за Никс, которая ходила по комнате.

— Нет, небольшая война на почве чувства вины. Кажется, Элеоноре больно из-за него. Он перестал навещать ее, потому что так он решает проблемы. Tête dure[10].

— Что это значит?

Лиам хохотнул, глядя вниз на меня.

— Значит, что он такой же твердолобый, как и ты.

— Но все же, я тебя заинтриговала.

— Можно и так это описать.

— И снова ты льстишь.

Никс вернулась к нам прежде, чем Лиам успел ответить.

— Мне нравиться твой товар.

— Спасибо. Мне тоже.

— Ты можешь передвигать предметы?

Я кивнула.

— Да.

— Как давно проявилась твоя магия?

— Восемь месяцев назад.

— Внезапно или постепенно?

— Хм, внезапно. Я остановила вещь, которая падала на меня.

— И с тех пор? — она задавала вопросы быстро, деловым тоном. Через мгновение я поняла, что меня допрашивают. Наверное, не мне одной нужно было быть уверенной в нашем партнерстве. Она тоже ставила себя в очень опасное положение.

вернуться

10

упрямец (фр.)

24
{"b":"269977","o":1}