ЛитМир - Электронная Библиотека

Я кивнула. Попыталась сосредоточиться. Подумала о коробочке, о том, как бы мне хотелось, чтобы она стала больше. Настолько большой, чтобы поместить все здание, чтобы я могла вместить в нее кучу магии…

И вот тогда я поняла, что делала не так. Если у магии нет массы, то размер коробочки ничего не значил. Не значил.

Я снова собрала магию, потянула крутящиеся фрагменты, которые все еще покрывали мое тело. Я представила, что коробочка это красная точка в середине мишени и швырнула. Снова стало холодно, когда магия закрутилась, начала сопротивляться, пытаясь выскользнуть из моих пальцев, как скользкая рыба. Но я игнорировала это, сосредоточившись на том, что хотела сделать.

Медленно, осторожно я двигала ее к коробочке, которая могла быть большой, как комната. И тогда я отпустила магию.

Никс протянула руку и захлопнула крышку.

Снова закружилась голова. Я закрыла глаза и посчитала до десяти в обратном порядке, как делала, когда в детстве путешествовала в машине и была готова заблевать все заднее сиденье.

— Ты в порядке? — голос Лиама звучал в отдалении.

— С ней все будет хорошо, — сказала Никс. — Она скинула с себя магию. Это ее дезориентировало. Это ощущение пройдет.

Может и пройдет, но меня не радовало, что оно вообще было, и, что придется делать такое всю мою жизнь.

— Я привыкну?

— Возможно.

Не таких новостей я ожидала.

Я снова открыла глаза и моргнула.

— Я хотя бы правильно сделала?

— Если бы сделала неправильно, то так бы себя не чувствовала. Но если хочешь, посмотри на себя.

Я зарычала, жалея, что не знаю каджунских ругательств, и снова закрыла глаза. В этот раз, вместо того, чтобы представлять магию на себе светом, я проигнорировала все, кроме восьми углов коробочки и ее светящегося содержимого.

Свет был слабым, как далекая звезда, но если достаточно расслабиться, то можно увидеть пульсацию магии и энергии. Меня наполнило чувство удовлетворения. Я сделала это.

И я буду спать, как младенец.

Глава 10

Через тридцать минут, три попытки и еще одной удавшейся попытки запереть магию, внизу зазвенел колокольчик, сопровождаемый звуком шаркающих шагов.

— Клэр? Ты наверху?

Черт. Я посмотрела на часы дедушки, стоявшие в углу. Семь тридцать, и Гуннар как всегда пунктуален. Я чувствовала легкое головокружение и сильный голод.

— Спущусь через минуту, — крикнула я, затем посмотрела на Лиама и Никс, ожидая, когда их изображения перестанут расплываться. — Они пришли на ужин. Наверное, ты захочешь нацепить назад… как ты там ее называешь? Человеческую тень?

Никс вздохнула, махнула пальцем и ее костюм закружился и обернулся вокруг тела, как кора.

— Кто это? — спросил Лиам.

— Таджи Дюпре, Гуннар Ландро, Уилл Бёрк. Гуннар — советник Коменданта. Таджи — выпускница университета. Уилл работает на Материальную часть.

Лиам присвистнул.

— Слишком много Сдерживающих в одном месте.

— Ага, так что осторожнее, — сказала я, глядя на обоих. — Я не хочу, чтобы у вас были проблемы.

— Имеешь в виду, еще больше проблем, — сказал он, когда мы шли к лестнице. — Восприимчивая, дриада и охотник за головами заходят в бар[12], — пробормотал он.

Гуннар все еще в своей темной форме стоял рядом с Бёрком и Таджи в главной зале магазина. У Бёрка в руках была большая эмалированная кастрюля, он тоже был в форме. Таджи сегодня остановилась на обтягивающих джинсах, футболке и ботинках. А ее поза и движения говорили, что она не очень-то рада присутствию Бёрка. Не пара, подумала я. Нам надо поговорить.

— Время ужинать! — сказал Гуннар. — А у тебя…

Он заметил, как за мной появились Лиам и Никс.

— Компания.

— Ага, — ответила я радостно. — Компания. Это Лиам и его подруга Никс. Они, хм…

Черт, а эту часть я не продумала.

— Я, охотник за головами, — сказал Лиам.

Кажется, он не видел смысла смягчать это. Все приподняли брови с интересом.

— На духов? — спросил Гуннар, и Лиам кивнул.

Они посмотрели на Никс, будто ожидали, что та скажет что-то еще более интересное.

— Я ничем таким волнительным не занимаюсь, — сказала она. — Я садовница.

Я не была уверена, что это правда. Но если так и было, то вполне обосновано для духа лесов.

— Круто, — произнес Гуннар. — Рад слышать, что все еще есть плодородная земля. Вам нужно остаться на ужин. Бёрк принес кучу еды.

Он посмотрел на меня в ожидании поддержки, и я почувствовала себя плохо, потому что не пригласила их раньше.

— Конечно, — сказала я, оглядываясь на Лиама и Никс. — Мы будем рады вам. Лиам принес хлеб, — добавила я. — Домашний.

Не удивительно, что Никс отказалась, лучше держать ее подальше от двух агентов КБЦ, и Лиам проводил ее до двери. Когда он вернулся к столу, то остановился за мной.

— Пожалуйста, будь осторожен, — прошептала я.

Он наклонился вперед и тихо прошептал:

— Не только у меня определенные навыки. Держи себя в руках, Клэр.

Конечно же он говорил о магии, но в его рокочущем голосе было что-то, от чего у меня по спине побежали мурашки.

Я взяла Таджи за руку.

— Таджи, не поможешь мне на кухне? И, Гуннар, накрой пожалуйста на стол.

Я указала на кипарисовый стол с левой стороны магазина. Он был невероятно красивым, по краям была необработанная кора. Жаль, что он не продавался, но в эти дни мало кому был нужен стол длиной в пятнадцать футов, и мало кто мог позволить себе его. Я воспользовалась этим преимуществом и использовала магазин в качестве столовой, когда приходили Таджи и Гуннар.

Гуннар широко улыбнулся.

— Она сказала «накрыть», но подразумевала убрать ценники и найти стулья.

— Чем меньше мебели я буду использовать, тем больше смогу продать, — напомнила я ему.

— Как будто это тебя раньше останавливало.

Я оставила их с их сарказмом и утащила Таджи на кухню, закрыв за нами штору.

— Детали, — прошептала я и вытащила поднос, чтобы отнести необходимые вещи на стол. — Гуннар сказал, у тебя нет чувств к…

Шторы были тонкими, и я указала на комнату, где стоял Бёрк.

— Он милый парень, — сказала она. Она распустила свои кудрявые волосы, и они подпрыгивали, когда она двигала головой. — Но мне кажется, между нами нет химии. Не думаю, что у нас много общего. Он нечто вроде футболиста, а я буквоед.

Я кивнула и достала из ящика нож для хлеба и ложки.

— Это самое занудное из всего, что ты когда-либо говорила.

— Грамматика не занудная, — сказала она с широкой улыбкой. — Она важна. И я останусь при своем мнении. — Она пожала плечами. — Он не останется здесь навечно, так что нет смысла начинать что-либо.

— Но и ты тут не останешься, — подчеркнула я. Когда она закончит обучение, вряд ли найдет здесь работу. В Зоне было немного работы для профессоров. — С такими стандартами ты не сможешь ни с кем встречаться.

— И меня это устраивает, Клэр. Я всегда была интровертом[13] и не боюсь быть одна. Кроме того, сейчас я сосредоточена на работе. У меня нет времени на свидания.

Это были вполне обоснованные причины. Она могла быть счастливой с людьми или без. И если одной ей проще отследить «Этимологические корни слов Паранормальных в поствоенной французской Луизиане», вроде бы заголовок такой, то ей же лучше. Но я все же волновалась, что она просто находит отговорки. Из-за своего детства ей казалось, что для нее нигде не было места, и она ненавидела это чувство. И мне неприятно было думать, что она из-за этого избегает потенциальные романтические отношения.

— Дело твое, Тадж. Это твоя жизнь, и если тебе так лучше… Но я все равно немножко расстроена. Он кажется милым. И он принес ужин.

— Так почему бы тебе не встречаться с ним?

Я улыбнулась.

— Потому что он глаз с тебя не сводит.

Она похлопала меня по руке.

вернуться

12

так часто начинаются американские анекдоты.

вернуться

13

человек, психический склад которого характеризуется сосредоточенностью на своем внутреннем мире, замкнутостью, созерцательностью, тот, кто не склонен к общению и с трудом устанавливает контакты с окружающим миром

27
{"b":"269977","o":1}