ЛитМир - Электронная Библиотека

В октябре было время собирать листья и корни в нашем маленьком Луизианском саду: листовую капусту, шпинат, морковь, свёклу. Я поставила корзину и надела фартук. Я выдернула несколько пробравшихся в мою кадку сорняков, вылила несколько ковшей воды на растения, которые выглядели сухими, и убрала отмершие листья.

Когда мой маленький участок принял ухоженный вид, я занялась самым приятным. Обрезала листья шпината и капусты и сложила их в корзину. Три морковки, включая одну белую, которая выглядела, как страшный палец и четыре маленькие свёклы. Лично я считала свёклу отвратительной, на вкус напоминающей грязь. Но у нее было много поклонников в Квартале.

Я стряхнула грязь со свёклы и аккуратно, чтобы не запачкать ткань, положила ее в корзинку. Свёкла легко оставляла трудновыводимые пятна.

Я думала о супер-пупер методах использования этой распрекрасной свёклы и вытирала слезы грязной перчаткой, наверное, размазывая при этом грязь по лицу.

Я думала, что нашла того, кто может быть частью того, через что мне приходиться пройти. Я чувствовала себя обиженной и жестоко преданной.

Что-то из всего этого было настоящим? То, что он пришел ко мне в магазин в Ночь войны? То, что отвел меня на Остров Дьявола, чтобы «помочь» мне? Или это был какой-то план? Лиам Куинн, охотник за головами, просто продолжал поиск предателей в семье Конноли?

Я чувствовала себя очень глупой. И тот факт, что прошлой ночью мы почти поцеловались, лишь усиливал боль.

Я сняла перчатки, отшвырнула их, затем подошла к краю крыши и стала смотреть на город. Крышы, покрытые шифером, черные балконы, пустые места, на которых когда-то стояли здания и камни создавали впечатление пианино с недостающими клавишами. А в отдалении светился Остров Дьявола, тюрьма, которую я старалась избежать.

Но почему-то все получалось иначе.

Я поставила локти на парапет и смотрела на течение реки. На минутку я позволила себя пофантазировать. Я подумывала схватить свою походную сумку и в этот раз сбежать по-настоящему. Начать жизнь без Квартала, Сдерживающих, Куинна. Я бы взяла себе новое имя, может даже обрезала бы и покрасила волосы. У меня были дополнительные пули для пистолета. Я могла бы охотиться, разбить лагерь. А может, нашла бы для компании кого-то из друзей Никс, «хороших» Пара из Консульства, и мы бы вместе прятались от Сдерживающих.

Я вздохнула, вытерла щеки. Все всегда сводилось к Сдерживающим. Пока ты в Зоне, там будут и Сдерживающие.

Я встала, стряхнула с себя жалость к себе. В ней нет ничего хорошего, более того, она бесполезна. Бежать, когда я думала, что у меня нет иного выхода, это одно. Но сейчас выбор у меня был.

А еще у меня было несколько вопросов к Мистеру Куинну.

* * *

Он пришел в шесть часов, с улыбкой на лице, и еще больше отросшей щетиной. На нем было несколько подобранных друг под друга футболок, джинсы и ботинки. Футболки были достаточно обтягивающими, и поэтому топорщили в том месте, где был его пистолет. Если бы я не была так зла на него, то сказала бы, что одежду он подобрал со вкусом.

Лиам оглядел мой топ, юбку, колготки и ботинки, которые я надела из-за того, что немного похолодало, и одарил меня дружеской улыбкой.

— Мило выглядишь. Не против, если мы немного подпортим твой наряд?

Эту улыбку было не сравнить с напряжением между нами или моей злостью. Игнорируя вопрос, я прошла к двери и заперла ее. Мне не хотелось, чтобы нас побеспокоили.

Когда я развернулась, его улыбка испарилась.

— Что такое?

— Мне нужно правда. Обо всем.

Лиам положил руки на бедра и нахмурился.

— Правду о чем? Ты вообще о чем говоришь? — он неуверенно замолчал. — Насчет прошлой ночи?

К щекам прилила кровь.

— Нет, не насчет прошлой ночи. Ко мне сегодня приходил агент Сдерживающих. И он хотел поговорить о тебе.

Лиам замер, сузив глаза, глядя на меня, как хищник, выслеживающий добычу. А может и наоборот.

— Какой агент?

— Джэк Бруссард.

На его лице не появилось ни капли удивления.

— Ясно.

— Ну, ты мне расскажешь?

Лиам смотрел на меня, тишина становилась все тяжелее.

— Ты проводил расследование по делу моего отца?

Если это и удивило его, то он этого не показал. Но опять же, с чего ему это показывать. И он не ответил, что только подогрело мою злость.

— Это все хитрость? То, что ты пришел ко мне в магазин в ту ночь? Помог мне попасть на Остров Дьявола? Ты пытаешься добыть информацию о Восприимчивых? Это какая-то направленная операция? — моя голова кружилась, я пыталась понять, что за паутину он плетет, все ее сложные детали.

— Нет, — ответил Лиам, достаточно сильно подчеркнув это слово, чтобы я посмотрела ему в глаза. Его глаза сверкали, как горячие сапфиры. — Черт, нет. Ничего подобного нет и не было.

Он провел рукой по губам, по челюсти.

— Сядь, Клэр.

— Рассказывай.

Когда я уставилась на него, он закрыл глаза, будто молился, чтобы ему указали путь. И он не один такой.

Лиам отодвинул два стула от стола.

— Пожалуйста, сядь, Клэр.

Я села, Лиам нет. Он прошел на кухню, и я услышала, как открываются и закрываются ящики. У меня закружилась голова и затряслись руки. Когда он вернулся с бутылкой холодной воды, я отвинтила крышку и выпила ее залпом.

Он сел на другой стул, повернул его к моему, пробежался руками по волосам. Затем наклонился вперед, поставив локти на колени, и посмотрел на меня.

Тогда-то он и рассказал мне свою историю.

Глава 13

— Мне двадцать семь, — сказал Лиам. — Когда началась война, мне было двадцать. Первокурсник в университете Ксавьера. Собирался стать юристом, в основном потому, что этого хотела Элеонора.

— Когда уничтожили дом, мы потеряли все важное для нас. У нас все еще были деньги, но какая от них польза в Зоне? Их негде тратить, мы пропустили массовую эвакуацию две недели назад, и границы начали закрывать, чтобы сдержать войну. Так что мы не уехали, и мне надо было охранять свою семью. Я пошел в Кабильдо, тогда армия располагалась там, и меня наняли контрактником.

— И чем ты занимался?

— У нас был участок земли, мне нравилось разбивать там лагерь, охотиться, я неплохо стрелял, был хорошим следопытом, не таким хорошим, как Гевин, но тоже неплохим, и я знал южную Луизиану. Так что я делал почти все, что они хотели, чтобы оплатить счета. Я сопровождал конвой, работал скаутом, охотился, когда это не выходило у конвоя. Так я встретил садовника, Восприимчивого, о котором я тебе рассказывал.

Я кивнула.

— Примерно через шесть месяцев войны, вроде это был апрель, Сдерживающие начали проявлять беспокойство. Мы проиграли битвы при Шривпорте и Виксбурге.

Я кивнула, вспоминая. У нас в магазине был коротволновый приёмник, когда станции еще работали в Зоне, и мы слушали сводки. Репортер плакал, называя число раненых. По Кварталу ходили группы с транспарантами, пропагандирующие апокалипсис, обещая приближающийся конец света. Я была ребенком, очень напугана. Но в итоге волну остановили и закрыли Завесу.

— Сдерживающие знали, что в Новом Орлеане я достаточно известен. Со связями.

— Это из-за твоей семьи? Потому что ты Арсено?

Он кивнул, сложил руки вместе и уставился на пол.

— В Новом Орлеане всегда любили магию, черт, да половина туризма в Квартале была основана на привидениях, вампирах, вуду. Сдерживающие хотели знать, сочувствовал ли Пара кто-то из жителей. Подрывают ли они каким-либо образом нашу оборону или помогают Пара?

Он облизал губы и посмотрел на меня.

— Помнишь семью Хэнлон?

Я нахмурилась.

— Те, что создали культ? — они решили, что наступает конец света и хотели стоять в первых рядах. Они принесли двух солдат в жертву и начали снабжать Пара едой и прочими припасами.

— Ага. Я расследовал их дело… и сдал их, — он завозился на стуле. Не сумев устроиться поудобнее, он встал, подошел к окну в передней части магазина и стал смотреть на город.

35
{"b":"269977","o":1}