ЛитМир - Электронная Библиотека

Он вытащил стул и сел.

— Комендант не знает ни о чьей магии. Никс, пусть и была к несчастью замешана в этом, но оставила нам неплохую козу отпущения. Он думает, что Ратледж так увлекся ей, что решил открыть Завесу, чтобы та снова вернулась домой.

— Это правда, — сказал Лиам. — Пусть и не вся.

Гуннар кивнул.

— И раз уж Ратледж мертв, то не может опровергнуть историю. Но нужно приглядывать за оставшимися оперативниками КомТак. Им нет смысла доносить на тебя, даже если бы они знали, кто ты такая. Все непонятно, их миссией была лишь Завеса.

— А что с рейдом на магазин Клэр?

— Бруссард утверждает, что получил анонимную наводку. Такое можно ожидать от Никс.

Наверное, это была Никс. Скорее всего. А еще это мог быть Ратледж или кто-то, кто не является моим фанатом. Это надо выяснить позже.

Я подалась вперед.

— А что с Фаедрой и Томом? Их роль весьма очевидна, ведь Завеса была закрыта.

— На всякий случай они снова скрылись, — ответил Гуннар. — Придумали, как общаться с Таджи, места, где можно встречасться, как оставлять друг другу сообщения.

Не идеальное решение, но поможет им выжить.

— Комендант хочет сверить записи камер с последними нападениями духов и проверить их в списке потенциальных Восприимчивых, особенно тех, на которых был сосредоточен Ратледж. Попробую организовать медицинский уход всем, кто в нем нуждается. Мы не знаем, существует ли лечение для духов, но Комендант по-новому посмотрел на Восприимчивых, так что появилась отличная возможность для поиска, — он посмотрел на меня. — Я пока все еще рекомендую тебе придерживаться «не говори, не спрашивай».

— Не буду трепаться, — уверила я его. — А с тобой что?

Он улыбнулся.

— Я вернулся к обязанностям и выхожу из магической игры. Как вы понимаете, моя задача не дать Коменданту сбиться с курса.

— Так Комендант говорит? — спросила я с улыбкой.

Гуннар широко улыбнулся и закинул скрещенные ноги на стол.

— Верно. И это, дамы и джентльмены, куча работы каждый день.

* * *

Сейчас нам нечем заняться. По крайней мере на эту ночь Завеса была закрыта. А завтра будет завтра. Поговорим с остальной группой, продумаем план.

Но это завтра. На этот вечер у меня иные планы. Когда открылась дверь и вошла Таджи, я всех прогнала.

— Так, — произнесла я. — Она пришла. Все вон.

Я знала, что она придет, и уже предупредила, что нам надо остаться наедине, нужно поговорить. Она попросила о встрече, и я на девяносто процентов знала, что произойдет.

Таджи прошла через ад, вокруг нее стены были выше, чем вокруг Острова Дьявола. Она собиралась поговорить о магии, что не может иметь с ней дело, и соответственно со мной тоже.

— Привет, Таджи, — сказал Гуннар, вставая с Лиамом из-за стола. — Мы как раз собрались уходить. Пора домой, открыть бутылочка пива.

Я обожаю Гуннара, но актер из него плохой, звучал он как-то неубедительно.

— Хорошо, — проговорила Таджи. — Спасибо, что сообщили.

Они вышли, оставили нас наедине.

— Привет, — сказала я, вставая, чтобы обнять ее. — Как мама?

— Учитывая все, неплохо.

— Хочешь присесть?

— Ага, — ответила она, отодвигая стул.

Мы немного помолчали. Мне не хватало тиканья моих часов с кукушкой. Можно было бы на чем-нибудь сосредоточится.

Пора покончить с этой ситуацией, облегчить ее для нас обеих.

— Мы больше не подруги?

Она наполовину засмеялась, наполовину зарыдала, по щекам потекли слезы.

— Я не знаю. Приготовила речь, ты можешь догадаться какую: о том, что мне надо передохнуть. И о том, что я не знаю, справлюсь ли со всем этим, смогу ли жить с магией.

Я молча кивнула, давая ей время высказаться.

Она стерла слезы.

— Детство было тяжелым, Клэр. Тяжело было быть окруженной магией, ожидание того же от меня. Слишком тяжело, и я долго от этого отходила. Надеялась, что Новый Орлеан освободит меня, но нет. Весь это бардак по-прежнему со мной, — она посмотрела на меня. — Душит.

Наверное, это странно, что у меня совсем другой жизненный опыт? Отец, который скрывал от меня магию?

Я хотела сказать, чтобы она не переживала, ничего страшного, все будет хорошо. Но не знала, правда ли это, не честно было принижать ее чувства.

Она вздохнула.

— Бёрк рассказал мне о себе.

Слава Богу, я за честность в отношениях.

— Просто, не такую жизнь я себе представляла. Не эту чертову драму и эту чертову магию, — она посмотрела на меня. — Ангелы, Клэр, на моем заднем дворе ангелы. На моих болотах. Но проблема в том, что я не знаю, что буду делать без тебя.

Я смахнула неожиданно набежавшие слезы.

— И я не знаю, что буду без тебя делать. Мне нужен кто-то умный и рассудительный, чтобы разобраться со всей этой неразберихой.

— Кругом одна неразбериха, да?

— Так и есть. И я говорю это не только потому, что хочу быть в курсе твоих любовных отношений.

— И раз уж так, поговорим о Лиаме.

Я не хотела, но задолжала ей разговор.

* * *

Когда магазин снова опустел, стояла тихая ночь, и я поняла, что сон придет ко мне не скоро, в голове стоял Большой вопрос, поэтому я спустилась вниз.

Включив свет, я улыбнулась знакомому жужжанию электричества. Так по-человечески, сегодня это успокаивало. Я села у прилавка и достала сову, которая, глядя своими искусственными глазами, ожидала починки.

Я достала серебряные инструменты и вернулась к работе.

Веди себя тихо, усердно работай.

Потому что, когда вокруг тебя меняется мир, это лучшее, что можно сделать.

Конец первой книги

63
{"b":"269977","o":1}