ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пусть и так, но дверь не была заперта, — у него был сильный, глубокий голос с легким акцентом. Я решила, что он каджун.

Он сделал шаг вперед, под луч света, и я уставилась на него. Это был мужчина с улицы Бурбон, голубоглазый парень, смотревший на меня, перед тем как исчезнуть в толпе.

Эффект от этих темных волос и ярких глаз был еще сильнее вблизи. Не только потому, что он был красив, но и потому, что теперь он казался угрозой. Я откинула странное притяжение и страх. Ни то, ни другое мне не поможет.

Его взгляд опустился на чемодан.

— Собралась в путешествие?

«Сосредоточься», — потребовала я, мой мозг заработал после того, как тело получило калории. Приняв, как можно более обыденный вид, я подняла сумку и поставила на прилавок.

— Передвигаю кое-какие вещи, — я скрестила руки на груди, и приняла самый грубый вид, на который была способна. — Ну, раз уж это не твое дело, и мы закрыты, то почему бы тебе не убраться к чертям из моего магазина, прежде чем я позвоню Сдерживающим?

— Ты Восприимчивая, так что серьезно сомневаюсь, что ты так поступишь.

Я замерла, надеясь, что он не заметил, как я дернулась.

— Не понимаю, о чем ты.

Я не думала, что он был Сдерживающим. Любой, желающий арестовать меня, не стал бы утруждаться хитрыми вопросами.

Он мог быть охотником за головами, наемником, который охотился на беглых Восприимчивых, духов и Пара, решивший, что я его следующая цель. В Зоне было много охотников за головами, люди, которые занимались этим, потому что хотели жить в новой версии Дикого Запада.

Или он может быть обычным чокнутым гавнюком.

Я даже не знала, какой из вариантов лучше.

— Я видел, как ты исчезла на аллее, а потом я увидел вывеску, — он посмотрел на сумку. — Думаю, твоим планом было сбежать.

Теперь не было смысла врать. Он точно что-то видел.

— Это я и пыталась сделать. Пока кто-то не преградил мне путь.

— Тебе лучше порадоваться. Тебе не сбежать от Сдерживающих.

— Ты один из них?

— Сдерживающих? — он произнес это слово с такой насмешкой, что я почувствовала себя немного лучше. — Нет.

Вспыхнул гнев.

— Ну, тогда мои дела тебя не касаются. Хочешь заложить меня, давай. Или же убирайся из моего магазина и с моего пути.

Его губы дернулись. Я не знала от чего: от гнева, разочарования или удивления. Не в первый раз я вызывала такие чувства.

— Милочка, да ты любишь поумничать.

Точно каджун.

— Так мне уже говорили.

По спине потек холодный пот, мой взгляд метался между главным входом, снаружи ходили люди, и черным. Он был больше меня, но у меня была магия, и, наверное, прошло достаточно времени, чтобы я могла ей воспользоваться, не навредив себе.

Похоже, он разгадал мой план.

— Даже не думай, — сказал он, задирая рубашку, чтобы показать мускулистый пресс и пистолет за поясом. Он был той же модели, что и у Сдерживающих, и я надеялась, что не совершила огромную ошибку.

— Я не хочу воспользоваться им, — сказал он, — Но, если ты применишь магию против меня, я это сделаю.

Он перевел взгляд за меня на окна магазина, мерцающие огоньки, которые сигнализировали о прибытии Сдерживающих.

— Черт, — произнесла я, паника нарастала, но я отпихнула ее. Я уже попадала в опасные ситуации, и, наверное, попаду снова. Как мне не приятно было признавать, что мой отец был прав, и лучше не вмешиваться, но обстоятельства решали иначе. — Это твоя вина. Я ухожу.

Мужчина встал напротив меня, его тело перекрывало мне дорогу.

— Слишком поздно. Они снаружи и видели, что мы здесь. Это единственный магазин в этой части Квартала, и мы, наверное, единственные трезвые в радиусе трех. Они захотят поговорит с тобой, узнать, не видела ли ты что-нибудь.

— Они сняли меня на камеру, — сказала она, умоляя его понять. — Если я не уйду, я пропала.

«Я пленник Острова, и буду там носить корону дьявола до конца своих дней». Так было в песне. И если я не буду осторожна, она станет автобиографической.

Он приподнял брови, на лице было беспокойство. Даже он знал, насколько плоха ситуация.

— Уверена?

— Я умею распознать активированную камеру Сдерживающих.

На мгновение он задумался и покачал головой.

— Агенты Сдерживающих приезжают в места, где засекли магию, включили сенсоры. Агентов, вероятнее всего, перенаправили с праздника, и они еще не видели запись. Если убежишь сейчас, они решат, что ты в чем-то виновата, и задержат тебя. А если они тебя задержат, то посмотрят запись.

Надежда вспыхнула, как удаленная звезда, затем пропала.

— Значит, мне надо достать видео.

«И как мне это сделать? Гуннар, — посетила меня неприятная мысль. — Мне придется попросить Гуннара сделать это, войти в видео систему Сдерживающих и удалить доказательства».

— Мы разберемся с видео, но сейчас тебе надо успокоится и делать то, что я говорю.

Я приподняла брови.

— Делать, как ты говоришь? Я тебя даже не знаю.

— И у тебя нет причин мне доверять, — признал он. — Но другой выбор еще хуже. КБЦ не любят Восприимчивых. Они не вписываются в их виденье аккуратного крошечного мирка. Они поместят тебя на Остров Дьявола, и , как ты наверное знаешь, для Восприимчивых на Острове Дьявола мало надежды. Они будут ждать, когда магия уничтожит тебя.

Это, казалось, его не радовало, как и меня. Но это меня не очень-то успокаивало.

— Может, они меня не поймают.

— Ты все равно станешь духом и будешь причинять людям вред.

Я открыла рот, чтобы возразить, но он покачал головой.

— У тебя не будет выбора, когда твое тело начнет ломаться, и тебя оставит разум. Ты будешь убивать, это факт, — его голос стал жестче. — И моей задачей будет охотиться за тобой. И мне придется охотиться за тобой. А я не хочу этого делать.

Он был охотником за головами. Наверное, он доставил кучу духов на Остров Дьявола. И это объясняло, откуда он знал то худшее, что может со мной произойти.

— Я Восприимчивая, — напомнила я. — Можешь забрать меня уже сейчас.

— Я не торгую Восприимчивыми, — сказал он. — Ты никому не угрожаешь, по крайней мере пока. Все дело в этом. Если ты хочешь воспользоваться шансом и не стать духом, жить за Марини, сохранить свой магазин, то ты послушаешься.

Я не обязана была доверять ему. Я все еще могла попытаться схватить свою сумку и выскользнуть через черный вход. Но снаружи мелькали огни, и двигалось множество тел. У меня не выйдет. И он был прав — сбежав, я буду выглядеть так, будто сделала нечто плохое, и они арестуют меня. Если они видели видео? Тот же результат.

Я сглотнула, оглядела магазин, как будто тот мог подсказать, будто из тени появится мой отец и даст мне совет, который в этот раз я не проигнорирую.

— Мне жаль, — сказал он.

Я кивнула, собрала всю храбрость, какую смогла, потому что собиралась довериться мужчине, которого видела всего два раза в жизни.

— Ладно, — сказала я, и наконец оглянулась на него, надеясь, что поступаю правильно. — Попробуем по-твоему. Хотя бы скажи мне свое имя?

Выражение его лица смягчилось.

— Я Лиам Куинн.

Я сглотнула, кивнула, ожидая, когда мой голос перестанет дрожать.

— Я Клэр Конноли. Это мой дом.

Лиам кивунл.

— Тогда, включай свет, Клэр Конноли, и давай с этим разберемся.

* * *

На празднике я вспотела, но это ничто по сравнению с холодным потом, который стекал по моей спине, когда в мой магазин вошли два агента в серых формах и ботинках, с оружием и дубинками, прикрепленными к ремням.

Я приглушила свет и встала за прилавок. Лиам прислонился к нему и разглядывал сегодняшний выпуск «Таймс-Пикаин». В эти дни от нее мало что осталось, это была скорее общественная брошюра, чем газета, несколько страниц из тонкой, самодельной бумаги, с текстом, напечатанном на плохом станке. Ее привозили в магазин примерно раз в неделю, реже, если в принтере заканчивались чернила.

9
{"b":"269977","o":1}