ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джесса заметила, что он дрожит от гнева. Кари обернулся:

— Не надо об этом говорить, если ты так расстраиваешься.

Брокл встал и, подойдя к очагу, принялся подбрасывать в него дрова. Наблюдая за ним, Кари сказал:

— Она держала меня в одной из комнат Ярлсхольда. Я не видел никого, кроме неё и старого карлика Греттира. Иногда мне кажется, что я помню лицо ещё какой-то женщины, но оно совсем неотчётливое. Много лет меня окружала лишь тьма и тишина; я видел только тени и солнечный свет, медленно скользящий по стене. Лёд и солнце и снова лёд, а в голове слышались чьи-то голоса и двигались какие-то картинки. Она приходила ко мне и что-то резко говорила, а иногда просто молча смотрела, как я ковыляю прочь, стараясь забиться в дальний угол. Потом пришёл Брокл. Я не помню, как мы путешествовали, не помню снег. Странно, правда? Просто вместо одной комнаты появилась другая, и ещё этот большой человек, который приходил, разговаривал, обнимал меня. — Он слегка улыбнулся. — Никто так не вёл себя со мной. Это было немножко странно, но мне нравилось. Он учил меня говорить, бегать и не бояться выходить из комнаты. Когда она приходила ко мне во сне и начинала мучить, он будил меня. Трасирсхолл не был для меня тюрьмой, Джесса. Он стал моей свободой.

Он замолчал и посмотрел на зеркало:

— А теперь мы должны его покинуть.

— А ты уверен, что он умер? — неожиданно спросил Торкил.

— Да.

— Может, это не она сделала, — тихо сказала Джесса.

Брокл покачал головой:

— Тут виден её знак. Она дождалась своего часа; она была готова. Вы же читали послание — ярл чего-то ожидал. Теперь она пришлёт сюда своих воинов. Может, они уже в пути. У нас есть два, самое большее, три дня. — Он посмотрел на Кари. — Он умер сегодня?

Кари кивнул. Все замолчали.

— Куда же мы пойдём? — спросила Джесса, думая о покрытых снегом холмах и болотах.

— О, у меня ещё остались друзья, — сказал Брокл, выглядывая в окно. — Мы с вами не одиноки.

— Друзья, которые привозят вам еду? — спросил Торкил.

Великан усмехнулся:

— Я знал, что вы меня об этом спросите. Небось зудело, словно комары накусали?

— А кто твои друзья?

— Погоди, увидишь.

Джесса покусывала кончики волос. Как всё это неожиданно.

— Но куда бы мы ни пошли, она везде нас увидит.

— Но и я могу увидеть её везде. — Кари с ногами забрался на стул. — Да, она будет нас преследовать, как волк, коварный и быстрый, но и я буду её видеть. Ведь она и я — это одно и то же. — Он бросил быстрый взгляд на Брокла. — К тому же выбора у нас всё равно нет, так ведь?

— Никакого, — проворчал Брокл.

Глава двенадцатая

Головня головне передать готова пламя от пламени…

Весь день они провели, готовясь к долгому пути.

Из кладовок достали все припасы; два зайца, найденные Броклом в силках, были зажарены и разрезаны на части. О воде можно было. не беспокоиться. По словам Брокла, повсюду ещё лежал снег, а в реках было полно талой воды. Джесса притащила из источника два ведра горячей воды и всласть помылась. Она знала, что помыться вновь ей придётся не скоро.

Понаблюдав некоторое время за сборами, Кари вышел во двор; вороны, хлопая крыльями и подпрыгивая, последовали за ним. За воронами потянулся и Торкил. Джесса закрыла за ними дверь. Сев за стол рядом с Броклом, чувствуя, как по телу разливается приятное тепло, она сказала:

— Ты ведь нас обманывал, правда? Нарочно обманывал.

— Я вас не обманывал. Гудрун выдумала все эти небылицы. С неё и спрашивайте.

Помолчав, Джесса сказала:

— Трудно поверить, что всё это выдумала она… Кари такой…

— Обыкновенный? — лукаво подсказал Брокл.

— Ну уж нет. Только не это.

Брокл рассмеялся:

— Точно. Он её копия, Джесса, копия. Говорят, что когда повивальная бабка его увидела, то завизжала от ужаса — ведь перед ней был ещё один Снежный странник, ещё один колдун. А Гудрун? Я часто думаю, какие мысли могли у неё возникнуть, когда она увидела, что у неё появился соперник, способный поспорить с ней могуществом. Поэтому она упрятала его подальше и стала рассказывать о нём всякие ужасы.

— А почему она его не убила? Дети часто умирают. Никто бы не удивился.

Брокл ответил не сразу. Потом сказал:

— Я и сам об этом думаю, Джесса. Думаю вот уже много лет. Он ей зачем-то нужен. А зачем, мне думать не хочется.

Потом, когда Джесса укладывала тёплую одежду, к ней подошёл Торкил, тихо затворив за собой дверь.

— Брокл говорит, чтобы мы брали с собой как можно меньше, — сказала она. — Нам ведь придётся всё тащить на себе.

Торкил что-то пробормотал и присел на скамью. Джесса повернулась к нему:

— Что случилось?

Торкил рассмеялся:

— Ничего! Мы ведь уезжаем отсюда, представляешь? Я просто счастлив.

— Правда? — сказала Джесса, затягивая на мешке узел. — Мне тоже не хотелось сюда ехать — мне кажется, я боялась этого ещё больше, чем ты, — но именно в этом замке я почувствовала себя какой-то странно счастливой. А теперь, когда мы знаем, что Кари не…

— Вот именно! — От волнения у Торкила перехватило дыхание. — Кари! Мы думали, что он какое-то страшилище, а он оказался ещё хуже. Он — это Гудрун, Джесса. Каждый раз, когда он на меня смотрит, меня бросает в дрожь.

— Нет, он не Гудрун, — сказала Джесса. — Он просто на неё похож. Но это ещё не значит, что они одно и то же.

Оба задумались.

Потом Джесса весело потрепала его по волосам:

— Ты должен быть воином, Торкил, воином. Кстати, зачем ты носишь подарок этой дамы?

Торкил пожал плечами и потрогал браслет:

— Потому что он не снимается.

Джесса с удивлением посмотрела на Торкила:

— Он же держался на руке совсем свободно, я видела!

— Немного свободней, да. Может, сжался от холода. В общем, не снимается, ну и пусть. По крайней мере, никто не украдёт.

Джесса потянула змейку за голову. Да, Торкил прав. Браслет крепко охватывал его руку.

— Наверное, змейка проглотила кончик своего хвоста, — засмеялся Торкил.

В его голосе слышались какие-то странные, незнакомые нотки; но когда она взглянула ему в лицо, он опять рассмеялся и встал, откинув назад длинные каштановые волосы.

— Не бойся, Джесса, я не стану набирать много вещей. Может, я и люблю всё красивое, да только слишком ленив, чтобы тащить это в дальний путь!

И в холодной комнате зазвенел их смех.

В тот вечер, собравшись у очага, они разрабатывали план действий.

— Мы пойдём на юг, — сказал Брокл. — В конце концов, это единственный путь из этого всеми забытого места. К северу нет ничего, кроме ледяных гор и морей да туманов. За ними лежит Гуннингагап, чёрная дыра. Там могут жить только колдуны.

Джесса бросила быстрый взгляд на Кари, сидящего на коленях у Брокла; на лицо мальчика падали тени и отсветы огня.

— А потом куда? — спросил Торкил. — Сядем на корабль?

— Нас не возьмёт ни один корабль, — коротко бросил Брокл. — Да я и проситься не буду. Становится теплее, весна идёт. Мы пойдём сушей — будет трудно, зато безопасно. К тому же я знаю одну усадьбу — одну старую охотничью усадьбу Вулфингов в горах. Вот туда мы и направимся.

— И будем там в безопасности? — спросила удивлённая Джесса.

Брокл пожал плечами:

— Не больше, чем везде. Но эта усадьба — место встречи. Так было условлено очень давно. Их соберёт смерть ярла.

Кари дёрнулся, словно обжёгся. Один из воронов хрипло закаркал; пламя в очаге затрещало и зашипело на сырых поленьях.

— А потом? — не отставал Торкил. — Что потом? У твоих таинственных друзей есть воины, лошади, оружие? Они захотят выступить против Гудрун?

— Посмотрим, — засмеялся Брокл. — А ты очень любопытен, парень.

Торкил пожал плечами:

— Предусмотрителен, только и всего.

И тут раздался тихий голос Кари:

— Мы должны уйти завтра. Бросив на него взгляд, Брокл спросил:

15
{"b":"269978","o":1}