ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ешь, пей, дыши, худей
Командарм
Вендетта
Карточный домик
Slow Beauty. Повседневные ритуалы и рецепты для осознанной красоты
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни
Королевский квест
Князь Рюрик и Вещий Олег. Потерянная быль. Откуда пошла земля Русская
Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем

— Как успехи на поприще электроники у ваших сыновей? — посмотрел Джон на профессора физико-математических наук. Тот смущенно скривился. Мальчишки так и не взялись за обучение.

— Понятно, — произнес Джон, обернувшись ко Льву Николаевичу.

— Кто-нибудь изъявил желание стать врачом? Или хотя бы медсестрой? — ректор пожал плечами «Нет, к сожалению».

— Я могу попробовать, — вдруг донесся тоненький голос Нины, — я удивленно на нее посмотрела, впервые за два месяца я услышала от нее что-то похожее на интерес, — я закончила биофак.

— Отлично, — кивнул Джон, — Лев Николаевич, Петр Сергеевич, — обратился Джон к академикам, — от вас требуется организовать лекции. Александр, Дмитрий, вы найдете две комнаты, достаточно большие, чтобы оборудовать под учебные классы. Принесете стулья, столы, найдете, что можно использовать вместо доски. С завтрашнего дня все посещают лекции, — Джон обвел твердым взглядом сидящих, — абсолютно все. Выберете себе темы по душе и вперед. В девять утра начинаются занятия. И продолжаются до обеда. Завтрак с восьми до полдевятого. Кто опоздал, — это уже ко мне, — еду не давать, пусть приучаются к порядку. Пару раз остаться голодным быстро отучит от непунктуальности.

— А если я не хочу учиться? — манерно пропела Вика, и хихикнула, — я уже все умею.

— Кто не учится — тот убирает душевые и туалеты вне очереди, — невозмутимо произнес Джон, — и добавил, — расписание уборки я вывешу завтра. Роман, Алексей, — обратился он к двум мужчинам, — на вас теплица. Лидия Ивановна, Зинаида и Наталья на кухне. Кто-то из вас умеет шить? Чинить одежду? — тишина, — значит, нужно кому-то нужно учиться. Вика, Ольга займетесь. От девушек донеслось возмущенное фырканье, но всех перебил громкий голос Ивана.

— Я не собираюсь тебя слушать, — нагло заявил он с дальнего конца стола, — ты мне не указ.

— Да, — словно что-то вспомнив, добавил Джон, — наказания. За непосещение лекций, несоблюдение расписаний уборки помещений, за другие, — он пристально посмотрел на Ивана, — более тяжелые преступления будет следовать немедленное наказание. Это касается всех. И академиков, в том числе, — Джон посмотрел на Льва Николаевича, тот согласно закивал головой, — есть много способов поддерживать порядок, не прибегая к физическому насилию. У нас тьма пустых помещений. На замок, на хлеб и воду пока не одумается. Если повторно — придумаем что-либо посерьёзнее.

— У нас стоят замки на кладовых и холодильниках? — обратился ко мне Джон. Я кивнула головой, — отлично. Перепрограммируй, чтобы никто не смог пробраться к еде вне времени кормежки.

— Да кто ты такой, чтобы командовать? — Олег встал из-за стола в свой немаленький рост и поиграл огромными бицепсами.

— Я тот, — спокойно произнес Джон, — кто уложил тебя на пол за две секунды, тупой качек. Сел и захлопнулся! — рявкнул он резко, и Олег испуганно плюхнулся на лавку, как подкошенный.

Я удивленно перевела взгляд на Джона. Равнодушная маска слетела. В торце стола стоял уверенный в себе мужчина с горящими глазами. Его воля подавляла, заставляла беспрекословно подчиняться и повиноваться. Я мысленно ахнула. Вот это поворот.

— Не будет демократии, — еще раз обвел пристальным взглядом стол Джон, — не будет голосований и дебатов. Я принимаю решения единолично. Всем понятно?

Лев Николаевич и его компания академиков согласно покивала. Девушки и женщины тихонько выдавили «Да». Из молодежи только трое парней заявили «Окей». Остальные зловеще молчали. Именно те, кто собрались около Ивана.

— Ты всем дал работу, Джон, — вкрадчиво произнес Иван, — а что сам-то собираешься делать, кроме как командовать и трахать нашу кухарку? — послышался мерзкий смешок. Я скривилась от грубости.

— Я буду ремонтировать передатчик, — спокойно сказал Джон.

— А разве он у нас не работает?

— Увы, — холодно произнес Джон, — никто за два месяца не удосужился пойти в командный центр и включить его. Послушать эфир. А вдруг нас ищут. А вдруг есть еще выжившие…

Лев Николаевич с профессором смущенно опустили головы.

— Скорее всего, повреждена антенна. И бункер экранирует сигнал. Этим я и займусь, — Джон опять сел на свое место рядом со мной и налил себе еще кофе, — на этом все. Можете расходиться.

Люди потянулись на выход. К нам подошел ректор.

— Джон, — замялся он, — бункер естественно экранирован, а про антенну мы не подумали, извини. И, — Лев Николаевич протянул ему руку для пожатия, — спасибо тебе.

Джон молча пожал руку и кивнул. Мужчина отошел. Вика с Олей задержались дольше всех. Каждая решила своим долгом наклониться к Джону (при этом показать обширный силиконовый бюст в вырезе) и намекнуть на желание помочь с починкой антенны. Я с трудом прятала улыбку. Смотреть на невозмутимое лицо Джона было весело. Одну он попросил рассчитать максимальную ширину полосы для спиральной антенны. Другой принести коаксиальный кабель из дальней кладовой. «Боюсь, она даже не знают, что это», — прошептала я. Джон пожал плечами и невозмутимо произнес, — «Тем лучше».

* * *

Тем же вечером, разговаривая с Джоном в нашей комнате, я задала мучивший меня вопрос.

— Зачем ты заставил всех ходить на лекции? Ты же понимаешь, что полноценного общества, со всеми необходимыми профессиями нам все равно здесь не построить. Слишком мало народу. Максимум, что мы сможем сделать, это попытаться продержаться как можно дольше. О будущем речь не идет.

— Конечно, понимаю, — спокойно ответил Джон, — но им нужно занять головы. Тьма свободного времени, скука заставляют искать приключения на задницу. А знания, даже бесполезные, еще никому не помешали. Я сам буду ходить на лекции.

— Я тоже собиралась, — улыбнулась я, — ты так сильно припугнул. Не хочется мыть туалеты вне очереди.

— Давай, кстати составим график уборки, — отодвинул в сторону планшет Джон, — у тебя есть бумага?

— Конечно, — кивнула я и взялась за ручку.

* * *

Я жила с ним, словно соседка по квартире. Обращаясь очень осторожно, дергаясь от любого его движения в свою сторону. Переодеваясь за закрытой дверью, и встречаясь с ним только полностью одетой. Конечно, я понимала, что рано или поздно, мне нужно будет решиться. Я выбрала лучшего, альфа-самца и теперь должна сделать шаг второй — решиться на секс с ним. Я начала пить противозачаточные таблетки еще неделю назад, и была почти готова к новому витку наших отношений.

Джон за все время нашей совместной жизни ни разу не намекнул на близость, не позволил себе ни единой завуалированной двусмысленности или пошлости. Он представлял собой образец поистине уникального спокойствия и невозмутимости. Я иногда даже поражалась его выдержке.

Правда, во вторую ночь он, словно издеваясь, пришел в мою комнату и склонился над кроватью. Я вся сжалась в комочек и натянула одеяло по самые глаза. Джон кривовато улыбнулся и чмокнул меня в лоб.

— Спокойной ночи, Наташа, — произнес он и вышел за дверь.

— Спокойной, — смогла произнести я, только после того, как услышала скрип его кровати. И еще долго не могла заснуть, трясясь, как осиновый лист под одеялом.

Мы почти целыми днями не виделись. Посещали лекции. Я по биологии (все-таки ближе, чем компьютеры и электроника), он по физике. Иногда на совместных обедах и ужинах, Джон обнимал меня за плечи и легонько целовал, то в щеку, то в шею. Сначала я вздрагивала, но потом поняла, что это просто игра на публику и успокоилась. Даже привыкла. Его прикосновения были осторожны и ласковы. И пах он приятно. Чистым телом, мылом и кремом для бритья.

А вечером, после ужина мы уходили к себе в спальню и читали. Иногда смотрели фильмы, иногда играли в шахматы. А иногда разговаривали.

— Вот видишь, — произнесла я однажды самодовольно, сидя на своей застеленной кровати. Джон пристроился на стуле напротив, — ты оказался неплохим командиром.

После нескольких дней в «карцере» на хлебе и воде, Иван перестал мутить воду. А еще перед этим Джон пришел в наш отсек, немного прихрамывая, со сбитыми костяшками. На мои вопросы только отмахивался. Наутро за завтраком я не увидела пятерых молодчиков из шайки Ивана. Оказалось, они лежат в своих комнатах и не могут подняться. Вика и Оля кормили их с ложечки пару дней и мазали мазью гематомы. На самом деле большинство парней были просто избалованными сытой жизнью маменькиными сынками. И когда сильный лидер взял власть в свои руки, быстренько ему подчинились. Такие, как Иван, еще по-возмущались, но кулаки и карцер уговорили и их.

9
{"b":"269979","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Проклятие демона
1000 и 1 день без секса. Белая книга. Чем занималась я, пока вы занимались сексом
Сладости без сахара. Пирожные, торты, печенье, конфеты
Боевой 41 год. Если завтра война
Изгои звездной империи
Магазин путешествий Мастера Чэня
Апофения
Дракона возбуждать не рекомендуется
Тайна комнаты с чёрной дверью