ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Осмелюсь предложить изобличителям средневековых нравов идеальный выход из сложившейся ситуации. Жиль был маньяком, но далеко не единственным. Лицемерие судей состояло в том, что они осудили только Жиля, закрыв глаза на преступления остальных баронов, любой из которых заслуживал виселицы. Молва не пощадила одного Жиля, но, быть может, его образ вместил в себя причуды и зверства всей тогдашней аристократии? Благословим же, читатель, то счастливое время, в которое мы живем, и с чистой совестью обратимся к истории главного злодея Бретани.

Поступив на службу к французскому дофину, молодой Жиль преуспел на решающем этапе Столетней войны. Заразившись патриотической лихорадкой от Орлеанской девы, он принял участие во всех ее походах. Трезвомыслящие историки, устало зевающие при словах «божественная миссия», приписывают Жилю и его соратникам Артуру де Ришмону, Жану де Дюнуа и др. честь побед над англичанами и талант идеологов, ловко внедривших в умы французов бредовые проекты экзальтированной крестьянки.

Но тот Жиль, что известен нам из позднейших легенд, не похож на расчетливого и уверенного в себе полководца. К миссии Жанны он, по-видимому, отнесся всерьез и в годы войны, по слухам, приобщился к тайным наукам, навестив в темнице Анжерского замка некоего дворянина, содержавшегося там по обвинению в ереси и преступных занятиях черной магией.

Выход в отставку в 1433 г. вконец испортил характер Жиля. В своих феодальных владениях, изрядно расширившихся после выгодной женитьбы, он ведет экстравагантный образ жизни, соря деньгами направо и налево. Такова участь многих представителей знати, унаследовавших свое богатство по праву рождения, а не приобретших его изощренным трудом и честными махинациями. Избалованный барон ни в чем не знал меры — взамен приобщения к культуре в ночных клубах и занятий благотворительностью на светских раутах он с головой окунулся в мистику.

Ужасы французской Бретани - image68.jpg

Резня в Машкуле. Картина Ф. Фламена (1884). Изображены события 11 марта 1793 г., когда восставшие шуаны убили здешних республиканцев. Слева хорошо различим мрачный массив замка Жиля де Рэ

Началось все с алхимических опытов по изготовлению презренного металла и философского камня. Помощники Жиля — Антоний из Палермо, Франсуа Ломбардский, парижский ювелир Жан Пти — были простыми алхимиками, сторонящимися черной магии. Однако неудача следовала за неудачей, и лаборантов сменили знатоки оккультных наук — Жан де ла Ри-вьер из Пуатье, Дюмениль и несколько малоизвестных магов. Чтобы добиться успеха в лаборатории, барон решает обратиться за поддержкой к дьяволу.

Первые попытки наладить контакт с адской канцелярией напоминают театральные постановки, которые Жиль очень ценил и сам пописывал к ним сценарии. В глухую полночь Ривьер отводит барона и двух его слуг в лес, примыкающий к замку Тиффож.

— Стойте на месте! — ревет маг. — Я приведу к вам самого Сатану!

Жиль спокоен и сосредоточен, а испуганные слуги жмутся друг к другу, вздрагивая и перешептываясь при малейшем шорохе. Ривьер с зажженным фонарем в руке скрывается в зарослях, и вскоре оттуда доносится истошный крик. Не дождавшись дорогого гостя, Жиль и слуги отправляются на поиски. Дрожащий маг сидит на земле в глубине чащи и тревожно вглядывается во мрак.

— Дьявол явился в виде леопарда, — возглашает он, — но прошел мимо и даже не посмотрел в мою сторону!

— А крокодила не было? — плюет с досады барон и возвращается в замок.

Грустный Ривьер удаляется в спальню, а на следующее утро прибегает к барону с известием о посетившем его откровении. Оказывается, явление леопарда было знамением: травы, способные превращать металл в золото, прорастают в Африке! Туда надо организовать экспедицию, а средства на нее должен предоставить барон. После этих слов Жиль вспоминает о годах, проведенных на полях сражений, и Ривьер вместо экспедиции отправляется в монастырскую лечебницу.

На его место заступает Дюмениль. Едва войдя в лабораторию, он требует от барона подписи кровью под обязательством отдать дьяволу все, что тот ни пожелает, «кроме своей жизни и души». Поморщившись, Жиль соглашается и даже организует в домовой часовне «службу проклятых» с участием прогрессивного духовенства. Однако Сатана не появляется, вероятно, недовольный последним пунктом договора.

Дюмениля сменяет безымянный чернокнижник. Нашептывая под нос, он жестами приглашает Жиля и его духовника Силле зайти в комнату, чертит на полу большой круг и предлагает им вступить внутрь. Силле в ужасе отскакивает от круга. Отмахиваясь от кого-то невидимого, он подбегает к раскрытому окну и начинает читать отходную молитву. Тем временем Жиль храбро встает в магический круг и сразу же получает от невидимки пинок под зад.

— Пресвятая Дева, что за шутки! — кричит оскорбленный барон.

У чернокнижника прорезается голос, и, проклиная благочестие барона, он выпихивает его за дверь. Силле же, дочитав молитву, прыгает из окна.

Из-под двери до Жиля долетают гулкие шлепки, стоны и просьбы о помощи. По опыту общения с магами Жиль знает, что в таких случаях надо сохранять терпение и дожидаться окончания сеанса. Действительно, через минуту-другую шум стихает, и барон осторожно приоткрывает дверь. Некромант лежит на полу — весь в синяках, с проломленным черепом, в луже крови. В окно, расположенное на первом этаже замка, заглядывает удивленная физиономия Силле. Жиль грозит ей кулаком, Силле влезает в комнату и помогает перенести избитое тело мага на кровать. Через несколько дней больной поправляется и, сгорая от стыда, незаметно покидает замок.

В 1439 г., когда Жиль готов махнуть на магию рукой, из Италии возвращается посланный им туда священник Эсташ Бланше. Он привозит с собой двадцатитрехлетнего Франческо Прелата, могущественного флорентийского мага. Несмотря на молодость, Прелата вдоволь пообщался с демонами. Он демонстрирует Жилю свои увечья и заверяет, что отныне у него есть надежный друг и проводник в мире магии — демон по имени Баррон. Поскольку имя демона известно, можно составить магическую формулу по его призыву.

Прелати тайком составляет формулу. В комнату вносят горящие светильники, оконные ставни запирают, на полу чертят не один, а несколько кругов с каббалистическими знаками и крестом посредине. Жиль волочет упирающуюся курицу и просит Силле отрубить ей голову, но тот категорически отказывается входить в помещение с запертыми окнами. Он остается снаружи за компанию с Бланше и слугами, а Жиль с Прелати, положив конец куриным страданиям, закрывают за собой дверь и приступают к сеансу.

После невнятного бормотания вперемешку с истерическими взвизгиваниями из комнаты доносятся отчетливые слова формулы, сочиненной Прелати: «Заклинаю вас, Баррон, Сатана, Белиал, Вельзевул, во имя Отца, Сына и Святого Духа, во имя Пречистой Девы Марии и всех святых, явиться лично, говорить с нами и исполнить нашу волю!» Слышится топот, дверь распахивается, и выбегает трясущийся Жиль:

— Господи, что сейчас будет!

Из комнаты слышны звон падающих светильников, звуки ударов и душераздирающие вопли.

— Дьявол истязает беднягу Франческо, — поясняет барон. — Угораздило же его выдумать такую формулу! В прошлый раз одной «Пресвятой Девы» хватило, а этот болван еще и Троицу со святыми помянул.

— Разве Баррон и Франческо не друзья? — удивляется Бланше.

— Да, но ведь он, кроме Баррона, трех других вызвал! Ох, и ставни, как нарочно, заперты…

Придя в чувство, Прелата заплетающимся языком сообщает Жилю волю драчунов. Курицы и петухи им не нужны, а нужны рука, сердце, глаза и кровь отрока.

На детоубийства толкнул Жиля не итальянский маг. До суда оставалось чуть больше года. Вряд ли за этот срок барон умертвил бы столько детей, сколько ему приписывают. К моменту знакомства с Прелата он давно баловался с детишками, но в жертву дьяволу их не приносил.

Первого мальчика он убил лет за пять до того в замке Шамтосе. Барон посадил малыша к себе на колени, гладил его по головке, кормил печеньем, а потом с размаху полоснул ножом по шее. Мальчик дергался в конвульсиях, а Жиль с наслаждением мастурбировал. Тело сожгли в камине, а голову Жиль оставил себе и подобно донестрам рыдал над ней в тиши опочивальни, пока Силле не отнял ее и не похоронил.

32
{"b":"269984","o":1}