ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Во время своих ритуалов братья ориентировались на действия, напоминавшие монастырскую службу. В своих предписаниях относительно церемоний и культовых действ Ланц-Либенфельс писал: «Ритуал и молитва должны быть направлены на членов монашеского ордена. На них должна оказывать влияние ритмичная музыка и связанный с ней молитвенный хор. Они должны объединяться в единый мощный поток, образующий летящее тело молитвы. Поэтому тамплиеры, которые живут ритуалами ордена и молитвами ордена, пребывают в согласии с правдой и действительностью. Вследствие этого они находятся в гармонии с Вселенной, наукой и практическими действиями».

Из «сакрального зала» в самые нижние помещения пещеры вела широкая лестница. Она была замурована членами дитфуртского филиала «Ордена новых тамплиеров». Химический и строительный анализы показали, что кладка была выполнена из того же материала в то же время, что и каменная стена, установленная при основном входе в пещеру. В стену, которая отгораживала проход в нижние помещения, был вделан витраж, на котором был изображен Архангел Михаил, сражающийся с драконом. Этот витраж не дошел до нашего времени — он был разрушен. У «новых тамплиеров» было весьма почтительное отношение к Архангелу Михаилу, так как он воспринимался (и не безосновательно) как «передовой боец» Бога, направленный на борьбу против сил зла. Не только в традиции «новых тамплиеров» было принято изображать Архангела в рыцарских доспехах, поражающего дракона копьем. О символике Архангела Михаила Ланц-Либенфельс писал: «Это иероглифическое описание титаномахии доисторического времени, когда двуполый и окрыленный предок ариогероической расы порождал гоминидного дракона при помощи своей электро-биотической силы». К слову сказать, 29 сентября, когда праздновался день Архангела Михаила, в Дитфурт со всей Германии съезжались «новые тамплиеры». До сих пор остается невыясненным, был ли в Дитфурте сам Ланц-Либенфельс. Известно, что в 1930 году он присутствовал на крещении Вайтбрехта, которое происходило в Байерсбронне. Этот населенный пункт находился недалеко от Дитфурта. Поэтому было логично предположить, что Ланц-Либенфельс, прибывший на крестины из Венгрии, наверняка на некоторое время заглянул в эрцприорат Штауфен. Хотя документальных подтверждений этому не сохранилось.

Интересным кажется вопрос, как складывались отношения между местным населением Дитфурта и «новыми тамплиерами». Как уже говорилось, в Дитфурт на крупные праздники и летние каникулы прибывало множество братьев из разных городов Германии. Некоторые из них останавливались в этом местечке на несколько дней, некоторые — на несколько недель. Прибыть в эрцприорат Штауфен можно было двумя путями. Либо железной дорогой до станции Гутенштайн, либо на автомобиле. Прибывавшие гости поначалу останавливались в привокзальной гостинице. Позже, если они не имели возможности разместиться в «братской келье», они могли рассчитывать на пансионат «Байль», который располагался рядом с железнодорожной станицей. Отсюда можно было без проблем добраться пешком до Дитфурта. Это занимало не более 20 минут. Некоторые из немецких исследователей предполагают, что, собственно, первым немецким заведением «Ордена новых тамплиеров» был не эрцприорат Штауфен, а именно привокзальная гостиница. Впрочем, подобные версии являются голословными.

Прибывшие в Гутенштайн «новые тамплиеры» могли поручить донести багаж до Дитфурта деревенским парням, за что обычно платили 50 пфеннигов. Принимая во внимание, что столько стоили полтора часа работы деревенского каменщика, едва ли есть основания подозревать, что работавшие носильщиками молодые люди были недовольны. Нельзя также забывать о том, что многие из «новых тамплиеров» во время летних каникул прибывали в Дитфурт вместе с семьями, в том числе детьми. Это неизбежно приводило к контактам с местными детишками. Поскольку в «сакральный зал» и «братскую келью» могли входить только мужчины, то дети должны были развлекать сами себя. Они охотно принимали участие в деревенских играх. Контакты же между взрослыми более редки. Они носили в большей степени хозяйственный, но все-таки добрососедский характер. Местные крестьяне охотно продавали «новым тамплиерам» продукты, за что получали наличные деньги. В годы Веймарской республики (особенно после кризиса 1929 года) в отдаленных деревнях деньги были большой редкостью — люди вели натуральное хозяйство. Кроме этого имеются свидетельства того, что граф Хохберг мог давать незначительные суммы в долг местным крестьянам. Но все-таки нельзя отрицать того факта, что «новые тамплиеры» пытались держать дистанцию, хотя она не была вызывающей или критической. Наверное, филиал «Ордена новых тамплиеров» доставлял больше всего беспокойства местному католическому священнику. Как-то он захотел провести просветительную беседу с «новыми тамплиерами», но те отказались разговаривать. Имела ли эта история продолжение, до сих пор остается неизвестным.

Рассказ о германских «новых тамплиерах» будет не полным, если не упомянуть проект, который был реализован братьями из Холленберга на севере Германии. Несмотря на то что со временем большая часть «новых тамплиеров» предпочла перебраться из Холленберга в Венгрию в Мариенкамп, жизнь ордена в этих краях не остановилась. С инициативой возобновления деятельности этого филиала выступил Георг Хауэрштайн-младший. Он был сыном того самого Георга Хауэрштайна, который установил на могиле своей супруги первое надгробие со свастикой. Присоединившись к Шмуде в 1922 году, Хауэрштайн-младший (фра Эберхард) мечтал создать собственное пресвитерство в окутанной мифами и легендами Люнебургской пустоши. В 1926 году он продал свое имение и приобрел землю на берегу Балтийского мора. Именно здесь он начал строительство подобия небольшого замка, который получил название Хергесбург. Поскольку денег на возведение здания не хватало, то Хауэрштайну пришлось основать специальный фонд, в который делали пожертвования «новые тамплиеры», находившиеся в Венгрии и Австрии. Открытие новой структуры ордена и освящение Хертесбурга произошло 8 ноября 1927 года. Расположившаяся в нем община связывала себя с тайнами средневекового храма и исчезнувшим мифическим городом Ретра, которые кое-кто из ариософов считал прародиной ариогероической расы. Вопреки информации, которая была приведена в книге Николаса Гудрика-Кларка, эти территории никогда не были конфискованы национал-социалистическими властями. Однако это не меняет сведений о том, что в середине 30-х годов Хауэрштайн предпочел перебраться в Баварию, когда основал новое пресвитерство в местечке Путгенхоф.

Глава 11. ИДЕОЛОГИЯ ЛАНЦА-ЛИБЕНФЕЛЬСА

Если попытаться разобраться с общей типологией мировоззрения, которого придерживался Ланц-Либенфельс, то прежде всего надо задаться вопросом о составных частях его идеологии. Понятие «мировоззрение» лучше всего передает смысл отношения к миру, к миропорядку, к мироустройству, однако оно не может являться четко сформулированной наукой. Наука не всегда может дать объяснение некоторым вещам, в частности имеющим отношение к религиозным построениям. Формирование этически-моральных воззрений на жизнь во многих случаях вообще обходится без учета научных представлений. Ланц-Либенфельс в основу своей идеологии положил христианскую модель мировой истории. Согласно ей некогда не Земле существовал рай, в котором люди (Адам и Ева) жили в полном согласии с волей Бога. Затем дьявол искусил Еву, произошло грехопадение, которое можно трактовать как восстание человека против божественных принципов. После грехопадения для людей наступило время, когда шла борьба между Злом и Добром, то есть Бог и дьявол боролись за душу человека. Эта борьба и являлась сутью мировой истории. Все Зло в мире происходило от отпавших от Бога ангелов, которые стали демонами и потому противодействовали Божественной воле.

Принципиальным, переломным моментом в мировой истории стало явление Спасителя. Христос смог противостоять искушениям Зла, провозгласил «Благую весть», обрек себя на смерть за оглашение истины. Именно благодаря Спасителю было основано новое царство, заключен новый союз между Богом и людьми, который должен был стать предпосылкой для окончательного избавление мира от Зла. Воскрешение Спасителя окончательно доказывает беспомощность Зла. Христос указывает людям истинный путь, указывает, как можно достигнуть воскрешения после смерти: для этого надо быть покорным воле Бога, следовать божественным принципам. После этого настает время церкви, которая намеревается проводить в жизнь заветы Спасителя. В конце мировой истории предполагается решающее столкновение между силами Добра и Зла, которое закончится Страшным судом, окончанием человеческой истории. При этом должно будет происходить разделение людей, в своей жизни следовавших либо истинным, либо ложным намерениям. Хорошие люди должны попасть в Царство Небесное, плохие — навеки низвергнуты в ад. Борьба между Добром и Зло будет окончена, нарушенный некогда миропорядок восстановлен в новой, более высшей форме. В данном случае средством для спасения человека является следование воле Бога. К нему относятся также совершение таинств, ритуалов, молитв, подчинение церковному авторитету.

45
{"b":"269985","o":1}