ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если в приблизительной форме изобразить христианскую модель мировой истории, то она будет выглядеть следующим образом:

Рай — грехопадение — время после грехопадения — подготовка к явлению Спасителя — Спаситель — время церкви — Второе пришествие Христа — конец времен — Страшный суд.

В конечном счете движущей силой всей человеческой истории является борьба Бога и дьявола за душу человека. Пребывание в раю — это следование божественным принципам, грехопадение же, напротив, — это действие дьявола, направленное на искажение изначального миропорядка. Последующий исторический период воспринимался как относительное господство «князя мира сего». Явление Спасителя оценивается как призыв к людям вернуться к божественному началу. Время «нового союза» относилось к эпохе, когда принципы Христа постепенно одерживали верх и утверждались в мире. Конец времен должен был быть ознаменован последней попыткой темных сил одержать реванш, но он должен быть в итоге ознаменован возникновением царства Христа (второе явление), после чего будет установлено окончательное господство Бога.

Если говорить о борьбе Добра и Зла за души людей, то по большому счету речь идет не о борьбе против дьявола, но о стремлении завоевать любовь человека, которому Бог даровал свободу выбора, то есть право не следовать за волей Бога. Именно выбор в этой продолжительной борьбе являлся сутью самой истории. Представленная схема исторического развития в контексте христианского мировоззрения является достаточно условной. Причем она может иметь вариации, если речь идет о мировоззрении одной из «реформаторских» церквей. В ней период между первым и вторым явлением Спасителя не является линейным. Она характеризуется несколькими дополнительными процессами. В частности, речь идет об «упадке старой церкви» и появлении «церковного реформатора», который должен привести к «обновлению церкви», то есть направить ее по истинному пути. Указанный реформатор относит традиционную модель «рай — Спаситель— конец времен» к собственно церковной истории. В данном случае он говорит о том, что «старая церковь» отпала от принципов Спасителя (рай), а потому реформатор должен преобразовать ее. Разрушение «старой церкви» и создание «новой» является неким прообразом Страшного суда. Реформатор провозглашает возвращение к истинным принципам Христа, что должно означать отвержение искаженных воззрений, за которыми могло крыться Зло.

Эта модель вполне применима к «новым тамплиерам» и Ланцу-Либенфельсу, который намеревался быть не создателем церкви, но ее реформатором.

Если посмотреть на структуру исторического развития, как оно понималось «новыми тамплиерами», то мы обнаружим, что она полностью повторяла традиционную христианскую схему, за тем исключением, что в модели Ланца-Либенфельса сугубо религиозно-мистические понятия были заменены расовыми дефинициями. Схема выглядела приблизительно следующими образом. Изначальная расовая чистота людей соответствовала раю. Грехопадение соотносилось в схеме Ланца-Либенфельса с началом содомии, то есть вступлением асингов и связи с аффлингами. Время после грехопадения, которое в некоторых схемах могло являться временем упадка «старой церкви», провозглашалось эпохой повсеместного расового смешения. Спаситель у Ланца выступал как Фройя — Христос, который вновь возвестил учение о сохранении расовой чистоты. После этого церковь (и тамплиеры в том числе) должна была соблюдать заповеданную расовую чистоту. В конце времен аффлинги должны были предпринять попытку подчинить себе асингов, что должно было закончиться «страшным судом», в ходе которого высшая белокурая раса должна была «покарать» низших существ. Человеческая история должна была закончиться установлением окончательного господства ариогероиков и полным уничтожением аффлингов. Как видим, Ланц-Либенфельс не менял порядок структурных элементов традиционной христианской схемы восприятия человеческой истории. Более того, он позиционировал себя как реформатора церкви, то есть как человек, который призывал выкристаллизовать «истинное» учение Фройя (Христа), которое должно было сводиться к соблюдению и восстановлению расовой чистоты.

Вывод о том, что выстроенная Ланцем-Либенфельсом схема исторического процесса по своей структуре была фактически идентична схеме восприятия истории с точки зрения христианства, является оправданным, если принять во внимание, что глава «Ордена новых тамплиеров» нередко подменял понятие «Бог» понятием «высшая раса». В одной из работ Ланц писал: «Верящие в расу являются тем же самым, что верующие в Бога». В другом месте он сообщал: «Раса — это Бог, Бог — это очищенная раса». По его мнению, «боги» являлись первопредками белокурой расы, ее создателями и покровителями: «Зевс при помощи молний одержал победу над титанами, гигантами и ужасными чудовищами доисторического времени. Он создал пространство для человеческого рода». «Белокурая героическая раса является шедевральным творением богов, темнокожие расы — бездарной поделкой демонов».

Рай трактовался Ланцем-Либенфельсом как время, когда светловолосые и голубоглазые «боги» заселили мир подобной им расой. При этом «боги» обладали исключительными способностями, а породивший их Первобог намеревался сохранять на Земле изначальный миропорядок: «Если Бог был „распорядителем мира“, „мировым архитектором“, добросовестным „садовником рая“, который стремился сохранять все в порядке, то его полная противоположность — дьявол — был нацелен на то, чтобы погрузить мир в пучину хаоса». В «раю», о котором говорил Ланц-Либенфельс, соблюдалась строгая иерархия. Благородная раса происходила от «богов», остальные расы были результатом смешения «небожителей» с животными. По большому счету изображение рая в идеологии «новых тамплиеров» было весьма противоречивым, запутанным и неясным. Сам собой напрашивался вопрос: если целью эволюции было появление человека высшей расы, то кто был движущей силой этого развития? Как происходила эта эволюция? О первоначальной расе «богов», на которую делал ставку Ланц-Либенфельс, он не говорил ничего внятного. Он предпочитал лишь указывать, что она обладала «исключительными качествами».

Проблема «первородного греха», как он трактовался Ланцем-Либенфельсом, важна хотя бы потому, что ее анализ позволяет пролить свет не только на понимание «райского состояния», но и на проблему «упадка», в который мир стал приходить после «грехопадения». «Новые тамплиеры» понимали под первородным грехом вступление представительниц высшей расы в связь с аффлингами. Ариогероики, чьей красоте завидовали демоны, оказались связанными с животными, после чего на свет появились чандалы. Ланц полагал их опасными, так как в чандалах все-таки текла небольшая часть крови высшей светловолосой расы. Именно по этой причине они были провозглашены «самыми опасными врагами асиской расы». В 72-м выпуске «Остары» (1913) косвенно упоминалась проблема грехопадения человечества. Хотя о «первородном грехе» говорилось как бы вскользь: «Все безобразное и злое происходит от смешения рас». При этом считалось само собой разумеющимся, что чандалы (темнокожие расы) противостояли Богу, под которым подразумевалась высшая раса асингов. В одном из своих произведений Ланц-Либенфельс писал: «Низшие расы одержимы непреодолимым инстинктом разрушения». Исходя из подобных установок, он пытался показать, что болезни, психические отклонения, упадок культуры, экономические проблемы являлись результатом расового смешения. О болезнях Ланц говорил: «Они являются сближением со смертью, то есть сближением с низшими организмами, которые откатились на низшие стадии развития».

Если в построениях Ланца все злое и плохое происходило от расового смешения и имело в основе «грехопадение человечества», то, следовательно, хорошим и этическим должно было провозглашаться все, что служило и шло на пользу высшей расе. В итоге история человечества трактовалась как «германский асиский миф», основным мотивом которого было «противостояние асов и ванов», то есть высшей и низшей расы. В итоге все великие проповедники, основатели религий и пророки провозглашались выразителями идеи сохранения чистоты расы, а их проповеди являлись чем-то вроде зашифрованных тайных посланий. К их числу Ланц-Либенфельс относил Моисея и Иисуса Христа. Он утверждал, что имя «Иисус» означало «Асинг». Кроме этого он высказывал мысль о том, что «Христос должен был выполнить задание по избавлению хорошего высшего человеческого вида». А потому проповеди и наказы, данные апостолам, должны были трактоваться как «поручение спасти человечество от сексуальных домогательств демонических чудовищ и леших». Поэтому в качестве изначальной цели «асиского христианства» рассматривалась «необходимость избавления от леших и демонов, что означало расовую гигиену, направленную на достижение расовой чистоты».

46
{"b":"269985","o":1}