ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В 1956 г. при активной поддержке Советского Союза Япония была принята в члены Организации Объединенных Наций.

В деле улучшения советско-японских отношений важное значение имеют переговоры 1956 г., касающиеся вопросов сотрудничества в открытом море на линии государственной границы, и закончившиеся подписанием конвенции по рыболовству в открытом море, и соглашения по оказанию помощи людям, терпящим бедствие в море. В этих документах определен район регулируемого рыболовства, включающий в себя воды северо-западной части Тихого океана, в том числе Охотское, Берингово моря.

В 1957 г. заключено соглашение между СССР и Японией о сотрудничестве при спасении людей, терпящих бедствие на море.

Идя навстречу просьбам японских рыбаков, проживающих на полуострове Немуро (остров Хоккайдо), Советский Союз предоставил им возможность заниматься промыслом морской капусты в районе советского острова Сигнальный.

15 декабря 1964 г. был заключен контракт между Всесоюзным объединением по экспорту и импорту продовольственных товаров «Продинторг» и японской фирмой «Джапан Си Трейдинг Ко ЛТД» на передачу-куплю парного минтая в районе промысла. По контракту промысел минтая осуществляется советскими промысловыми судами в районе юго-западной части полуострова Камчатка. Пойманная рыба доставляется на японские плавбазы, находящиеся вблизи советских территориальных вод.

Установление добрососедских отношений между двумя странами свидетельствует о взаимопонимании Советского Союза в решении некоторых вопросов рационального использования морских богатств сопредельным государством — Японией — вблизи государственной границы СССР.

Признаком роста культурных связей между нашими странами служит возрастающий поток взаимопосещений различных делегаций и туристов. Ежегодно 30 тысяч японцев посещают Советский Союз[88].

В июле 1965 г. созданы в Японии японо-советский, а в СССР советско-японский комитеты по деловому сотрудничеству[89].

В январе 1966 г. во время пребывания в Москве японского министра иностранных дел Э. Спина состоялось подписание соглашений о воздушном сообщении между СССР и Японией, товарообороте и платежах на 1966-1970 гг., открывающих большие перспективы[90].

Ярким примером дальнейшего сотрудничества между двумя странами служит встреча в верхах, проведенная в Москве в октябре 1973 г. между Генеральным секретарем ЦК КПСС товарищем Л. И. Брежневым и бывшим премьер-министром Японии Какуэй Танака.

Во время переговоров был затронут широкий круг вопросов, касающихся советско-японских отношений, включая вопрос о переговорах по заключению мирного договора. Впервые были подписаны важные соглашения между правительствами СССР и Японии: о научно-техническом сотрудничестве, обмене учеными и научными работниками, распространении информационных материалов, обмене официальными печатными изданиями, конвенция об охране перелетных птиц, находящихся под угрозой исчезновения и среды их обитания[91].

Стороны обменялись мнениями относительно путей расширения экономического сотрудничества между СССР и Японией в связи с совместной разработкой ресурсов Сибири, развития торговли и сотрудничества в сельском хозяйстве, транспортных перевозках и в других областях[92].

«Мы видим немалые возможности для дальнейшего расширения взаимовыгодного сотрудничества с Японией, — отмечал Генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ Л. И. Брежнев в Отчетном докладе XXIV съезду партии, — хотя попытки некоторых японских кругов эксплуатировать так называемый «территориальный вопрос», разумеется, не идут на пользу советско-японским отношениям. Их полная нормализация на соответствующей договорной основе затрудняется и наличием в Японии иностранных военных баз. Между тем такая нормализация соответствовала бы долговременным интересам народов обеих стран, интересам мира на Дальнем Востоке и в бассейне Тихого океана»[93].

Советский народ с чувством глубокого уважения относится к трудолюбивому японскому народу. Однако мы не можем отождествлять с ним японскую военщину, которая находится под влиянием империалистов США. После окончания Великой Отечественной войны прошло 30 лет, но мирный договор между СССР и Японией пока не заключен. По вине прежде всего японской стороны.

Империалисты США, их союзники по военным блокам огромное значение придают разведывательно-подрывной деятельности против Союза ССР и других социалистических стран.

Правительство и конгресс США в послевоенный период возвели шпионаж и диверсии на уровень государственной политики. В США создан огромный разведывательный аппарат. По данным американской печати этого периода, США «имеют на жаловании в разведке около ста тысяч человек» и «расходуют на разведку около 3 миллиардов долларов ежегодно»[94].

Разведывательные органы США активно используют в подрывных целях торговые суда Японии, ФРГ и других государств. В 1975 г. по инициативе США возник «Японо-Американский комитет безопасности», который наряду с другими задачами координирует усилия американской и японской разведок, в том числе и в подрывной работе против СССР японского торгового и промыслового флота.

В этих условиях «...было бы огромной ошибкой допустить недооценку военной опасности, создаваемой империализмом и прежде всего главной силой мировой реакции — империализмом США. Нужно, чтобы миллионы людей поняли, что несут человечеству империалистическая политика развязывания войн, существование агрессивных блоков, курс на ревизию сложившихся государственных границ, подрывная деятельность против стран социализма»[95].

Современная международная обстановка, интересы безопасности Родины обязывают нас держать Советские Вооруженные Силы в постоянной готовности к отражению внезапного нападения врага, к срыву его агрессивных замыслов. «Всемерное повышение оборонного могущества нашей Родины, воспитание советских людей в духе высокой бдительности, постоянной готовности защитить великие завоевания социализма, — подчеркивается в Резолюции XXIV съезда КПСС, — и впредь должно оставаться одной из самых важных задач партии и народа»[96].

Освоение новых рубежей

В результате разгрома империалистической Японии существенно изменилась государственная граница СССР на Дальнем Востоке. В соответствии с Крымским соглашением трех великих держав (СССР, США, Великобритании) по вопросам Дальнего Востока от 11 февраля 1945 г. сухопутная граница между СССР и Японией перестала существовать[97].

Учитывая это, Совет Народных Комиссаров СССР в сентябре 1945 г. принял постановление «О принятии под охрану пограничными войсками НКВД морской государственной границы СССР» по побережью Южного Сахалина и Курильских островов.

Одобряя мероприятия Коммунистической партии и Советского правительства об укреплении обороноспособности Дальнего Востока, партийная организация Сахалинской области призвала коммунистов и всех трудящихся неустанно повышать бдительность, самоотверженным трудом укреплять экономическое могущество Родины, оказывать помощь пограничным войскам в освоении и охране государственных границ СССР[98]. Пограничники Сахалина на протяжении всей своей полувековой истории ощущали и ощущают помощь и содействие в охране государственной границы СССР со стороны местных партийных, советских органов.

Практическое осуществление Коммунистической партией Советского Союза мер, направленных на обеспечение надежной охраны морских границ СССР, потребовало передислокации на Сахалин и Курилы дополнительных сухопутных, морских и авиационных пограничных войск округа.

вернуться

88

«Известия», 19 октября 1966.

вернуться

89

«Правда», 24 января 1966.

вернуться

90

«Правда», 12 октября 1973.

вернуться

91

Там же.

вернуться

92

Там же.

вернуться

93

«Материалы XXIV съезда КПСС», стр. 27-28.

вернуться

94

«Пойманы с поличным». Сб. документов о шпионаже и других подрывных действиях США против СССР. Изд-во «Совинформбюро». М., 1960, стр. 14.

вернуться

95

«Международное совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы. Москва, 5-17 июня 1969 г». М., 1969, стр. 48.

вернуться

96

«Материалы XXIV съезда КПСС», стр. 205.

вернуться

97

«Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами». Выпуск XI, М., 1956, стр. 81-82.

вернуться

98

ПАСО, ф. 4, оп. 73, д. 1а, л. 286.

16
{"b":"269994","o":1}