1
2
3
...
13
14
15
...
67

– Черт, черт, черт!

Едва ли не впервые в жизни он не был уверен, что следует предпринять дальше. Его обокрали. Нужно вызывать полицию. Но пока он не узнает, где Саманта и каким образом замешана во всем этом, никакой полиции.

Но тут он сообразил, что полиция уже в пути. Проходя мимо тумбочки, он заметил на телефоне красный подмигивающий глазок. Включилась тревожная сигнализация, и охранная фирма наверняка вызвала Уайлдера, чтобы тот подтвердил факт взлома. Черт побери!

Не успел он спуститься вниз, как взвыли сирены и в окнах замелькали красные и голубые огни.

Вот дерьмо!

– Сэр! – воскликнул Уайлдер, встретив его в вестибюле. Дворецкий был непривычно растрепан и успел надеть клетчатый халат поверх черных пижамных брюк и такого же цвета шлепанцы. – Сигнализация сработала. Кто-то вломился в дом, и полицию немедленно уведомили.

На какую-то секунду Рика охватило облегчение. Саманта в жизни не позволила бы себе так грубо обойтись с сигнализацией… если только не сделала это нарочно. Вот тебе и облегчение.

– Что именно было взломано?

– Верхнее окно в глубине коридора. Пропади все пропадом!

– Откройте дверь полиции, – велел он, перепрыгивая через две ступеньки.

Черт возьми, где ее носит?

Пока дворецкий приветствовал четверых полицейских, Ричард наскоро разделся и снова накинул халат. За эти жалкие секунды он успел разложить все по полочкам: сколько знает он, что можно рассказать полицейским, рассказать о похищенной картине или рискнуть быть пойманным на лжи чуть позже. Но главное – что ответить, когда спросят, сколько человек живет в доме, и где, дьявол ее побери, она может быть в три часа утра?

Заслышав топот ног по лестнице, он распахнул дверь спальни.

– Какого черта тут творится?!

– Ваша сигнализация сработала, мистер Аддисон, – услужливо пояснил один из полицейских. – Отойдите в сторону, и мы обыщем дом на предмет обнаружения посторонних.

Выхватив пистолеты, они обшарили каждый уголок по пути к верхнему окну. Если они ничего не найдут, стоит, пожалуй, отослать их, а уж потом обнаружить пропажу картины… после того, как отыщется Саманта. Беда в том, что если кто-то другой украл картину, он хотел, не теряя времени пустить детективов по следу.

– Взгляни-ка, – заметил один из полицейских. – Целый переплет выставлен, а на стекле – царапины.

Именно над этим окном Саманта поработала сегодня. Она также починила его, как могла, потому что результаты были налицо.

Рик бросил взгляд на Уайлдера. Дворецкий, разумеется, не собирался выдавать какую-либо информацию, но, судя по его виду, был весьма взволнован.

– Вы ничего не слышали? – спросил офицер, на бейдже которого значилась фамилия Спанолли, вынимая из кармана блокнот.

– Только сирены.

– Необходимо немедленно проверить, на месте ли ценности, – продолжал Спанолли.

– Судя по размерам и виду дома, боюсь, это не так легко сделать, – проворчал другой.

– Разумеется, я посмотрю, – кивнул Рик, направляясь к своему офису. Чем дольше он будет оттягивать сообщение о пропавшем полотне, тем больше времени у него останется для выработки стратегии.

– Кто еще живет здесь в этом доме?

Рик медленно втянул в себя воздух. Если они смотрели светскую хронику, значит, уже знают ответ на это.

– И кто это может быть.

Неожиданно возникла другая проблема, хотя довольно незначительная в сравнении с первой. Кем он может представить Саманту? Подружкой? Слишком инфантильное определение для человека, которому за тридцать. Любовница? Звучит пошло. «Моя бесценная»… пожалуй, лучше, но слишком несовременно и отдает «Властелином колец».

– Саманта Джеллико, – нерешительно ответил он, решив, что это самое неопределенное и самое точное описание. – Она живет со мной.

Полицейские снова стали переговариваться. Либо пронюхали, что она занимается системами безопасности, либо знали о занятиях ее отца.

– Где она сейчас, мистер Аддисон?

Всякую выданную им информацию позже придется обосновывать.

– Поехала развеяться.

– В три часа ночи?

– Ей хотелось увидеть ночной Манхэттен. У меня совещание с утра пораньше, – пояснил он, пожав плечами и слегка улыбаясь. – А она – человек нетерпеливый.

Наскоро осмотрев офис, он снова повернулся к офицеру Спанолли:

– Насколько я могу судить, здесь все ценности на месте.

– Вы были в спальне, верно?

– Да.

– Перейдем в соседнюю комнату. И не торопитесь, мистер Аддисон. Кто-то, несомненно, вскрыл окно. В городе работает банда взломщиков.

Превосходно. Еще вопросы, на которые у него нет желания отвечать. Вопросы, на которые он не может ответить. Нужно немедленно позвонить поверенному, Тому Доннеру. Но в три часа ночи и на расстоянии в несколько штатов ему нужно нечто более существенное, чем «Я.не могу найти Саманту», сопровождаемое признанием: «Картина Хогарта пропала». Том мгновенно сложит два и два и посчитает Саманту виновной. Происходи все это четыре месяца назад, Рик подумал бы то же самое.

Кроме того факта, что он доверял ей: если бы даже Саманта разлюбила его и решила сбежать, все равно не взяла бы Хогарта. В доме на Палм-Бич висели Пикассо, два Рембрандта и Гейнсборо, не считая двух дюжин других шедевров. Основная часть коллекций находилась в его английском доме, в графстве Девоншир. Конечно, Хогарта только сейчас обнаружили. Но он отнюдь не был самой ценной картиной в собрании. Кроме того, он и так подарил бы полотно ей.

– Мистер Аддисон?

Он вздрогнул.

– Дальше идет гостиная.

Кажется, на этот раз он действительно растерялся. Не в его привычках намеренно оттягивать события. И все же в эту минуту ничего другого не оставалось… Когда они спустятся вниз, ему придется заметить, что картина пропала.

На верхней площадке стоял еще один мужчина, в темном, поразительно элегантном костюме и галстуке. С такой модной прической и дорогими туфлями он вполне мог бы сыграть копа в одной из серий «Закон и порядок».

– Вы Аддисон? – спросил он, не потрудившись выплюнуть изжеванную зубочистку.

– Совершенно верно. А вы?

– Детектив Горстайн. Расследование краж со взломом, Вы спали, когда это случилось? – спросил детектив, оценивающе оглядев халат Рика.

– Проснулся от воя сирен, – не моргнув глазом солгал тот.

Горстайн кивнул.

– Что-то пропало?

Спанолли выступил вперед:

– Пока ничего. Мы проверили офис и гостиную. Они вломились сюда, – продолжал офицер, ткнув ручкой в сторону окна. – Стекло выставлено.

Горстайн согласно хмыкнул, протиснулся мимо и заглянул в спальню.

– Где ваша подружка?

Рик постарался скрыть раздражение. Он по-прежнему держит все под контролем, но придется действовать осторожно. Этот Горстайн, очевидно, почитывает таблоиды.

– Ее нет дома, Наслаждается достопримечательностями.

– Ладно.

Детектив что-то прошептал одному из полицейских, который немедленно направился вниз.

– Мои эксперты все еще на первом этаже. Спанолли, найдите Джину и попросите проверить подоконник на наличие отпечатков. Пошлите Тейлора к запасному выходу, чтобы проверить отпечатки там. Сюда явно вломился не Человек-паук.

– Да, сэр.

И Спанолли, только что не щелкнув каблуками, исчез внизу.

– С вами целая бригада экспертов? – удивился Ричард. – Но здесь не убийство.

– Нет, всего лишь грабеж. Возможно. Но вы Рик Аддисон и платите кучу налогов, – соизволил пояснить Горстайн, перебросив зубочистку в другой угол рта – Вы ведь сегодня были на аукционе «Сотбис», верно?

– Откуда вы знаете?

Возможно, осмотрительнее было бы не спрашивать, но нужно понять, кто этот тип и сколько неприятностей он способен доставить Саманте и самому Рику.

– Сообщили в новостях, как раз после спорта. Вы купили пару картин и большую статую.

Дьявол!

– Купил.

– Они здесь?

– Картины внизу, в гостиной.

– Вы проверили, на месте ли они?

– Не успел. Мы начали обыск сверху.

14
{"b":"27","o":1}