ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я живу прямо за углом, – попыталась объяснить она пятясь в сторону Центрального парка. – Дом двенадцать. Я живу с Риком Аддисоном.

– На колени! Вот дерьмо!

Каждая мышца, каждый инстинкт вопили сиренами, призывая ее бежать. Но, заглушив этот порыв, Саманта встала на колени, напомнив себе, что не сделала ничего дурного. Конечно, провести ночь в Центральном парке – это чистое безумие, но не преступление.

– Руки на голову. Переплетите пальцы, – командовал полицейский.

– Ладно-ладно, только успокойтесь. Уже поздно, и я устала.

Коп постучал по микрофону, прикрепленному к плечу, и сказал нечто, прозвучавшее, как «Я ее взял», прежде чем зашел Сэм за спину и схватил за руки.

Судя по всему, они искали именно ее. А это худо, очень худо!

Холодный, жесткий и очень тесный наручник сомкнулся на запястье.

– Иисусе, – пробормотала она, душа панику при мысли о том, что ее наконец сцапали. – Может, хотя бы скажете, что происходит? С Риком все в порядке?

Вместо ответа коп заломил ее правую руку за спину и защелкнул второй браслет.

– Вставайте, мисс.

По крайней мере, он хотя бы относительно вежлив. Саманта, неловко ворочаясь, поднялась. Держась одной рукой за цепочку наручников, коп пошарил другой по ее рукам, ногам и талии. И к счастью, не заметил скрепки в наружном кармане левой штанины, что значительно улучшило ее настроение. Имея скрепку, можно открыть наручники быстрее, чем коп успеет глазом моргнуть.

Больше всего ее беспокоило то, что коп отказывался отвечать на вопросы.

– Пожалуйста, объясните, что случилось, – взмолилась она, споткнувшись, поскольку коп как раз в этот момент подтолкнул ее в спину. – С Риком все в порядке?

– Насчет этого поговорите с детективом Горстайном.

– Отдел убийств? – пролепетала она, надеясь, что это не так.

– Грабежи.

Слава Богу! Рик жив. И никто не умер, что само но себе большое счастье.

Коп снова подтолкнул ее вперед. Очевидно, он привык задерживать громил и пьяниц. При желании она могла бы всадить колено ему в пах и раствориться в ночи.

Едва они приблизились к углу, Сэм заметила вспышки красных и голубых отблесков на зданиях и деревьях. Интересно… Еще несколько футов, и она сообразила бы, что происходит. И скорее всего сумела бы сбежать.

Сэм насчитала пять патрульных машин, микроавтобус и автомобиль без опознавательных знаков с красным сигналом на заднем стекле. Ни «скорой помощи», ни пожарных, но что-то определенно случилось, и случилось в ее… то есть в доме Рика.

Симпатичный парень в темном костюме встретил ее у подножия лестницы.

– Вы, должно быть, Горстайн, – кивнула она.

– А вы, полагаю, мисс Джеллико, – бросил он, продолжая грызть зубочистку. Вероятно, недавно бросил курить, вот и пытается чем-то заменить сигарету. Впрочем, для копа слишком хорошо одет.

Разглядывая его, она мысленно избирала линию поведения. Стоит казаться паинькой? Или стервой? Но, поскольку копов было куда больше, а на ее запястьях – браслеты, пожалуй, разумнее будет притвориться дружелюбной.

– Да, я Сэм Джеллико. Протянула бы руку, но, к сожалению, моя свобода ограничена.

Уголок его губ слегка покривился.

– Восемь лет назад я расследовал один из грабежей вашего отца. К сожалению, мы так и не нашли то полотно Энди Уорхола. Бьюсь об заклад, даже Мартину до вас далеко.

Господи, при чем тут Мартин? Это она увела тогда Энди Уорхола!

Ее даже затрясло от страха.

– Я не мой отец, – процедила она. – И хотела бы знать, что тут творится.

– Но сначала мне нужно задать вам пару, вопросов.

– Никаких ответов, пока вы не скажете мне, всели в порядке с Риком.

– С Аддисоном? Все в полном порядке. Сидит на кухне и скорее всего беседует по телефону со своим адвокатом.

Класс! Не хватало еще впутать во все эти дела Тома Доннера, этого ретивого бойскаута!

Но тут до нее по-настоящему дошли слова Горстайна.

– Зачем Рику понадобился адвокат.

– Об этом лучше узнать у него. А теперь прошу объяснить, где вы были от полуночи до трех.

– По-моему, это мое личное дело, – огрызнулась она. – Я что, арестована?

Он оглядел ее, прежде чем кивнуть:

– Именно так.

– В этом случае прошу зачитать мне мои права, и я желаю увидеться с Риком Аддисоном.

– Нет. Руис, зачитай даме права.

Коп, надевший на нее наручники, вытащил из нагрудного кармана небольшую карточку. Саманта наскоро оглядела окна близстоящих домов, откуда выглядывали любопытные физиономии соседей. У двоих даже были камеры. Мать твою за ногу!

Сэм глубоко вздохнула.

– Вы имеете право молчать. Помните, все, что вы…

– Рик!

Горстайн перекусил зубочистку.

– Ведите ее в машину. Допросим в полицейском участке.

Но стоило Руису потащить ее к ближайшей патрульной машине, как Саманта уперлась ногами в землю.

– По крайней мере объясните, за что меня арестовали.

Горстайн с похоронным видом уставился на половинки зубочистки, прежде чем уронить их на тротуар.

– Кража в крупных размерах.

– Чего именно?

Коп, стоявший в дверях дома, отлетел в сторону, Рик босиком и в одном синем халате, сбежал с крыльца и бросился к ней.

– Саманта!

– Тащите ее в чертову машину, – прорычал Горстайн и подхватив ее под локти, оторвал от земли. Второй коп тем временем распахнул дверцу машины. – Нельзя, чтобы они сговорились!

Значит, Рика тоже в чем-то подозревают?

– Какого дьявола тут творится?! – завопила она.

– Хогарт пропал, – откликнулся Рик. Горстайн на секунду оставил ее и попытался оттеснить его в дом. – Я сказал, что ты поехала осматривать город, но они, очевидно, не поняли, какую ошибку совершили.

Руис толкнул ее так, что она влетела на заднее сиденье машины. Должно быть, на ее лице отразились эмоции, которые она в этот момент ощутила, потому что Рик очень тихо сказал что-то Горстайну и детектив резко отодвинулся.

– Одна минута, – предупредил он.

– Саманта, – пробормотал Рик, нагибаясь к дверце, – не делай ничего опрометчивого. Я поеду за тобой в участок, и к завтраку ты будешь на свободе.

– Даешь слово?

Она судорожно глотнула воздух, понимая, до чего по-детски звучит это «даешь слово», и все же отчаянно нуждаясь в ободрении.

Он спокойно встретил ее взгляд.

– Даю слово. Только не убегай, Сэм.

Очевидно, он куда больше копов знал о тонкостях ее ремесла.

– Ладно, – буркнула она.

Саманте ничего-не-стоило убежать. И она так и сделала бы, если бы не одно обстоятельство. Смывшись, она больше никогда не увидит Рика. И чтобы не допустить этого, она даже позволит взять у себя отпечатки пальцев. Отец перевернулся бы в могиле… если бы лежал там на самом деле. А вот она, вполне даже вероятно, торопится именно в этом направлении.

Глава 6

Среда, 3.32

Едва полицейская машина увезла Саманту, в доме разгорелась открытая война.

– Я не заявлял о чертовом преступлении, – рявкнул Рик, не давая Горстайну войти в вестибюль. – И желаю, чтобы ваши люди немедленно убрались из моего дома. Кроме того, я требую отпустить Саманту Джеллико, извиниться перед ней и доставить домой. В данный момент я решаю, подавать ли в суд на ваш департамент за незаконный арест и вторжение в дом.

– Послушайте, мистер Аддисон, ваш дворецкий подтвердил факт взлома, а охранная фирма вызвала нас. Вы уже признали, что картина пропала.

– Я ошибся. Проваливайте.

– Не можем. Как только выясняется, что произошла кража, мы открываем дело. И если картины застрахованы, мы действуем не в ваших интересах, для нас главное – истина.

– Очень благородно. Надеюсь, когда вас вышибут из полиции и вы сумеете устроиться водителем или помощником судомойки, будете испытывать те же чувства.

– Что, если мы постараемся покончить с этим по возможности быстро и безболезненно? – продолжал детектив, вынимая из кармана новую зубочистку, которую и сунул между зубами. – Если вы вернетесь на кухню, мы довольно быстро завершим осмотр.

16
{"b":"27","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дама из сугроба
Подвал
Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию!
Квантовый воин: сознание будущего
Ждите неожиданного
Интернет вещей. Новая технологическая революция
Не прощаюсь
Русалка высшей пробы
В глубине ноября