1
2
3
...
24
25
26
...
67

– Аддисон.

– Сэр, это я, Сара, – раздался мягкий голос с британским выговором, – Сегодня пришел финансовый отчет «Кингдом фиттингз». А вот «Омнинет» и «Афра» запаздывают. Хотите получить то, что есть, или подождете, пока не соберу все документы?

– Вы, надеюсь, объясняли, как мне нужны эти отчеты? – спросил он.

– Несколько раз, – заверила она. Даже по телефону было слышно, как она расстроена. – Очевидно, ваш секретарь для них не указ.

Верно. Они хотели все услышать именно от него. Немного лести, некоторое поощрение – и дело в шляпе: он мастер получать все, что хочет. Но в последнее время его преданность бизнесу немного ослабела, и подданные большинства его владений, похоже, знали и это, и степень его равнодушия.

– Я сам об этом, позабочусь, – пообещал он. – Подержите до завтра отчет «Кингдом», Да, позвоните Джону Сташлуэлу в офис «Санрайз» и попросите перезвонить на этот номер.

– Немедленно, сэр.

Пока ничто не ушло из-под контроля. Но если его жизнь с Самантой продолжится прежним порядком, ему придется столкнуться с кое-какими неприятными фактами. И самым главным оказывался тот, что, как бы он ни ценил свою независимость, способность появляться в тот момент, когда одна из его компаний нуждалась в хорошем пинке в зад, или наставлении на путь истинный, или некотором повышении морального уровня, важнейшим приоритетом становилась его личная жизнь. Как сказал бы Том Доннер, больше он не был человеком-оркестром. Может, если бы три года назад он думал или чувствовал так же, как сейчас, они с Патрицией до сих пор не развелись бы.

Однако Патриция была как бизнес-аксессуар, который принято брать с собой на светские мероприятия и тусовки. Бедняжка не виновата, что при виде ее у него не кружилась голова, не подгибались колени, не таяли кости. Для этого была необходима Саманта. И поскольку он помыслить не мог, чтобы расстаться с ней, и в то же время не собирался уступать конкурентам свои владения, значит, срочно нуждался в помощи.

Телефон снова зазвонил.

– Аддисон.

– Сэр, – сообщила секретарь, – на линии Джон Стиллуэл.

– Великолепно. Пусть немного подождет, пока я не найду пустой офис.

– Сегодня Карен Тайсон не вышла на работу.

– Вот и хорошо. Через две минуты переведите звонок туда.

Он повесил трубку и повернулся к адвокатам, все еще ссорившимся в другом конце комнаты:

– Леди и джентльмены, закажите себе ленч и немного успокойтесь. Сделка будет завершена, а мы должны этому радоваться, хотя бы умеренно.

Дверь офиса Карен Тайсон, менеджера по персоналу, была напротив его офиса. Едва он вошел, телефон зазвонил.

– Джон?

– Лорд Роули, – деловито приветствовал Джон. – То есть Рик. Добрый день.

– Джон, почему-то финансовые отчеты из двух компаний до сих пор не прибыли. Если сможете переслать их до воскресенья, я намереваюсь предложить вам место своего личного помощника. И я имею в виду не для того, чтобы приносить мне чай. Ваши обязанности будут почти такими же… только на более высоком уровне. Придется больше путешествовать и заниматься срочными проблемами моего бизнеса. Считайте себя моим начальником штаба.

– Сэр, я не знаю, что сказать.

– Я следил за вашей работой в «Санрайз», а Матумбе прекрасного о вас мнения. Для начала скажу, что жалованье будет составлять двести тысяч фунтов в год плюс накладные расходы. У вас есть постоянная действующая американская виза, не так ли?

– Разумеется.

– Если вы согласны, значит, жду вас в воскресенье в Нью-Йорке.

– Спасибо, ло… Рик. Я буду там…

– Минуту, Джон, – перебил Ричард. – Вы женаты?

– Нет, сэр.

– Встречаетесь с кем-то?

– В настоящий момент нет.

– Надеюсь, у вас не возникнут проблемы из-за необходимости много и часто путешествовать?

В конце концов, он нанимает помощника, с тем, чтобы свободно вести личную жизнь. Но вряд ли кто-то для этого пожертвует своей. Для него это было откровением, за которое нужно благодарить Саманту.

– Я жду прямого ответа, Джон. Не говорите то, что от вас ожидают услышать.

– У меня таких проблем нет, сэр. Честно говоря, именно такой возможности я и ожидал, когда устраивался на работу в одну из ваших компаний.

Ричард широко улыбнулся:

– Лесть совершенно не обязательна, разве что по специальному требованию. Сара, та, что работает в лондонском офисе, обладает полным объемом необходимой вам информации.

– Я все сделаю, Рик.

– Надеюсь.

Итак, одно дело улажено. Вернее, три. Теперь остается помешать адвокатам кидаться друг в друга булыжниками и спокойно приступать к работе.

В животе заурчало, Ричард посмотрел на настольные часы. Черт!

Вынув сотовый, он нажал кнопку ускоренного набора.

– Привет. Ты очень голодна?

– Пожираю глазами пиццерию, – донесся спокойный голос Саманты. – Как по-твоему, тебе долго ехать?

– Слишком долго. Закажу, пожалуй, пиццу в офис.

– Не забудь покормить своих сообщников.

– Да, любимая, – улыбнулся он. – Я уже велел им поискать крошек. Увидимся через несколько часов.

Это его Сэм, профессиональная воровка и защитник всех угнетенных в офисе.

– Договорились. Как идут дела сегодня?

– Неплохо. Я только что пригрозил отказаться от «Манхэттена» и купить другой отель.

– Недаром я никогда не играю с тобой в «Монополию», – хмыкнула она. – До вечера.

На этот раз он немного подождал и, не услышав ни слова, тяжело вздохнул.

– Я люблю тебя.

– И я люблю тебя, горячий пирожок.

«Терпение, Рик, – напомнил он себе. – Когда-нибудь она сумеет легко произносить эти три слова, не дожидаясь подсказки». Недаром их жизнь разительно изменилась с самой первой встречи, но они все еще учились быть партнерами. И если все будет, как он задумал, для этого у них есть целая вечность.

Саманта перегнула пополам корочку от пиццы и сунула в рот. Стоуни, сидевший напротив, аккуратно ел итальянский овощной салат. Со стороны парочка, возможно, выглядела недавно явившейся на землю из ада.

– Ты не рассказала Аддисону, как отделала Доффлера, – заметил бывший скупщик краденого.

– Сегодня я занимаюсь шопингом, а не драками с преступниками. – Саманта оглядела полупустую пиццерию. – Кроме того, Доффлеру не следовало говорить, что я потеряла кураж.

– Так чего ты пытаешься добиться? Найти Мартина или сохранить репутацию? Последнее, что я слышал, – ты отошла от дел. Во всяком случае, так считает тот парень, с которым ты болтала по телефону.

– Я действительно отошла от дел. Но теперь я конструирую системы безопасности для людей и не желаю, чтобы всякие мошенники и воры посчитали, будто я настолько расслабилась, что они вправе смело обчищать оборудованные моей сигнализацией дома.

– Вот как? Значит, это бизнес, а не эго.

– Ешь свой проклятый салат.

– Я так и подумал.

– Ладно, как насчет скупщиков краденого? – спросила она. – Конечно, Мартин в основном сбывал вещи тебе. Но некоторые были просто дешевкой.

– Те, кто покупает нечто подобное, недолго держатся в бизнесе.

– После ленча сделаю пару звонков и посмотрю, нельзя ли найти кого-то из них. – Саманта откусила кусочек пиццы и задумчиво нахмурилась. – Можно задать тебе вопрос?

– Только если он не касается тебя и Аддисона.

– Почему я выросла совершенно не похожей на Мартина?

Стоуни насмешливо фыркнул:

– Знай я это, солнышко, сберег бы кучу аргументов. Мартин обычно винил во всем твою мать.

Саманта замерла с открытым ртом.

– Почему?

– Она была умной леди. Он чуть ли не обманом вырвал у нее согласие выйти за него. И поскольку сам не мог понять, почему ты такая, легче всего было свалить вину на супругу. А ведь он не всегда исповедовал принцип «хватай и беги» Он…

– Знаю. Он был едва ли не лучшим в бизнесе, просто…

– Постарел, – донесся тихий голос слева.

Саманта замерла. Сердце на миг перестало биться: во всяком случае, она задохнулась. Темное лицо Стоуни приобрело серый оттенок, но Сэм все же не хотела оглянуться на соседний столик. Почему она не знала? Почему не почувствовала, когда он вошел в дверь и сел радом?

25
{"b":"27","o":1}