ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но я вполне могу тебя убедить. Твой папаша переговорил с тобой. Не считаешь, что всем будет безопаснее, если ты поможешь нам в работе. Я даже дам тебе процент от продажи. Может, потом мы станем партнерами. Кто знает? Что ни говори, а ты, заведя такого бойфренда, получила доступ в самые эксклюзивные и богатые дома мира.

– Думаешь, я не поняла этого, когда сошлась с ним? – спросила она, сообразив, куда он клонит. – Но взломщики работают в одиночку.

– А самые умные – в компании. Будь ты в Париже в прошлом году, добавила бы к своему счету еще три миллиона баксов.

Что ей делать?

Саманта окинула немца тем же оценивающим взглядом, которым он удостоил ее минуту назад. Ей не раз предлагали партнерство, но никогда – воры уровня Вайтсрайга. Если бы предложение было прямым, без всяких скрытых мотивов и условий, она прямо объяснила бы, что не работает с оружием, а тем более с убийцами. Однако у этого типа картина Рика, и стоит сказать лишнее слово, как жизнь Мартина повиснет на волоске.

– Не скажешь, кого собираешься грабить?

– Нет, пока ты не согласишься и пока мы не будем уверены, что ты не сольешь информацию копам в обмен на то, что они оставят тебя в покое.

– Сомневаюсь, что все сказанное мной копам убедит их в чем-то, – честно ответила она, надеясь, что Горстайн и ее люди отменили слежку и сейчас не наблюдают их милое свидание.

– А ты знаешь, что Мартин прошел небольшое посвящение пару недель назад в Мюнхене? Очень милая скульптура Кановы ценой примерно в миллион. Плюс проценты за наводку на Хогарта.

Саманта медленно перевела дух.

– Итак, хочешь, чтобы и я прошла посвящение? Можно подумать, я никогда не работала раньше.

– Хотелось бы точно знать, что ты всерьез работаешь и сейчас, и если нас заметут, тебе есть что терять наравне с нами со всеми. Ты засадила в каталажку Шона О'Ханнона. А кое-кто поговаривает даже, что подставила его под пулю.

– О'Ханнон имел глупость связаться с неподходящими людьми, что и подставило его под пулю, – буркнула она. Именно та история, которая свела их с Риком, и была причиной ее решения отойти от дел. – Это ты обратился ко мне, Николас. Не я к тебе. Что ты хочешь?

Николас улыбнулся, ухитряясь даже при этом выглядеть устрашающе.

– Подарок. Мне нужен подарок. Что-нибудь маленькое и сверкающее ценой не меньше чем полмиллиона. Мог бы попросить и дороже, но поскольку даю слишком короткий срок, то особо придираться не буду. Но в остальном ты должна сработать не хуже своего папочки.

– И когда тебе нужен этот подарок?

– Сегодня пятница. Значит, суббота – самый подходящий день. И я хочу услышать о краже в новостях. Не вздумай ничего покупать в магазине, чтобы меня одурачить.

– Иисусе! Неужели твоя паранойя дошла до такой степени? А если я скажу «нет»?

– У тебя нет выбора, Сэм. Помни, мне известно, что Мартин все тебе рассказал. Не знаю, что именно, но теперь ты в доле. Иначе тебе конец. Так что докажи, что я могу тебе доверять, или немедленно получишь пулю в лоб.

И что теперь?

– А если я случайно обворую место, которое ты готовишь для своей грандиозной операции?

– Ни в коем случае. Ну как, заметано?

– Будь ты проклят, фритци!

Она поджала губы, нацепила на лицо задумчивое выражение, пытаясь сделать вид, что мозг вот-вот взорвется, а сердце бессильно трепыхается.

– Можешь поклясться, что, если все пройдет как надо, мне не придется покинуть Рика? В конце концов, он мой пропуск к богатству и успеху!

– Если все обойдется, никто ничего не узнает. Я дал тебе эту возможность как профессионал профессионалу и из уважения к Мартину. Ну? Согласна? Или он – труп.

Мысленно скрестив пальцы, Саманта кивнула.

– Будет забавно снова поработать с Мартином. Я в деле.

Вайтсрайг снова ухмыльнулся.

– Я так и знал, что только притворяешься, будто встала на путь праведный. Дай мне телефон, по которому тебя можно застать.

Она дала ему номер сотового.

– Я пробуду в Нью-Йорке еще неделю. Если придется задержаться, сообщи, чтобы я заранее изобрела подходящий предлог.

– Ты окажешься в уютном Палм-Бич точно в срок, – пообещал Николас и, сжав подбородок Сэм тонкими, длинными пальцами, запрокинул ее лицо. – Больше никто ничего не должен знать, Сэм. Если я что-то услышу, отошлю в полицию снимки нашей сегодняшней встречи. И не вздумай блефовать: малейшая ошибка, и Мартин мертв. А за ним последует твой богатенький бойфренд и уж потом – ты. Ясно?

Саманта даже не пробовала вырываться.

– Ясно. Но если не выделишь мне долю или утаишь денежки, помни: тебе это с рук не сойдет.

– Вот и хорошо, – кивнул он, отпустив ее. – Значит, договорились. Увидимся в субботу. Я изложу детали и уточню сумму твоего процента.

– Если эта сумма не будет меньше десяти, проблем не возникнет.

Николас с кивком и хитренькой усмешкой направился вниз по улице. Саманта перевела дыхание. А она думала, что худшего утра, чем сегодня с Риком, в ее жизни не было!

Теперь придется во всем признаваться ему и Стоуни. Они должны знать, что ее ожидает.

Саманта прошла пешком еще один квартал, после чего демонстративно посмотрела на часы. Николас вряд ли блефовал, утверждая, что пошлет фотосвидетельства их встречи в полицию. Это означало, что за ними наблюдали его люди. Кто знает, может, наблюдают и сейчас.

Ладно, значит, теперь она знает, на кого работает Мартин и за кем охотится Интерпол. Но Николас взял из дома всего одну картину. Вопрос в том, на кого работает он сам. И кого ей придется ограбить, чтобы купить пропуск в шайку?

Господи, в какое же дерьмо она вляпалась!

Но старый знакомый адреналин уже бурлил в мышцах. Да, такова уж она. Опасность для нее – наркотик. Что бы там ни было, она только что согласилась на кражу, достаточно крупную, чтобы привлечь внимание Интерпола, плюс на маленькое грязное дельце, выполнить которое ей предстояло самостоятельно. А если ее поймают, значит, притащат к Горстайну, и на этот раз ей так легко не отвертеться.

Подумать только, всего два дня назад она сожалела, что на этот раз визит в Нью-Йорк для человека, ставшего на путь исправления, будет нестерпимо скучен!

* * *

Зрелище, открывшееся ей в кафе, было настолько необычным, что Саманта остановилась как вкопанная. В глубине большого зала сидели Рик и Стоуни. Оба, нагнувшись над листом бумаги, что-то обсуждали. Вероятно, строили планы убийства. Вполне возможно, намеченной жертвой была она.

– Привет, мальчики, – пробормотала она, осторожно приближаясь к столу. Схватка с Риком вымотала ее, а милая беседа с Вайтсрайгом довела до крайности. Так что пусть лучше они ведут себя прилично, иначе никому несдобровать!

Рик встал, как всегда, когда она входила в комнату.

– Успокоилась? – тихо спросил он, выдвигая для нее стул.

– И да, и нет. Что вы делаете? – поинтересовалась она, указав подбородком на листок бумаги.

– Двенадцатиэтапная программа по удалению тебя из Нью-Йорка, – объявил Стоуни.

– Неужели? Кажется, вы успели подружиться, вероятно, с целью надуть меня… или вообще избавиться.

– Ничего подобного. Он по-прежнему мне не нравится, – объявил Рик, погладив ее по руке. – У нас просто общее дело.

– Ну конечно!

Все еще подстегиваемая адреналином, она и не подумала рассердиться и украдкой оглядела кафе. Оно было расположено в вестибюле административного здания фирмы Рика, так что там обычно обедали служащие, которые сегодня предпочитали держаться подальше от его стола. Конечно, все исподтишка наблюдали за ними, но вряд ли кто-то осмелится подслушивать! И это прекрасно, поскольку никто из команды Николаса не подберется к ним достаточно близко, не вызвав подозрений.

– Итак, насколько мы понимаем, – начал Рик, заказав проходившей мимо официантке три бокала диетической колы, – обвинений тебе не предъявили.

– Пока еще нет, – кивнула она.

– И не предъявят по крайней мере до той минуты, пока шайка не осуществит свою большую операцию, о которой упоминал твой отец. До этого времени никто не помешает нам покинуть страну. Как только мы окажемся в Англии, оттуда легче легкого улететь туда, где не существует экстрадиции.

32
{"b":"27","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Храню тебя в сердце моем
Убийство в переулке Альфонса Фосса
Тёмные времена. Звон вечевого колокола
Моя жизнь в его лапах. Удивительная история Теда – самой заботливой собаки в мире
Книга hygge: Искусство жить здесь и сейчас
Академия пяти стихий. Возрождение
Лучшая команда побеждает. Построение бизнеса на основе интеллектуального найма
Эффект Марко
Купец