1
2
3
...
33
34
35
...
67

– Да, меня и Пачино, – сухо обронила она. – Мне нужны детали, а потом и план.

Кроме того, нужно обдумать кражу, которую необходимо совершить сегодня.

Рик глубоко вздохнул.

– Неплохо также определить путь отступления.

Глава 12

Пятница, 19.44

– Глупо, – пробормотала Сэм, выходя из лимузина, – Я не желаю находиться здесь.

Ей нужно спланировать чертову кражу, а Рику приспичило потусоваться!

Рик взял ее под руку.

– Это благородный жест. И мы уже приехали.

Она не вырвалась и позволила увести себя на тротуар.

– Это не жест. Он пригласил нас только затем, чтобы все смогли вдоволь наглядеться на меня, и тебя тоже. А заодно и посплетничать.

– Я привык к сплетням.

– Вот и прекрасно. Это не тебя арестовали на этой неделе. Да и что о тебе говорить: «О-о, в жизни он еще лучше, чем на фото», или: «Эй, Мардж, как по-твоему, он так богат, как говорят?»

– Мардж? – со смехом переспросил он.

– Ты иди. Бен отвезет меня домой.

– Ну да. Я буду веселиться на вечеринке, пока ты решаешь, у кого стащить бриллианты.

У Сэм сердце ушло в пятки. Слышать такое… мерзко и непривычно. Она и Стоуни никогда не беседовали открыто на подобные темы.

– Я жду альтернативных предложений. Придумай, как выполнить все требования Вайтсрайга, чтобы мне не пришлось к тому же бежать из страны.

Рик слегка приподнял брови.

– Я над этим работаю.

– Я тоже. В таком случае давай вернемся домой и поработаем вместе.

– Мы уже приняли предложение.

Очевидно, он не понимает!

– С каких это пор ты полюбил пафосные вечеринки, где всякий заглядывает тебе в глаза и ловит каждое твое слово? Наверное, жонглеры в последнюю минуту отменили выступление, и теперь хозяин нуждается во мне, чтобы развлекать гостей. Поэтому он пригласил нас. Но сегодня мне нужно разгребать собственное дерьмо, так что огромное тебе спасибо.

– Саманта, – вздохнул он, пропуская ее вперед, – иногда мотивы не играют роли. Важен поступок. Предпочитаешь, чтобы эти люди запомнили тебя в наручниках или в очаровательном платье и в доме Бойдена Лока? Это твои потенциальные клиенты!

Клиенты. И будущие жертвы. Черт!

– Значит, все равно, о чем они злословят, лишь бы видели, что я приглашена на бал?

– Совершенно верно, Золушка. Что бы там Лок ни думал о твоей виновности или невиновности, приглашение в его дом означает поддержку, – кивнул Рик, кладя ладонь на ее плечо.

Он скорее всего прав. Но это не делало роль предмета всеобщего любопытства более привлекательной.

– Я бы спокойнее перенесла это, будь кем-то другим, – проворчала она. – Например, блондинкой. Ты любишь блондинок.

– Я люблю тебя.

Она и села в лимузин по единственной причине: тот, кто нанял Николаса и Мартина, мог присутствовать на вечеринке. Шансы на это были минимальными, но по крайней мере она может спокойно оглядеться и, если повезет, найти подходящую мишень. Кто бы это ни оказался, денег у него, должно быть, навалом. Ни один взломщик не работает задаром. И, как сказал Рик, людям, которые могут позволить себе нового Хогарта и тому подобные предметы искусства, вполне по карману ее услуги.

Ричард постучал, и дверь открылась. Навстречу хлынули волны света и шума.

– Вперед, на штурм, – пробормотал он, перетаскивая ее через порог.

– Меняю королевство на очень большую бутылку виски, – буркнула Саманта и, нацепив на лицо теплую улыбку, подошла приветствовать хозяина.

– Бойден, приглашение на кофе было огромным великодушием с вашей стороны, – пропела она, сжимая руки Лока. – Вы просто чудо.

– Это вы чудо. Аддисон, вы счастливец.

Ричард пожал руку Лока.

– Я прекрасно это сознаю.

Он отступил и стал наблюдать, как Лок водит Саманту по комнате, представляя самым богатым и влиятельным обитателям Манхэттена. Она легко очаровала всех и каждого и даже слегка пошутила насчет своих вкусов в искусстве. Рик беспомощно смотрел, как Сэм болтает с ними, и гадал, кого она решит обокрасть и что, черт возьми, он может предпринять.

– Ну, что это, – раздался за спиной мягкий голос с безупречным британским выговором.

Мысленно готовясь к худшему, он обернулся.

– Здравствуй, Патриция, я предчувствовал, что увижу тебя здесь.

Рубиново-красные губы растянулись в улыбке, тонкие пальцы слегка коснулись затейливого узла светлых волос.

– Именно поэтому ты приехал?

– Именно поэтому я едва не отказался. С кем ты сегодня?

– Пока что у меня нет никого постоянного. Если не считать первого мужа, должна признать, что в отношении мужчин вкус у меня отвратительный.

Да уж. Репутацию девушке создали смертные приговоры за убийства, вынесенные сначала мужу номер два, а потом и постоянному бойфренду. Патриции, разумеется, не стоило об этом напоминать, а тем более на людях. Поэтому он поднял ее руку и коснулся губами костяшек пальцев.

– Прекрасно выглядишь.

Голубые глаза удивленно раскрылись.

– Спасибо, Ричард. Ты тоже.

Словно в плохом фильме. Ричард чуть поморщился. Но в этот момент на сцене появился Мацуо Хосидо под руку с привлекательной миниатюрной японочкой.

– А, Ричард! – воскликнул он, кланяясь. – Это прелестная Саманта, верно?

Патриция Аддисон-Уоллис откашлялась, но не успела ответить, как Ричард решительно качнул головой.

– Это прелестная Патриция Уоллис, – пояснил он, пожимая руку Хосидо. – Саманта – она…

Он замолк, когда обнаженная рука легла на его рукав.

– Саманта перед вами, – продолжал он, глядя на нее.

Но Саманта уже обратилась к Патриции:

– Привет, Патти. Похоже, Бойден тебя ищет.

Подбородок Патриции едва заметно дернулся.

– Спасибо. Прошу меня извинить.

Не потрудившись посмотреть ей вслед, Саманта предложила руку Хосидо и, в свою очередь, поклонилась.

– Вы, должно быть, мистер Хосидо. Рик несколько раз проклинал ваши редкостные деловые качества.

Пожимая ее руку, Хосидо усмехнулся.

– Вы так же очаровательны, как утверждает Рик. Ричард, это моя жена, Миядзаки. Боюсь, ее английский…

– Bonsowa-ru, – вмешалась Саманта, протягивая руку миссис Хосидо. – Добрый вечер.

– Bonsowa-ru. Вы… говорите по-японски?

– Hai, Wazuka.

– Превосходно! – воскликнула миссис Хосидо. – Я тоже немного говорю по-английски.

– В таком случае мы прекрасно поладим, – улыбнулась Саманта.

Пока женщины болтали и пересмеивались, Хосидо сделал Рику знак пройтись по комнате. Он сжал руку Саманты и отошел.

– Ваша Саманта – человек замечательный, – заметил Мацуо, нежно улыбаясь собственной жене.

– Тут вы правы.

Владелец отеля вскинул брови.

– Вы ведь не знали, что она говорит по-японски.

– Понятия не имел, – хмыкнул Рик.

– Она также достаточно отважна, чтобы прийти туда, где все знают о ее аресте.

Чудесно!

– Да, тем более что прошлое ее отца – сплошное черное пятно, поэтому полиция повела себя слишком ревностно. Несчастная ошибка.

– Но вы сами признали пропажу очень ценной картины.

– Да, – спокойно подтвердил Ричард. – Еще одна несчастная ошибка, на этот раз со стороны вора.

– И вы действительно считаете, что сумеете вернуть картину?

– Так оно и будет.

– Смелое заявление.

– А я вообще очень смел по натуре.

И он никому не позволит обокрасть его и остаться безнаказанным.

– У меня предложение.

– Какое именно? – спросил Ричард..

– Приглашаю вас завтра на ужин. Без адвокатов и без жен. Только мы вдвоем. Может, мы сумеем прийти к соглашению, если посторонние не станут вмешиваться.

– Прекрасная мысль, Мацуо. Давайте в «Дэниелз» на Шестьдесят шестой в семь вечера?

– Я буду.

Они вернулись к дамам, пробиваясь через толпу богатой элиты, окружившей их. Глядя на Саманту, всякий посчитал бы, что она одна из них, высокорожденная принцесса, снизошедшая до своих подданных. И хотя жонглировать ее не просили, было ясно, что она настоящая волшебница.

34
{"b":"27","o":1}