ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время – убийца
Мои живописцы
Самогипноз. Как раскрыть свой потенциал, используя скрытые возможности разума
Серафина и расколотое сердце
Сила личности. Как влиять на людей и события
Память. Пронзительные откровения о том, как мы запоминаем и почему забываем
Семена успеха. Как родителям вырастить преуспевающих детей
Под знаменем Рая. Шокирующая история жестокой веры мормонов
Короткое падение

– Ваш… э… Аддисон звонил вчера утром. Мы и без того решили снять с вас подозрения, но он… весьма настойчиво предположил, что, если я отстану, у вас могут появиться некоторые идеи насчет того, кто все это проделывает. И я позвонил в Палм-Бич, вашему копу. Он ручается за вас.

Она подняла брови и на секунду выбросила из головы неприятную мысль о том, что прошлой ночью предала Фрэнка Кастильо.

– Кроме того, он выматерил меня и сказал что-то насчет того, что остаток карьеры я проведу в суде.

Ее герой!

Хотела бы она слышать их разговор!

– Холодная?

– Что именно?

– Кола. Холодная?

– Возможно, нет. Я купил ее около часа назад. Ехал сюда, но пришлось остановиться у дома Лока, узнать последние новости.

– Итак, что вы хотите знать?

– Можно мне сесть?

– Нет. Вот если бы вы принесли мне целую упаковку, тогда, вероятно, я и позволила бы.

Он прислонился к книжному шкафу. Сэм выключила телевизор и примостилась на журнальном столике лицом к нему. Появился Уайлдер с извиняющимся видом и ледяной колой на подносе, но она знаком велела ему уйти. Пока она и Горстайн мерили друг друга взглядами, она потянулась к телефонной трубке.

– Йелец?

– Что ты орешь, Джеллико! Это и есть твоя идея…

– Потолкуем позже. Пока.

– Кто это был? – насторожился Горстайн, когда она положила трубку.

– Джимини Крикет.[6] Валяйте, Горстайн. У меня есть дела поважнее, чем глазеть на вас всю ночь.

Ей нужно было сделать еще один звонок, и, уж конечно, не дай Бог, Николас позвонит в присутствии Горстайна! Правда, если кто-то из шайки следит за домом, она уже по уши в дерьме. Поскольку за ней одновременно присматривают и хорошие, и плохие парни, удивительно еще, что они не наткнулись друг на друга. Правда, плохиши знали о присутствии хороших парней, так что это давало первым преимущество.

– Сегодня миссис Ходжес потеряла тонну бриллиантов, а Бойден Лок – Пикассо.

– Я уже все знаю из новостей.

– Насколько мне известно, несколько дней назад вы консультировали Лока по охранным системам. И прошлой ночью были в его доме.

– Снова допрос? Если так, придется снова вызывать Джимини.

Как ни противно признавать, но она знает номер Денвера. А вот Риптона – нет. Но ничего, она это исправит сразу после ухода Горстайна.

– Как бы мне ни хотелось снова потащить вас в участок, если я арестую вас, придется арестовать Трампа, мэра и, возможно, половину городского совета.

– До чего же, должно быть, неприятно оказаться на вашем месте! И кстати, вы так и не задали свой вопрос.

– В доме Лока кто-то обошел сигнализацию с помощью медного провода и скотча. Они открыли окно аншпугом и прошли мимо трех других картин, прежде чем добраться до Пикассо, Почему?

– Почему только Пикассо?

– Да.

– Полагаю, вор путешествует быстро и налегке, а к тому же имеет при себе список покупок.

– Считаете, что место взлома и предмет кражи никак не могут быть выбраны наугад?

– Очень сомневаюсь. Весьма узкая временная граница и дневная кража означают, что грабитель тщательно готовил операцию.

– Думаете, Лока и Аддисона обокрал один и тот же человек?

Сэм пожала плечами. Она ничего не знала наверняка и не могла доказать, да и имей эти доказательства, все равно не имела права откровенничать. Но все же неплохо бы заработать пару очков у нью-йоркского департамента полиции.

– Обезвредить сигнализацию и взломать окно аншпугом может каждый уважающий себя взломщик, так что Лока и Аддисона могли ограбить совершенно разные люди. Но в обоих домах вор оставил другие ценные вещи и взял по одному полотну.

– И этот вор не вы.

– И этот вор не я, – отрезала она, изнемогая от внезапной усталости: уж очень тяжелыми выдались последние два дня.

– Слишком хорошо вы разбираетесь во всех тонкостях этого дерьма, – продолжал он, словно не слыша.

– Ну все, с меня хватит. Я вызываю сверчка.

До чего же горькая ирония! Доверить Тому Доннеру спасать ее задницу! Мир переворачивается! Она снова подняла трубку.

– Я просто хочу сказать, – вмешался Горстайн, – что для среднего гражданина вы на редкость здорово осведомлены.

– Я не просто средний гражданин. Итак, я набираю номер?

– Я мог бы надеть на вас наручники, не успей вы набрать первую цифру.

– Сомневаюсь.

– Как насчет дома Ходжесов?

– А что случилось? Я слышала, они называют грабителя бандитом с арахисовым маслом. Он что, ел сандвич в доме своих жертв?

– Нет, накормил маслом собаку. Там не было сигнализации, но он прорезан дыру в стекле и взобрался в дом по пожарной лестнице, как и остальные двое.

– Вполне разумно, – кивнула она. – Думаете, это и был тот тип с Пикасссо?

– Не знаю. В том доме были и другие вещи. Скульптура Ремингтона и пара картин Джорджии О'Киф.

Значит, Ходжесы – поклонники вестерна. Это означало, что у Перри наверняка был револьвер. Слава Христу за арахисовое масло.

– Если бы вы могли сказать…

В эту минуту зазвонил сотовый. Стандартный звонок, не одна из тех мелодий, которые она приберегала для друзей и семьи. Попалась!

– Собираетесь отвечать?

Сэм пронзила Горстайна злобным взглядом и открыла флип.

– Привет.

– В твоем доме полицейский, и это в тот момент, когда я ожидаю подарка, – донесся голос Николаса. – Можешь объяснить, в чем дело?

– Привет, милый, – пропела она, растянув губы в теплой улыбке. – Никогда не догадаешься, кто у меня в гостях.

– Какого хре…

– Нет, это детектив Горстайн. Хочет знать, где я была сегодня утром, когда воровали Пикассо у Бойдена Лока.

– И что ты ему ответила? Я предупреждал, что будет, если не согласишься сотрудничать с…

– Скажем так: я пытаюсь быть милой и вежливой, но, кажется, немного устала. Почему бы тебе не перезвонить через пять минут?

– Почему бы мне не навестить тебя через пять минут? Если коп все еще будет там – он труп.

– Спасибо, милый. До встречи.

Она отключила телефон и отложила трубку, сохраняя спокойное выражение лица, несмотря на бешено бьющееся сердце.

Конечно, она терпеть не может Горстайна, но не желает ему смерти.

– Что-то еще, детектив?

– Не сейчас. Но если пропадут очередная картина или бриллианты, я вернусь. С ордером и наручниками. Тогда, может быть, вы соизволите ответить на вопросы.

– В следующий раз, когда понадобится моя помощь, вежливо попросите, прежде чем бросаться угрозами. А пока что проваливайте вон из моего дома.

Горстайн выпрямился.

– Дома богатого красавчика, хотите сказать.

Ну нет, этого она ему не спустит! Она считает этот дом своим, особенно с тех пор, когда в него начали вламываться.

– Мы делим этот дом. Доброй ночи.

Горстайн бросил зубочистку в погасший камин.

– Оставайтесь в городе, мисс Джей, иначе у меня снова возникнут подозрения.

Как только захлопнулась входная дверь, Саманта заперла ее и сбежала вниз, на кухню. И дворецкий, и повар смотрели бейсбол по телевизору.

– Парни, я попрошу вас некоторое время оставаться здесь, – бросила она, когда Уайлдер встал.

– Что-то не так?

– Пока все в порядке. Просто оставайтесь тут. У вас есть сотовый?

– Нет, мисс Сэм, – нахмурился дворецкий. – Мы..

Она бросила им свой.

– Если услышите выстрелы или крики, запирайтесь в кладовой и вызывайте копов. И заприте дверь черного хода. Открываете только мне, Аддисону или если точно удостоверитесь, что это коп. Ясно?

– Да, мэм. Но…

Захлопнув за собой дверь, она взлетела по ступенькам в основную часть дома. Горничные давно ушли, а Бен повез Рика на ужин, так что единственная проблема возникнет, если Рик вернется домой рано. Домой.

Постаравшись подавить внезапный прилив хозяйственности, Саманта проверила подол блузки, чтобы убедиться, что медная проволока, вставленная туда, не выпала. Скрепка и круглая резинка лежали в кармане брюк, а кусочек скотча обвивал внутреннюю часть штанины. Если ее схватят, есть все шансы сбежать.

вернуться

6

Умный говорящий сверчок из мультфильма «Пиноккио».

40
{"b":"27","o":1}