1
2
3
...
44
45
46
...
67

– Именно это мне и нужно.

– Но к вам начнут приставать. Может, мне пойти с вами? А вдруг вас ограбят?

– Нет. Возвращайтесь в офис. И будьте готовы к спасательной миссии… на всякий случай.

– Да, сэр. Удачи вам.

Ричард, глубоко вздохнув, вышел из машины. Он любил одиночество.

Учитывая его известность, он был глубоко благодарен за высокие стены и надежную охрану. На Манхэттене одиночество не было особой проблемой, если только знаменитость не появлялась в месте скопления туристов.

В своем голубом костюме от Армани, бордовой сорочке и черном галстуке он был донельзя узнаваем. На что и рассчитывал.

Прошло ровно полторы минуты. Пробираясь через поток ревущих такси, уличных торговцев и миллион пешеходов, он миновал телевизионный центр «Эй-би-си», – по его мнению, лучшее место, чтобы быть увиденным. И точно, группа молодых девиц, года на два-три моложе Саманты, одетых, как чирлидеры,[7] с логотипом «Техас Тек», намалеванным на футболках, окружили его плотным кольцом.

– Вы Рик Аддисон, верно? – прочирикала одна.

Он улыбнулся своей лучшей журнальной улыбкой:

– Он самый.

– Я же говорила.

– О, нельзя ли сняться с вами?!

– Разумеется.

– Что вы делаете в Нью-Йорке?

– Покупаю недвижи…

– Вы знаете Дональда Трампа?

Его улыбка чуть дрогнула, но он смело водворил ее обратно, поскольку к девицам присоединились новые туристы.

– Знаю.

– И зовете его Дональд?

– Не…

– Кому нужен Трамп? – вмешался кто-то еще. – У Аддисона денег больше.

– И он куда симпатичнее!

В течение последних десяти минут он делал наименее любимые в мире вещи: позировал для фотографий и давал автографы. Толпа становилась все больше и громогласнее, но по крайней мере никто не полез к нему в карман и не попытался наступить на ногу.

Расталкивая людей, к нему, пробился полицейский.

– Все в порядке, мистер Аддисон?

Он улыбнулся еще шире под вспышки камеры.

– Да, в полном. Просто до меня только сейчас дошло, что за все эти годы я ни разу не побывал на Таймс-сквер.

– Верно.

Офицер что-то сказал в висевшую на плече рацию, и двое конных полицейских, стоявших на Бродвее, немедленно двинулись к нему. Самое время. И наконец, одна из новостных бригад выкатилась из находившейся прямо за его спиной студии.

– Рик Аддисон, – воскликнула женщина-репортер, – что привело вас на Таймс-сквер?!

Рик, старательно глядя в камеру, повторил то же, что скачал полицейскому.

– На прошлой неделе у вас украли ценную картину. Полиция уже напала на след?

– Нет. В полдень у меня встреча с Мартином, моим адвокатом. Полагаю, он придет ко мне в офис.

Репортер, чье имя он так и не вспомнил, оглядела его и расплылась в профессиональной улыбке.

– Как насчет вашей подружки Саманты Джеллико? Она все еще считается центральным объектом?

Поскольку задача была выполнена, Ричард холодно усмехнулся:

– Для меня – определенно. Об остальном узнайте у полиции.

– Услышим ли мы в этом году известие о свадьбе?

– Без комментариев, – ответил Рик.

Ну вот. Сюжет наверняка пройдет в одиннадцатичасовых новостях. Остается вернуться в офис и надеяться, что Мартин Джеллико смотрит новости также регулярно, как Саманта, а вот Вайтсрайг не делает этого, а если и делает, то ничего не заподозрит. А если кому-то покажется, что выглядит Рик на экране странновато, так ведь он – англичанин. И это многое извиняет.

– Карабины и канаты проверены, – объявил Струни, садясь на пассажирское сиденье черного прокатного джипа «чероки».

Саманта влилась в поток движения.

– Как мне все это надоело! – проворчала она. – Знай я, что буду заниматься кражами в Нью-Йорке, привезла бы свое оборудование.

– Я ошибся, или ты хвастаешься своим снаряжением?

– Брось, самый остроумный трюк с Ходжесами заключался в арахисовом масле. Это мое первое настоящее дело за пять месяцев. Так тяжело расставаться с бизнесом!

Стоуни картинно сложил руки на груди.

– Почему же расставаться? Я и сам работаю в чертовом офисе и устанавливаю чертову сигнализацию, от которой скоро с ума сойду!

– Я забросила профессию из-за невероятно длинного удачливого периода, который рано или поздно, но обязательно закончится. И еще потому, что во время последнего дела трое людей были убиты.

И потому что в то же время она встретила мужчину, который впервые в жизни искушал куда больше, чем сдобренная адреналином опасность ее прошлого.

Очевидно, Стоуни это тоже сознавал, но не желал рассуждать на эту тему, потому что, пренебрежительно фыркнув, забросил снаряжение на заднее сиденье.

– Поезжай к Шестьдесят третьей. Я знаю парня, который знает парня, который сможет снабдить тебя электронным разделителем сигналов.

Ее сотовый зазвучал. Сэм, нахмурившись, проверила номер, но смогла понять только, что звонят откуда-то с Манхэттена.

– Именно поэтому ты подзуживала меня поближе общаться с Бойденом. Локом? – раздался голос Патриции, в котором сквозь сдержанный британский акцент прорывались разъяренные нотки. – Знала, что на следующий день украдешь у него Пикассо.

– Господи Боже, я не имею с этим ничего общего. И вообще не все вертится вокруг тебя.

– При чем тут это?

– Но ведь ты позвонила мне.

– Потому что не желаю, чтобы мной манипулировали. Я помогла тебе, и вот как ты отплатила мне. Ты еще омерзительнее, чем я считала!

– Бывшая? – пробормотал Стоуни.

Сэм кивнула. Когда-нибудь она серьезно поговорит с Риком о том, что побудило его жениться на этой женщине. В конце концов, именно он привел Бывшую в их совместную жизнь. Сама Сэм в жизни не женилась бы на такой, как Патти. Но у нее в отличие от Рика было куда меньше терпения и доброжелательности к тому, что она называла паршивым дерьмом.

– По-моему, сведя тебя и Бойдена, я с лихвой отплатила за твою доброту. Просто тебя преследуют неудачи. Может, ты нуждаешься в экзорцизме. Пусть бы кто-то изгнал из тебя дьявола.

– Только чтобы освободить меня из твоих лап.

– Да я бы до тебя и пальцем не дотронулась! Лапы, тоже мне еще! – фыркнула Саманта. – И к тому же я сейчас вроде как занята…

– Тебе было недостаточно разрушить мои отношения с двумя мужчинами, нужно было еще и подставить меня так, чтобы я уже никогда не поднялась!

– Единственный раз в жизни тебе достался хороший парень. Ты спала с ним, потом вышла за одного убийцу и встречалась с другим. Вини их за то, что перешли мне дорогу, и вини себя за то, что была такой идиоткой. Я ничего не брала у Бойдена Лока. Прощай. – Она рывком захлопнула флип. – Теперь мой день приобрел некую законченность.

– В чем она обвиняет тебя сейчас? – осведомился Стоуни.

– Я посоветовала ей присмотреться к Локу, а теперь она считает, что, поскольку его ограбили, значит, я снова ее подставила.

– Поэтому я никогда не пытаюсь сводить людей.

– Спасибо за поддержку.

– Угу. Сворачивай вправо, если не хочешь врезаться в угол здания.

Саманта кивнула, посигналила и свернула вправо. Синий «линкольн», державшийся двумя машинами дальше, последовал ее примеру. Впрочем, как и с полдюжины такси, и когда она перестроилась в другой ряд, «линкольн» отстал.

– На следующем углу снова свернешь направо, – наставлял Стоуни.

– Обязательно. Я просто играю в туриста.

Подождав, пока они подъехали к светофору на дюжину ярдов, она резко перестроилась в правый ряд и свернула. На этот раз «линкольн» посигналил и тоже свернул.

– Что это? – спросил Стоуни, не сводя глаз с зеркала заднего вида.

– Должно быть, у меня паранойя. Но если это один из парней Горстайна, не стоит ему видеть, как я забираю электронный разделитель. А если это шестерки Николаса, не желаю, чтобы они знали о твоем участии.

– Они были за нами на последней остановке?

– Не заметила.

– Значит, не было. Сверни еще раз и посмотри, что выйдет.

вернуться

7

Члены групп поддержки спортивных студенческих команд.

45
{"b":"27","o":1}