ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хитмейкеры. Наука популярности в эпоху развлечений
Верховная Мать Змей
Одиссея голоса. Связь между ДНК, способностью мыслить и общаться: путь длиной в 5 миллионов лет
Ненавидеть, гнать, терпеть
Сглаз
Перекресток Старого профессора
Стрекоза летит на север
Душа в наследство
Тобол. Мало избранных

– Мистер Мартин, полагаю? – тихо спросил он. И получил в ответ оценивающий взгляд карих глазах.

– Мой клиент, полагаю, – ответил Джеллико в тон.

– Совершенно верно. Продолжим беседу в моем офисе?

– Ведите.

– Мария, ни с кем меня не соединяйте, – бросил Рик, направляясь к офису. Как сильно ни хотелось, он не обернулся, чтобы проверить, следует ли за ним Мартин.

Рик показал Мартину на стул, сам сел рядом. Вероятно, стоило бы сесть за письменный стол, но встреча будет непростой. Этот человек – отец его любимой женщины и, возможно, самая большая угроза ее благополучию. Они начнут беседу на равных.

– Вероятно, мне следует представиться, – сказал он, немного помолчав. – Рик Аддисон.

– Я знаю, кто вы. Тот брит, который трахает мою дочь.

– Если вам угодно видеть это в таком свете. – Рик наклонил голову. Испытание началось. – Я считаю наши отношения немного более сложными.

– Возможно, если она сказала вам, что я не умер.

– Я слышал, что вы работаете с Интерполом. Этим вы и занимались последние три года?

– Вижу, вы прямиком вцепляетесь в горло. Именно так и пригвоздили Сэм?

Рик предпочел проигнорировать укол.

– Я спрашиваю только потому, что по крайней мере последние пять месяцев вы знали точно, где живет Саманта, и все же попытались связаться с ней только три дня назад. А через несколько часов ее арестовали. Несколько подозрительно, не находите?

– Думаете, я подставил собственную девочку?

– Знай я это наверняка, пристрелил бы вас без лишних слов. На случай, если я непонятно выразился: вы мне очень не нравитесь.

– Еще бы! Задевает ваше эго, не так ли? Подумать только, вместо того чтобы кувыркаться с вами в кровати, она предпочла провести время со мной. Полагаю, вы не так для нее важны, как я.

– Во всяком случае, вы несете ей куда больше бед, чем я.

– Верно. Это я вытащил ее на телевидение. Из-за меня ее фото – во всех газетах. Давайте напрямую, Аддисон: я научил эту девочку всему, что она знает, и она сумела заработать миллионы своим искусством. Вы – всего лишь затянувшийся уик-энд.

– Я – тот, кому пришлось договариваться с властями, чтобы вытащить ее из тюрьмы. Думаю, она переросла вас.

– Идите в задницу!

Ах вот как! Он задел чувствительное место!

– Зачем вам понадобилось впутывать ее во все это, если после трех лет вы не позаботились позвонить ей?

– Впутать ее во что? Вы настоящий параноик, Аддисон.

Рик ответил фирменной холодной улыбкой.

– Если вы не знаете, я не собираюсь вас просвещать. Но мне кажется, что, учитывая ваш… роман с Интерполом, любой контакт с Самантой идет ей во вред. Особенно при столь сомнительных обстоятельствах.

Грабитель слегка подался вперед.

– Сэм воображает, будто знает все. Но это не так. И просвещать ее – моя работа. Не ваша.

– Мы можем договориться не соглашаться по этому поводу. Меня интересует одно: желаете вы добра Саманте или нет. И стоит ли мне выбить из вас пыль и потроха за то, что подвергли ее опасности.

Джеллико – Рик никак не мог заставить себя думать о нем как о Мартине – наконец уселся напротив него.

– У меня есть свои причины держать Сэм при себе.

– А именно?

– Если она не сказала, меня не спрашивайте, – улыбнулся Мартин. – Может, вы двое не так близки, как вам кажется.

Терпение Рика быстро истощалось, но он держался, как мог. Чем больше информации он вытянет из этого человека, тем лучше для Саманты.

– Какой цели служит участие Саманты во всем этом? – настаивал он. – Вы связаны с Интерполом, который знает подробности операции, и посылаете дочь в лучшем случае на арест, если не на гибель.

Впервые на безмятежном лице Джеллико промелькнула тень раздражения.

– Она прекрасно сознает всю степень грозящей ей опасности. Это часть ее работы. Риск, за который много платят. Она сама решает, идти или нет. Мне сдается, что она решила в последний раз поработать со своим папочкой.

– Хотя и отошла от дел.

Мартин хитро хмыкнул.

– Ну да, в точности как Майкл Джордан.

Рик медленно вдохнул и выдохнул, вынуждая кулаки разжаться.

– И вы знаете это, потому что были так близки к Сэм с тех пор, как она приняла решение?

– Я знаю свою девочку. Именно поэтому вы хотели видеть меня? Пожурить за то, что принимал так мало участия в ее жизни?

– Разве дело в этом? Неужели не сознаете, сколько бед принесло ваше появление?

– Может, как вы сказали, мы договоримся не соглашаться по этому поводу. Вы считаете это бедами и неприятностями. А Сэм обожает риск. И она снова работает со мной, зная, что у старого папочки найдется что ей преподать.

Он встал и взял со стола портфель.

– Итак. Если это все, у меня еще дела.

– Когда Интерпол схватит Вайтсрайга и его команду, что будет с Самантой? – настаивал Рик, вскакивая. – Или это вам даже в голову не приходило?

– Я знаю, что будет со мной. Новое имя и хороший большой дом на Средиземном море. Саманта уже все это получила. Кроме нового имени, конечно, но, думаю, она над этим работает. Вряд ли тут она нуждается в моей помощи.

Рик позволил ему добраться до двери.

– Ваша дочь – необыкновенная женщина, – бросил он вслед Джеллико. – И не потому, что она взломщица. И уж конечно, не благодаря тому влиянию, которое вы имеете или не имеете на нее.

– Верно. Я читал новости. Вы встретились, когда она грабила ваш дом. Поэтому валяйте, тешьте себя любыми сказками, которые позволят вам мирно спать по ночам. Как уже сказано, я знаю своего ребенка. Она – моя копия. Адью. Рик.

И с едва уловимой улыбкой, совершенно не имевшей того очарования, что у Сэм, Мартин выскользнул из двери и шагнул к лифтам. Рик подошел к окну. Кажется, он добивался от Мартина, чтобы тот уверил его, что Сэм в безопасности. Что кто-то из шайки Вайтсрайга присмотрит за ней. Неуслышанное еще больше обеспокоило его.

На чьей бы стороне ни работала Саманта, Интерпол питает к ней не больше любви, чем нью-йоркский департамент полиции. Даже меньше. А без сделки; заключенной Мартином Джеллико, они, возможно, ухватятся за шанс упрятать ее на тридцать – сорок лет. Если Саманта ничего не придумает, дело плохо.

И что еще хуже, Джеллико, похоже, желает преподать дочери урок. Учитывая обстоятельства, это могло означать многое: как ограбить музей, как обхитрить остальных членов шайки, как сговориться с Интерполом или… как не доверять собственному отцу там, где речь идет о деньгах. Все эти возможности до смерти пугали Ричарда.

Мартин, очевидно, уверен, что Сэм во всем похожа на него. Ричард, однако, так не считал, потому что знал Саманту Элизабет Джеллико. И знал, что она поступит правильно даже ценой собственного благополучия.

А ее благополучие было твердо и необратимо связано с тем, что таилось в его сердце.

Глава 17

Воскресенье, 13.40

Выйдя из лифта на пятидесятом этаже «Аддиско», Саманта сразу увидела Рика в главном конференц-зале стеклянными стенами. Мимоходом повесив рюкзак на спинку стула, она направилась к нему, не сводя глаз со своей жертвы. В джинсах и простом топе она удивительно не подходила обстановке зала, но сегодня ей было не до этого. Мало того, она надеялась, что Рик увидит ее издали.

Большинство присутствующих знали ее в лицо, поэтому никто не загородил ей дорогу.

– Привет, Рик, – ледяным голосом поздоровалась она, распахнув двойные двери конференц-зала. Рик, повернулся и вскочил.

– Саманта, что…

– Могу я отнять у тебя минуту, милый? – перебила она, игнорируя изумленные взгляды собравшихся в зале.

– Разумеется, – сухо процедил Рик. – Не подождешь у меня в офисе?

Очевидно, вряд ли она имеет право орать на него при посторонних.

Сэм коротко кивнула, развернулась и зашагала в его офис. По пути она не забыла прихватить с собой рюкзак.

Целых пять минут она кипела от гнева, металась по комнате и наверняка побила бы все стеклянные предметы, будь здесь хотя бы один. Учитывая роскошь его домов, офис Рика придал новое значение слову «спартанский».

47
{"b":"27","o":1}