ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Три дня до небытия
Клан
Розы мая
Ремесленники душ. Исповедники
Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов
Пропавшие девочки
Картина мира
Семья в огне
Социальная организация: Как с помощью социальных медиа задействовать коллективный разум ваших клиентов и сотрудников

Наконец он вошел в комнату и захлопнул за собой дверь.

– Как ты могла заметить, – отрезал он, – я был занят.

– Отвали! Какого дьявола ты лезешь в мои дела? Объявляешь на весь город, что ждешь Мартина у себя в офисе! Воображаешь, что стоит только пальцем поманить и люди сбегутся, как собаки – по свистку?

– С тобой это сработало, – сдержанно напомнил он.

– И ты посчитал, что это сработает и для Мартина? Ты специально старался привлечь его внимание.

– Совершенно верно. Ты ночью ходила на свидание с ним.

– Он мой отец.

– Именно. И я хотел поговорить с ним.

– Попросить разрешения ухаживать за мной или чего-то в этом роде? Как ты смеешь врываться в мою жизнь, не спросив даже моего позволения? Не говоря уже о том, что Николас и его команда могли следить за тобой! И что, по-твоему, он скажет, узнав о твоей встрече с Мартином?

Рик прошелся к письменному столу и обратно. Судя по неестественно выпрямленной спине, он был также зол, как она. Вот и прекрасно. Она ненавидела игру в одни ворота.

– Через три дня ты собираешься вломиться в музей, верно? – спросил он с непривычно сильным девонширским акцентом.

– Да, и для этого мне не требуется твоего разрешения…

– Заткнись. Я хотел встретить человека, появившегося в твоей жизни после трех лет небытия только для того, чтобы швырнуть тебя в омут преступления. И я действительно оставляю за собой право врываться в твою чертову жизнь, потому что она много значит для меня.

– Ты…

– Я не просил твоего отца вдаваться в подробности и детали твоего характера, не просил разрешения быть с тобой. Я спросил, почему он выбрал эту работу, чтобы вновь вернуть тебя в прошлое. И не получил ответа, который посчитал приемлемым.

– Ты не получил…

– Ты интересовалась, есть ли у него план отступления после того, как нагрянет Интерпол? Видишь ли, я думаю, что такого плана нет. Он не собирается совершить бескорыстный героический поступок, позаботиться о том, чтобы твоя помощь была вознаграждена, а свобода – защищена.

Она размахнулась, но Рик блокировал удар предплечьем и сжал ее запястье.

– Пусти меня! – взвизгнула она.

– Никогда, – дрожащим голосом прорычал он.

Но она сумела вырваться и набросилась на него. Они перелетели через столешницу и рухнули на пол у окна. В голове Сэм не осталось связных мыслей. Ничего, кроме исступленной черной ярости. Но она тут же расплакалась, и Рик мгновенно прижал ее к себе.

– Это… не истерика, – всхлипывала она.

– Знаю.

– Я очень сердита на тебя.

– Знаю.

– Почему ты говорил с ним?

– Потому что тревожусь за тебя.

Он чуть сильнее сжал руки и стал укачивать ее. Черт возьми, он укачивает ее!

Она выпрямилась и оседлала его бедра.

– Прекрати. Я не какая-то глупая девчонка!

Он тоже сел, но не выпустил ее из объятий.

– Разве я сказал что-то в этом роде?

Несколько секунд оба молчали.

– Когда мои родители умерли, – неожиданно сказал он, – я был в пансионе, в двух тысячах миль от места их гибели. Это оказалось очень… трудно. Если бы мой отец внезапно появился и вынудил меня… вернуться в школу, в то время как я еще не до конца осознал случившееся… не представляю, что бы со мной было.

– Дело не в этом, – шмыгнула она носом, вытирая ладонью глаза. Она ненавидела глупые слезы и очень редко плакала. И только один человек мог заставить ее плакать. Рик.

– Тогда что это?

Сэм сцепила руки и заломила пальцы.

– Я не хотела, чтобы ты с ним встречался, – выговорила она наконец едва слышно.

Рик пошевелился и обнял ее за плечи.

– Иисусе, Сэм. Ты – вовсе не он, если ты об этом думаешь.

Подняв голову, она встретила темно-синий взволнованный взгляд.

– Но могла быть такой, как он. Я ненавижу грабить музеи… и все же так возбуждена, что в глазах стоит туман. И я знаю, как велики шансы на то, что меня поймают. Я ушла ночью из дома, чтобы не впутывать тебя во все это. Подумать только, мой бизнес начал расти, но каждый раз, когда я вижу кого-то из моих клиентов, обязательно думаю: «Я могла бы обобрать тебя до нижнего белья, и ты никогда не узнаешь, как это случилось». А теперь Бойден Лок следит за мной. Значит, не доверяет. И возможно, остальные клиенты тоже. Да они и правы. Патти звонила. Считает, что я подставила ее, сведя с Бойденом Локом. Я сказала, что она нуждается в экзорцизме, но, возможно, он требуется именно мне.

– Ты удираешь по ночам тайком.

– И тайком же прихожу обратно. – Она с силой ударила кулаками по его бедрам. – Я такая гребаная неудачница! Зачем только ты связался со мной!

Рик принялся медленно расчесывать пальцами ее волосы.

– Потому что ты продолжаешь вламываться в мой дом, – прошептал он. – И потому что при первой встрече ты спасла мою жизнь. И потому что ты постоянно рискуешь жизнью, чтобы помочь другим.

Сэм вздохнула, пытаясь взять себя в руки.

– Ладно, ладно. Я необыкновенная и потрясающая. Задерганная и затраханная, но классная.

– Совершенно верно.

Он поцеловал ее, сначала в лоб, а потом – в губы.

Саманта прильнула к нему, и Рик с облегченным вздохом закрыл глаза. Он был страшно встревожен и пытался обдумать, что теперь делать, Иисусе, они скандалили и раньше, но впервые она подошла так близко к тому, чтобы ударить его. И даже не это его волновало.

С последним вздохом в его губы она встала и протянула руку, чтобы помочь ему подняться. Несмотря на синяки, украшавшие его бедро, он отказался от помощи и встал самостоятельно.

– Дай мне несколько минут, и мы выберемся отсюда, – пообещал он.

– Нет, я в порядке. И мне нужно встретиться со Стоуни, чтобы забрать остальное снаряжение.

– Я думал, вы пошли по магазинам вместе.

– Хотели, но копы погнались за нами, и пришлось врезаться в их машину и оставить свою на подземной парковке, после чего мы разделились.

Ее губы дернулись в подобии улыбки, которой она изображала неудержимое веселье.

– По крайней мере, день не прошел даром, – мягко заметил он, обнимая ее и подводя к двери.

– Полагаю, что нет. Вайтсрайг, возможно, позвонит мне еще до того, как ты приедешь домой. Придется идти на встречу с ним, но я обязательно оставлю записку на тумбочке.

Потребовалось немалое усилие воли, чтобы позволить ей уйти. Но если он попробует остановить ее, между ними вырастет стена, одолеть которую будет невозможно.

– Ради Бога, поосторожнее, – попросил он, надеясь, что она не сочтет это вмешательством в ее дела. – Сама знаешь, это убийцы.

– Интересно, кто их нанял? – мрачно пробормотала она.

– Давай не станем это выяснять.

Саманта повернулась к нему, положила руки на плечи, приподнялась на носочки и поцеловала в губы. Погладила по щеке и побежала к лифтам.

Ричард проводил ее взглядом, заправил рубашку в брюки и попытался разгладить пиджак. «Армани» – прекрасная фирма, но не предназначена для схваток в стиле американского футбола.

Однако теперь он лучше понимал Саманту, особенно после того, как вместе с ней ограбил Ходжесов. Адреналин, возбуждение, азарт – все это такая же часть приманки, как огромные деньги, которые она получала за каждую операцию.

Нет, у него есть другие причины для волнения. Видя, как развивается и растет ее бизнес, он был уверен, что Саманта постепенно отойдет от старых дел. Ему в голову не приходило, что она терпеть не может свой новый бизнес.

Но чем еще заняться бывшей взломщице? Сидеть дома и разгадывать кроссворды? Это не для Саманты. Наняться телохранителем? Сэм не любит оружия, да и он не хотел, чтобы она слишком часто отсутствовала. Профессиональная борьба? Недостаточно интеллектуальное для нее занятие, хотя при мысли о Саманте на ринге он неизменно улыбался.

Нет, им обоим нужно хорошенько подумать. Они не будут счастливы, если Саманта станет заниматься нелюбимой работой, и к тому же он боится, что она вернется к старому бизнесу. А вдруг клиенты начнут отказываться от ее услуг, потому что отец ухитрился впутать ее в грабеж? Она должна сама, добровольно оставить свой бизнес. Не из-за капризной клиентуры.

48
{"b":"27","o":1}