ЛитМир - Электронная Библиотека

Доверять… Весьма многообещающее слово при подобных обстоятельствах.

Официант принес чайник, и Ричард благодарно кивнул.

– И что вызвало такой прилив доверия?

– Я просчитала все возможные варианты и решила, что Горстайн нас выручит и для этого нужно потолковать с ним. – Саманта пожала плечами. – Если хочешь поссориться из-за этого, то лучше потом. А пока нам нужно кое о чем позаботиться. Мой выход на сцену – завтра днем.

Ее выход! Весьма слабо сказано.

И наконец, ужас происходящего дошел до него.

– Вы сидели и вот так просто обсуждали все это?

– В основном говорила она, а я слушал с раскрытым ртом.

– Рик прав, – вмешалась Саманта. – Пока что никто не обращал на нас особого внимания. А теперь, сэр Галахад, когда вы здесь, можно попытаться найти более уединенное местечко.

Он понял, что она старается сменить тему, и его изумление, вызванное столь неожиданным поворотом сюжета, потихоньку начинало бледнеть. На этот раз именно его жизнь, его судьба создавали трудности для этих людей.

– Как вы попали сюда, детектив? – спросил он.

– В машине. Она в гараже, за углом.

Ричард встал и потянул за собой Саманту.

– В таком случае пойдем заберем ее.

Он бросил на стол достаточно денег, чтобы оплатить нечто похожее на остатки завтрака, и направился вслед за Горстайном и Самантой. Что за сумасшедшая встреча в стиле «Глубокого горла»[11] и в подземном гараже! Но, как сказала Саманта, времени у них немного.

– Полагаю, вы уже выработали какой-то план? – спросил он, прислонившись к заднему бамперу новенького «тауруса» последней модели.

Саманта взобралась на багажник и прижалась к его плечу.

– Горстайн собирается намекнуть ФБР, что время операции изменилось.

– Значит, ты по-прежнему оказываешься в самом центре вооруженного грабежа. Не вижу особенных подвижек.

– Но Интерпол произведет аресты и не даст вынести картины из музея, так что сделка с Мартином остается в силе.

– Я посмотрю, нельзя ли договориться с одним из моих парней, работающих в музее под прикрытием, – пообещал стоявший в нескольких футах от них детектив. – Мы сделаем, что сможем, чтобы уберечь Джеллико.

– Этого недостаточно.

– Ну… поскольку она сама вызвалась участвовать в этой маленькой операции, не позаботившись предварительно договориться с кем-то из властей, вряд ли я могу сделать что-то еще. Полагаю… мисс Джеллико знает кое-какие вещи, о которых Интерполу было бы интересно поговорить с ней. Инциденты, случившиеся менее семи лет назад и срок действия наказания за которые не истек. Бьюсь об заклад, вы нужны им не меньше, чем этот тип Вайтсрайг.

Господи, что она успела ему наговорить?

– Тем более этот план неприемлем, – проворчал Рик. Он не мог остановить Саманту, решившую очертя голову броситься в опасную ситуацию. Он понимал и принимал жажду приключений, ставшую частью ее характера. Однако риск при этом был огромен.

– Я предложила Горстайну арестовать меня, чтобы помешать моему участию в операции.

– Согласен! – обрадовался Рик, взяв ее за руку. – Лучше просидишь в тюрьме день, чем целую жизнь.

– А вот я пока ничего не выбрала, – отрезала она. – Проблема в том, что, если меня арестуют, Николас и Мартин отменят операцию. Я… мы по-прежнему будем у них на крючке, а Интерпол ничего не сделает для Мартина.

– Ничего, переживет. Он беззастенчиво их обманывает!

– Может быть, он не сумел получить последнюю информацию. Операция готовилась в большой спешке, что, вероятно, означает полный ее провал.

– Мне от этого лучше не становится.

– Я все равно пойду, Рик. Нужно, чтобы кража состоялась, тогда копы смогут вмешаться, или нас обязательно впутают еще раз, только уже позже. Я знала, что меня никто не прикрывает и Мартин не собирается обо мне позаботиться. Поэтому и постаралась защититься единственным способом, который сочла надежным.

– Вам нужна минута, чтобы договориться? – осведомился Горстайн, выудив из кармана зубочистку и сунув в рот.

Ричарду была нужна не одна минута, а несколько. Оттолкнувшись от бампера, он яростно уставился на Саманту. Уже очень давно никто не пытался диктовать ему, что делать, а теперь он был взбешен. Нужно остановить ее. Любой ценой. Заковать ее в наручники, сунуть в самолет и вернуть в Англию, где в поместье был очень высокий забор, отделявший его от всего света. И пусть забор не поможет удержать Саманту, зато помешает проникнуть в дом тем, кто попытается ей повредить.

– Хорошо, – процедил он сквозь зубы.

– Вот и прекрасно, – вставил детектив, не дав Саманте сказать ни слова. – Потому что у меня есть тридцать часов, чтобы свести вместе Интерпол, ФБР и нью-йоркскую полицию, составить план и осуществить его!

Но Ричард не сводил глаз с Саманты.

– А если у него ничего не выйдет, я приму любые меры, чтобы держать тебя подальше от этого музея. Всем все ясно?

Зеленые глаза сузились.

– Абсолютно.

– О'кей, – проворчал Горстайн, хлопнув в ладоши. – Слетайте с моей машины. Мне нужно в участок.

– И вы никому не упомянете моего имени.

– Никому, кроме тех парней, которых посажу вам на хвост тигра, – пообещал детектив, вынув ключи и открывая дверцу машины. – И будьте там, где я смогу легко вас найти. На всякий случай. Мне придется отвечать на весьма непростые вопросы.

– Мы будем дома, – кивнул Рик, – и Саманта будет строить планы отхода.

И не один, а несколько.

Глава 20

Вторник, 8.28

– О'кей, я все понял, – ворчливо пробормотал Стоуни, переваливаясь через подоконник в коридоре второго этажа. – И я чертовски устал лазить по чужим окнам.

– А я этим зарабатывала себе на хлеб, – проговорила Саманта, снова закрывая окно и толкая на место столик.

– Ты несколько энергичнее. И на тридцать лет моложе.

– Отговорки, отговорки, – пробормотала она, подводя его к библиотеке, где потребовала выложить снаряжение.

– Дай мне посмотреть.

– Сначала скажи спасибо.

– Спасибо, Стоуни.

– Так-то лучше. Правда, вещички тут намного сложнее тех, к которым ты привыкла, верно?

– Куда сложнее. Надеюсь, я смогу сообразить, как с ними управляться.

– Особенно еще и потому, что на все про все у тебя пять минут. Сэм, ты делала немало такого, что пугало меня до полусмерти, но это чистое безумие.

– По крайней мере, если все это не сработает, я напоследок громко хлопну дверью.

– Не смей так говорить! – пропыхтел Стоуни. – Где брит?

– Внизу, занимает разговорами нашего гостя, пока тот не уйдет на работу.

– Это что-то новенькое! У вас, никак, завелась дуэнья?

– В доме и без того живут чужие люди, – передернула она плечами. – В Солано-Дорадо места хватит. Кроме того, Стиллуэл часто будет путешествовать.

– Интересно, с чего вдруг Аддисону понадобился помощник?

– С того, что он хочет проводить со мной больше времени.

– То есть приглядывать за тобой.

– Нет. Да. Возможно. Не знаю. Посмотрим, что из этого получится. Потому что все мы знаем, что я не собираюсь провести остаток жизни прикованной к Рику, как бы мне ни нравилось его общество.

Она вынула из пакета с полдюжины мини-пультов управления и приемников.

– Очень мило. Рамон?

– Дуглас, – покачал головой Стоуни. – И пришлось ему заплатить, так что ты должна мне четыре штуки баксов.

Сэм присела на библиотечный столик и принялась рассматривать первый прибор.

– Здорово, – кивнула она, похлопав по стулу рядом с собой. – Это моя вина, что тебе приходится платить наличными.

– Ты заставила меня отойти от дел, так что, конечно, во всем твоя вина. А эти парни понимают, что ты должна торговаться только с теми, кто может предложить что-то стоящее.

– Я не собираюсь ни за что извиняться. Такая жизнь куда безопаснее для нас обоих.

– О, я это вижу, – фыркнул он.

– Что поделаешь, – вздохнула Саманта, принимаясь работать с паяльником. – Знаешь, и Горстайн, и все остальные верили бы мне больше, предоставь я им заказчика.

вернуться

11

Нашумевший американский порнофильм.

54
{"b":"27","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бегущий без сна. Откровения ультрамарафонца
Lykke. В поисках секретов самых счастливых людей
Холод древних курганов. Аномальные зоны Сибири
Матильда
Битва за воздух свободы
Видящий. Лестница в небо
Живи позитивом! Живые аффирмации и полезные упражнения
Просто была зима…
Витязь. Тенета тьмы