1
2
3
...
62
63
64
...
67

Но Лок продолжал уверять в своей невиновности все то время, пока его уводили из склада. Горстайн не протестовал, когда Интерпол взял на себя заботу о Николасе, но когда взглянул на Сэм, лицо его было мрачнее тучи.

– Что еще? – удивилась она. – Вы ведь главный герой, не так ли?

– Что это вы натворили в музее? – проворчал он. – Дымовые шашки, обрезанная проводка, дыры от пуль…

– Не понимаю, о чем вы, детектив, – перебил Рик, осторожно взяв ее руку. – Мы сидели дома, пока не услышали новости и не раздался звонок от отца Саманты.

– Ладно. Вы двое поедете со мной в участок, где я составлю протокол.

– Нового мы вам ничего не сообщим, – заявил Рик, – но, конечно, рады помочь полиции.

– Не могу дождаться, чтобы посмотреть, чем все это закончится. – Горстайн вытащил зубочистку, выбросил и заменил новой. – Интересное, должно быть, зрелище!

Три часа спустя Горстайн вернулся в конференц-зал, куда поместили ее и Рика. Очевидно, когда на сцене появлялся сэр Галахад, маленькая комнатушка с решетками на окнах была недостаточно хороша. Фил Риптон присоединился к ним больше часа назад, но его основной обязанностью было удерживать ФБР от попыток опознать ее как подозреваемую, избившую нескольких офицеров в музее. Пусть миллиардеры и предпочитают блондинок, она была рада снять парик и показать собственные рыжие волосы.

– Ну, как вы держитесь? – спросил детектив, ставя перед Самантой холодную банку с диетколой, уже третью с начала их пребывания в участке: очевидно, таким способом он выражал благодарность.

– Я бы держалась еще лучше, появись здесь пицца, – проговорила Саманта. И вообще она чувствовала бы себя куда спокойнее, уберись они отсюда восвояси. Щека горела, а она и Рик крайне нуждались в душе. Предпочтительно совместном.

– Думаю, мы закончили, – объявил Горстайн, садясь рядом с Риптоном. – Мистер Вайтсрайг вышел из больницы и направляется в офис ФБР. Остальные немцы и ваш папочка уже там.

– А какие показания дал Мартин? – осторожно осведомилась она.

Этот момент был наиболее сложным: она остановила Мартина, вынудила совершить честный поступок, дала понять, что это ему на пользу. А вот заставить его сотрудничать не могла. Он должен сделать это по собственной воле. И решить, сколько он сам захочет рассказать властям о ее участии в этом деле.

– Я не слишком много знаю, – пожал плечами детектив. – ФБР сомкнуло ряды. Вроде он пытался сообщить своему связному в Интерполе, что ограбление произойдет на три дня раньше, но Вайтсрайг не спускал с него глаз. Поэтому он решил действовать через дочь.

– Ладно, это еще ничего.

Но Рик крепче сжал ее пальцы. Он весь вечер не выпускал ее руки. И она, считавшая себя гордой и независимой, радовалась его поддержке и прикосновению. День был таким долгим… И в доказательство оба могли бы показать синяки.

– Значит, это и есть степень участия Саманты? – уточнил он.

– Пока что да.

– Мне этого недостаточно.

– Все это свалилось на меня только вчера, мистер Аддисон. И простите, но для меня главное, чтобы шайка, пытавшаяся ограбить мой музей в моем городе, отправилась в тюрьму на возможно долгий срок. Если Мартин Джеллико сможет мне это обеспечить, я сделаю все, чтобы вытащить мисс Джей из переплета.

– Я не…

– Пока что я могу довольствоваться и этим, – перебила Саманта. Она не имела ни малейшего желания выступать в роли свидетеля обвинения. Но Горстайну и Интерполу об этом знать ни к чему.

Рик уставился на нее:

– Но это…

– Все прекрасно, – твердо перебила она.

Он медленно вдохнул и выдохнул.

– О'кей.

– Ну, теперь все счастливы? – спросил детектив.

– Как насчет Бойдена Лока? – продолжала допытываться Саманта. Он не менее Мартина виновен в том, что ее втянули в этот ужас. – У вас есть его фотографии, где он снят с Николасом Вайтсрайгом!

– Случайная встреча. Его слово против вашего. И вы хотите остаться в стороне по вполне понятным причинам.

– Черт побери! – выругался Рик.

– Взгляните на это с точки зрения обвинителя. Двое владельцев пропавших картин оказались на складе грабителей среди пропавших картин. Один парень показывает нам фото второго в обществе Вайтсрайга, подружка другого имеет отца, который работал с Вайтсрайгом. Тупик.

Саманта недоверчиво фыркнула.

– Почему я так отчаянно пытаюсь стать хорошей? – вздохнула она. – Знаете, сколько денег я смогла бы сделать сегодня?

Горстайн откашлялся.

– Простите, по-моему, мне звонят.

Он встал, подошел к двери и открыл ее.

– Бросьте, мисс Джей. После того, что я сейчас слышал, мы квиты.

Сэм тоже поднялась и протиснулась мимо него, не дожидаясь Рика и Риптона.

– И вы запомните это в следующий раз, когда понадобится моя помощь, И поскольку мы квиты, это будет стоить вам упаковки содовой. Адью, Сэм.

– До свидания, Сэм, – поморщился Горстайн.

Рик догнал ее в коридоре.

– Его действительно зовут Сэм? – спросил он, кивнув в сторону Горстайна.

– Да, – коротко ответила она.

Рик проглотил все, что собирался сказать.

– Глупое имя для копа.

Саманта обняла его за талию и прижалась к боку.

– Отвези меня домой, милый.

– Но сперва в больницу.

– Со мной все в порядке.

– Зато я вывихнул палец на ноге.

Она рассмеялась, когда он наклонился и поцеловал ее в лоб.

– Значит, ты хромой.

– Поэтому и еду в больницу.

– Класс. Теперь мы Эббот и Костелло.[15]

Фил Риптон подвез их в приемный покой и подождал, пока Рику наложат пять швов на лоб и обработают Сэм щеку. Сэм цинично подумала, что поверенному, должно быть, хорошо платят. Возможно, он из кожи вон лезет, потому что Рик – просто хороший парень.

Однако, учитывая, что Локу все сошло с рук, вероятно, здесь дело в деньгах, которые имеют привычку говорить громче, чем поведение и душевные качества. Черт! Она знала, что и Рик иногда толковал правила в свою пользу, как, впрочем, все богатые люди. Но то, что сделал Лок, непростительно! Пользуясь своими деньгами, он пытался получить бесценные сокровища музея. И вышел чистеньким благодаря своим связям.

– Ты в порядке? – спросил Рик, помогая ей устроиться на заднем сиденье «мерседеса» Риптона, и обошел машину вокруг, чтобы сесть рядом.

Ей это понравилось: Фил Риптон – одновременно и поверенный, и водитель неприлично богатого человека.

– В порядке. Но меня опять ранили.

– Так, царапина. Опять.

– Ты просто завидуешь, потому что всего лишь, пару раз получил по физиономии. – Она погладила его по бедру. – Не расстраивайся, тебя тоже когда-нибудь ранят. Я уверена.

– М-м… возможно, именно ты и ранишь.

– Возможно.

Среда, 0.31

– Надеюсь, у тебя есть ключ, – пробормотала Саманта, подпрыгнув и усаживаясь на перила кованого железа, ограждавшие крыльцо, – потому что я слишком устала, чтобы искать отмычки.

Рик помахал вслед Филу Риптону. Теперь он и у Фила в долгу.

Он сунул руку в карман, поморщившись от соприкосновения ткани с ободранными костяшками.

– Есть.

– Ура! – зевнула она.

Он открыл дверь и взялся за ручку, но она вырвалась у него. Рик на секунду окаменел от изумления. Неужели опять?!

Толкнув дверь плечом, он ворвался в вестибюль и успел схватить кого-то, пытавшегося удрать. Зарычав, Ричард поднял кулак. Но Саманта вовремя успела схватить его за руку.

– Потише, ковбой, – со смешком сказала она.

– Сэр! Рик! Это я!

Мысленно встряхнувшись, Рик отпустил Стиллуэла.

– Прошу прощения, – проворчал он, включая свет.

– Просто день был долгим, и он очень устал, – добавила Саманта, запирая дверь.

– Я видел вас по телевизору. Обоих. И оставил на вашем сотовом, Рик, несколько сообщений.

– Моего сотового, увы, больше не существует, – вздохнул Ричард. – Правда, фэбээровцы собрали обломки, чтобы попробовать восстановить снимки. Вот и еще одна работа для Риптона – позаботиться, чтобы они искали в телефоне только снимки Лока.

вернуться

15

Пара известных комических актеров. Первый – худой и нервный, второй – толстый и добродушный. Имели огромный успех в комедиях сороковых годов.

63
{"b":"27","o":1}