ЛитМир - Электронная Библиотека

Приятные воспоминания вызвали на ее лице легкую улыбку. Продолжая улыбаться, она еще раз оглядела сливки сливок нью-йоркского общества. Многих определенно можно было отнести к «старым деньгам», но, даже не появляйся они в новостях с завидной регулярностью, она все равно знала бы, кто они. Тем более что не меньше дюжины пострадали от ее набегов за всю блестящую карьеру Саманты. В дальнем углу рядом с модернистской скульптурой стоял какой-то человек. Среднего роста, худой, жилистый, светло-каштановые седеющие волосы и дорогой, со вкусом сшитый костюм… он вполне вписывался в обстановку этой комнаты, если бы не руки.

Длинные искривленные пальцы выбивали на бедре нервный ритм, не имеющий ничего общего с мелодичным голосом Смайта или с ударами молотка. Словно почувствовав ее взгляд, он повернулся. Взгляды карих и зеленых глаз скрестились.

Она знала эти глаза всю свою жизнь, если не считать шести последних лет. Мартин Риз Джеллико.

Саманта рванулась вперед, тяжело дыша и слыша, как громом отдаются в ушах отзвуки ее собственного дыхания. Сердце просто остановилось. Пальцы заледенели, а сумочка свалилась на пол у ее ног. Даже в шумной комнате звук показался слишком громким.

– Саманта? – пробормотал Ричард, искоса глядя на нее, прежде чем поднять сумочку и положить ей на колени. – Сэм! Что случилось?

«Соберись, соберись…»

В нескольких шагах стоит призрак, и она спятила, и хочется кричать, блевануть и смыться туда, где поспокойнее, где можно поразмыслить без помех, но все это еще не означает, что стоит показывать окружающим свое состояние.

– Прости, – прошептала она. – От таких сумм голова идет кругом.

– Погоди, – хмыкнул он, – пока я не начну торговаться.

Но Саманта едва его слышала. Она старалась дышать ровнее. Подождав, пока внимание присутствующих привлечет очередной лот, она осторожно оглянулась, почти ожидая увидеть пустоту. Но он по-прежнему стоял там.

Мать твою так! Ее отец… ее отец появился на «Сотбис». Ее усопший отец. Тот, который умер во флоридской тюрьме и чьи незатейливые, дешевые тюремные похороны она видела в бинокль с расстояния в полмили. Мартин Джеллико в свое время считался одним из лучших взломщиков, но даже на пике своей карьеры не смог бы сымитировать собственное погребение. Сбежать – разумеется, и именно так он оказался в исправительной колонии Окичоби – третьем и наиболее строго охраняемом тюремном заведении, начальство которого попыталось удержать его в тех стенах.

По-прежнему стараясь дышать ровнее, хотя сердце, казалось, вот-вот прорвет дыру и вырвется наружу, Саманта сунула руку в сумку и нащупала сотовый. Но кому ей звонить? В управление исправительными учреждениями штата Флорида? Охотникам за привидениями? Стоуни? Знай об этом Стоуни… вряд ли можно предположить, что он знал и ничего ей не сказал, особенно после того, сколько они пережили вместе. А вот ее отец где-то пребывал последние три года, причем явно не под шестью футами земли. А ведь за это время она стала весьма известной особой. Если бы он потрудился связаться с ней, возможно, все было бы иначе…

– Ну вот, начинаем! – объявил Рик.

Сэм от неожиданности подскочила.

– Что именно?

– Роден, – пояснил он, почти раздраженно. – Постарайся не спать. Лично я, например, нахожу это весьма волнительным.

– Я тоже, – парировала она, мысленно встряхнувшись. Все было бы куда проще, сумей она просто подойти и спросить Мартина, где он был и что затеял. Но все инстинкты, которыми она обладала, в один голос вопили, что это крайне неудачная идея.

– Я как раз думала о Хогарте, – солгала она. – Интересно, когда они обнаружили второе полотно?

– Спрошу в перерыве, – пообещал он, небрежно поднимая каталог, и Йен Смайт добавил еще десять тысяч долларов к всевозрастающей цене на статую. Еще минута – и стоимость подскочила сначала на пятьдесят, а потом и на сто тысяч.

Перерыв. Может, ей удастся потолковать с Мартином.

Она постаралась сесть и принять такое же спокойное, безмятежное выражение, какое в этот момент было у Рика: улыбка и легкая, заинтересованность, но тут еще одна ужасная мысль молнией пронзила мозг: почему Мартин Джеллико появился именно здесь и сейчас.

Если причина в ней, он мог бы прийти гораздо раньше. Даже если забыть о последних трех годах, сегодня она два часа провела в магазинах, а утром бегала в Центральном парке. «Сотбис» – совершенно неподходящее место, чтобы воскреснуть и предстать перед дочерью. А значит, он здесь не ради нее. Остается второй вариант – воровство. Но что он задумал украсть?

– По телефону повысили цену до двенадцати миллионов четырехсот тысяч. Кажется, я слышу «двенадцать пятьсот»? – вернул ее к действительности голос Смайта.

Рик поднял каталог.

– Двенадцать пятьсот. Кто даст двенадцать шестьсот?

– Рик, – прошептала Саманта, – можно я взгляну го каталог?

– Сейчас? – произнес он одними губами.

– Да.

– Но он мне нужен.

– А мне просто необходимо кое-что посмотреть.

Попытаться понять, что именно заставило отца столь неожиданно появиться после трехлетнего отсутствия.

Он снова взмахнул каталогом.

– Подожди минуту.

– Прекрасно, – прошипела Саманта. Вряд ли она сумеет вырвать у него каталог. Да и к чему? Как бы она ни нервничала, несколько лишних минут ничего не изменят.

– Мистер Аддисон предлагает тринадцать миллионов долларов! – крикнул Смайт, вертя в руках молоток. – Кажется, я слышу «тринадцать двести пятьдесят»?

В комнате снова поднялось жужжание, но никто не моргнул, не кивнул, не почесался и не поднял руки. Саманта затаила дыхание. Рик хотел получить Родена, но был также расчетливым бизнесменом, который не станет переплачивать больше того, что считал предельной ценой. И предел был почти достигнут, это очевидно. Но лицо Рика по-прежнему оставалось спокойным и безмятежным. Несмотря на состояние нервного возбуждения, Саманту пронзило предчувствие победы. А ведь она – всего лишь посторонняя, хоть и чертовски заинтересована в выигрыше Рика. Он просто поразителен, и неудивительно, что владеет огромной частью мира.

– Никто больше? Тринадцать двести, возможно? Миссис Куэй? Нет? Хорошо, в таком случае продано, продано, продано!

Молоток с треском впечатался в столешницу.

– Продано мистеру Ричарду Аддисону за тринадцать миллионов долларов, – улыбнулся Смайт. – Поздравляю, сэр. Или следует сказать «милорд»?

Присутствующие разразились аплодисментами, к которым запоздало присоединилась Саманта, стоило Рику устало отмахнуться от вопроса. Он настолько старался не афишировать свою голубую кровь, что большинство людей, особенно не бывших членами его клуба фанатов, возможно, понятия не имели, что он, помимо всего прочего, маркиз Роули: настоящий, чистой воды аристократ.

– Ты так спокоен, – выдохнула она, награждая его поцелуем в губы.

– Спасибо, любовь моя.

У него хватило такта сделать вид, что Саманта постоянно выражает свои чувства на людях, и прервать поцелуй, пока она сама не сообразила сделать это.

– Возьми каталог. Что ты хотела посмотреть.

– Да так…

– Поздравляю, Рик, – перебил ее один из присутствующих, прежде чем Саманта успела сочинить подходящее объяснение.

Пока Рик болтал с приятелями и знакомыми, а служащие вносили следующий лот, Саманта лихорадочно листала каталог. Если Мартин задумал что-то стащить, это наверняка будет картина: все продающиеся сегодня скульптуры слишком велики и тяжелы, чтобы схватить одну и сбежать. Но какая именно картина?

Она снова вгляделась в снимок работы Хогарта. Второй Хогарт, тот, кого еще никто не видел, вероятно, не будет самым дорогим предметом продажи в эту ночь, зато, несомненно, остается самым примечательным. Если папаша узнал о картине одновременно с собравшимися, вряд ли станет охотиться именно за ней.

– Ты нашла, что искала? – спросил Рик, наклонившись к ней. – Снова Хогарт? Ты же ненавидишь тайны, верно?

– Наоборот, люблю, когда они разгадываются, – возразила она. – Скоро перерыв?

8
{"b":"27","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Просто гениально! Что великие компании делают не как все
Лавка забытых иллюзий (сборник)
Тетрадь кенгуру
Волшебные стрелы Робин Гуда
Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)
Особенности кошачьей рыбалки
Если это судьба
Свободна от обязательств