A
A
1
2
3
...
12
13
14
...
77

Криком себя ободряя, сходилися боги на битву.

Сам Зевс проявил «всю свою силу», поражая врагов Божественным Оружием:

И немедленно с неба, а также с Олимпа,

Молнии сыпля, пошёл Громовержец-владыка. Перуны,

Полные блеска и грома, из мощной руки полетели

Часто один за другим; и священное взвихрилось пламя.

Жаром палимая, глухо и скорбно земля загудела,

И затрещал под огнём пожирающим лес неиссчетный.

Почва кипела кругом. Океана кипели теченья

И многошумное море.

Затем Зевс метнул мощный заряд (рис. 13) в гору Офир, и произведённый им эффект напоминает то, что происходит при ядерном взрыве:

Титанов подземных жестокий

Жар охватил, и дошло до эфира священного пламя

Жгучее. Как бы кто ни был силён, но глаза ослепляли

Каждому яркие взблески перунов летящих и молний…

Всякий, наверно, сказал бы, что небо широкое сверху

Наземь обрушилось, — ибо с подобным же грохотом страшным

Небо упало б на землю, её на куски разбивая, —

Столь оглушительный шум поднялся от божественной схватки…

Войны богов и людей - pic_16.jpg

Рис. 13

Кроме оглушающего грохота, слепящей вспышки и невыносимого жара, взрыв поднял мощнейшую бурю:

С рёвом от ветра крутилася пыль, и земля содрогалась;

Полные грома и блеска, летели на землю перуны…

Такова была сила Божественного Оружия Зевса. Когда противоборствующие стороны увидели, что произошло, «шум поднялся несказанный от ужасающей битвы, и мощь проявилась деяний. Жребий сраженья склонился». Битва подходила к концу: боги побеждали титанов.

Трое сторуких гигантов «в первых рядах сокрушающее-яростный бой возбудили» и сокрушили титанов при помощи «камней», или переносных ракетных установок. Титанов заковали в цепи и отправили «в недра широкодорожной земли». Охранять пленников остались «Котт, Бриарей большедушный и Гиес, верные стражи владыки, эгидодержавного Зевса».

Зевс уже был готов объявить о своём верховенстве среди богов, но неожиданно у него появился новый противник. «После того как Титанов прогнал уже с неба Кронион, младшего между детьми, Тифоея, Земля-великанша на свет родила, отдавшись объятиям Тартара страстным». Тифоей, или Тифон, был настоящим чудовищем:

Силою были и жаждой деяний исполнены руки

Мощного бога, не знал он усталости ног; над плечами

Сотня голов поднималась ужасного змея-дракона.

В воздухе тёмные жала мелькали. Глаза под бровями

Пламенем ярким горели на главах змеиных огромных.

Взглянет любой головою — и пламя из глаз её брызнет.

Глотки же всех этих страшных голов голоса испускали

Невыразимые, самые разные: то раздавался

Голос, понятный бессмертным богам, а за этим как будто

Яростный бык многомощный ревел оглушительным рёвом;

То вдруг рыканье льва доносилось, бесстрашного духом,

То, к удивлению, стая собак заливалася лаем,

Или же свист вырывался, в горах отдавался эхом.

По свидетельству Пиндара и Эсхила, Тифон имел гигантский рост — его голова «доставала до звёзд».

«И совершилось бы в этот же день невозвратное дело», — пишет Гесиод. Тифон почти неизбежно «стал бы владыкою… над людьми и богами Олимпа». Но Зевс был начеку и, не теряя времени, атаковал противника.

Последовавшие сражения были не менее яростными, чем битва богов с титанами, потому что змееподобный Ти-фон имел крылья и мог летать в небесах точно так же, как Зевс (рис. 14).

Зевс «загрохотал… могуче и глухо, повсюду ответно страшно земля зазвучала, и небо широкое сверху, и Океана теченья, и море, и Тартар подземный». Теперь Божественное Оружие уже использовали оба противника:

И земля застонала.

Жаром сплошным отовсюду и молния с громом, и пламя

Чудища злого объяли фиалково-тёмное море.

Все вкруг бойцов закипело — и почва, и море, и небо.

С рёвом огромные волны от яростной схватки бессмертных

Бились вокруг берегов, и тряслася земля непрерывно.

В подземном мире «в страхе Аид задрожал, повелитель ушедших из жизни, затрепетали Титаны». Враги преследовали друг друга на небе и на земле, и Зевсу удалось первому поразить молнией противника. Он «страшные головы сразу спалил у чудовища злого», и Тифон рухнул на землю:

Войны богов и людей - pic_17.jpg

Рис. 14

И укротил его Зевс, полосуя ударами молний.

Тот ослабел и упал. Застонала Земля-великанша.

После того как низвергнул перуном его Громовержец,

Пламя владыки того из лесистых забило расселин

Этны, скалистой горы. Загорелась Земля-великанша

От несказанной жары и, как олово, плавиться стала, —

В тигле широком умело нагретое юношей ловким

Так же совсем и железо — крепчайшее между металлов…

Так-то вот плавиться стала Земля от ужасного жара.

Несмотря на чудовищные разрушения, вызванные падением Тифона, сам Зевс был бессмертен. Согласно Гесиоду он «в Тартар широкий… Тифоея забросил». Эта победа окончательно укрепила первенство Зевса среди богов, и он занялся таким важным делом, как продолжение рода, — многочисленных детей ему рожали как официальные жены, так и любовницы.

В «Теогонии» описывается только одна битва Зевса с Тифоном, но в других греческих источниках говорится, что это была последняя схватка, которой предшествовал ряд сражений, в которых Зевс потерпел поражение. Сначала Зевс сошёлся с Тифоном в рукопашном бою, сражаясь серпом, который дала ему мать для совершения «злодейства» — помимо всего прочего, он собирался оскопить Тифона. Но Тифон поймал Громовержца в сети, отнял у него серп и перерезал им сухожилия на руках и ногах Зевса, а потом запер беспомощного противника вместе с его оружием в пешере.

Но боги Пан и Гермес нашли пещеру, вернули Зевса к жизни, связав разрезанные сухожилия, и возвратили ему оружие. Зевс выбрался из пещеры и на «крылатой колеснице» вернулся на Олимп, где пополнил запас молний для своего «Перуна». Потом Зевс снова атаковал Тифона, заманив его на гору Ниса, где парки обманом заставили чудовище отведать еды смертных, и вместо того, чтобы обрести небывалую силу, он ослабел. Сражение возобновилось в небе над горой Гемус во Фракии, затем продолжилось над вулканом Этна на Сицилии и завершилось над горой Касий на азиатском побережье Средиземного моря. Там Зевс своим «Перуном» поразил Тифона с небес.

Сходство между битвами, используемым в них оружием, местами сражений, а также эпизодами, рассказывающими о кастрации, расчленении и возвращении к жизни — и все это в борьбе за право наследования — убедили Геродота (и других историков классической эпохи), что греки позаимствовали свою теогонию у египтян. Пан отождествлялся с египетским богом в облике барана, а Гермес — с богом Тотом. Сам Гесиод рассказывает, что, когда Зевс возлёг на ложе со смертной женщиной Алкменой, чтобы она родила ему героя Геракла, он под покровом ночи тайком ускользнул с Олимпа и отправился в страну Тифанион, где остановился на вершине горы Фикион («гора Сфинкса»). В этих легендах «Грозный сфинкс», который появился на свет «в гибель кад-мейцам», тоже имеет отношение к Тифону и его владениям. Аполлодор сообщает, что, когда новорождённый Тифон вырос до гигантских размеров, боги поспешили в Египет, чтобы посмотреть на невиданное чудовище.

Большинство учёных придерживаются мнения, что гора Касий, над которой разворачивалась последняя битва между Зевсом и Тифоном, расположена вблизи устья реки Оронт (на территории современной Сирии). Однако Отто Эйс-фельд (в работе «Baal Zaphon, Zeus Kasios und der Durchgang der Israeliten durches Meer») сумел доказать, что в древности существовала ещё одна гора с таким же названием — возвышенность на Сербонийском выступе, выдающемся из Синайского полуострова в Средиземное море. Он предположил, что в древних мифах речь идёт именно об этой горе.

13
{"b":"270","o":1}