ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

События, описанные в этом шумерском мифе, происходили непосредственно после визита Ану на Землю. Под общим руководством Энлиля аннунаки приступили к выполнению поставленных перед ними задач в Абзу и Месопотамии: добытая в Абзу руда перевозилась морем в Месопотамию, где подвергалась очистке и переплавке. Из космопорта в Сиппаре космические челноки доставляли драгоценный металл на орбитальную станцию, где игиги перегружали золото на межпланетные корабли, периодически прилетавшие с родной планеты.

Сложная система операций в космосе — прибытие и отлёт космических кораблей, а также поддержание связи между Землёй и Нибиру, которые двигались по своим орбитам — координировалась из Центра управления миссией в Ниппу-ре. Возглавлял этот центр Энлиль. Там на вершине искусственной платформы находилась комната ДИР.ГА, запретная «святая святых», где хранились космические карты и располагались табло с координатами планет — Таблицы Судеб.

В эту «священную» комнату проник бог по имени Зу, и он похитил таблицы. Таким образом, в его руках оказались не только судьбы аннунаков на Земле, но и самой Нибиру.

Объединив старовавилонский и ассирийский варианты древнего шумерского текста, можно восстановить практически весь миф. Однако повреждённые фрагменты все ещё хранят тайну происхождения Зу, а также подробности того, каким образом он сумел получить доступ к ДИР.ГА. Ответ на эти вопросы был получен лишь в 1979 году, когда двое учёных (В.В. Халло и В.Л. Морен) с помощью таблички, найденной в собрании вавилонских древностей Йельского университета, смогли реконструировать начало древнего мифа.

По-шумерски имя Зу означает «Тот, кто знает», то есть специалист в какой-либо области знаний. Несколько раз этот отрицательный герой именуется в тексте АН.ЗУ — «Тот, кто знает небеса». Это даёт основание предполагать, что он был связан с космической программой, обеспечивающей сообщение между Нибиру и Землёй. В восстановленном недавно начале мифа рассказывается, как сирота Зу был усыновлён астронавтами, обслуживавшими космические челноки и орбитальные станции, — игигами — и узнал от них секреты небес и космических путешествий.

История началась в тот момент, когда игиги, «собранные отовсюду», решили подать жалобу Энлилю. Суть её состояла в том, что «до сих пор не построено место для отдыха иги-гов». Другими словами, на Земле не было условий для отдыха и восстановления сил игигов после длительного пребывания в космической невесомости. Передать жалобу они поручили Зу, отправив его в центр Энлиля в Ниппуре.

Энлиль, «отец богов», принял посланца в ДУР.АН.КИ и, обдумывая жалобу, внимательно разглядывал стоящего перед ним юношу. Кто он такой — этот одетый в форму астронавта человек, но не принадлежащий к их числу? Подозрения его все усиливались, но в это время подал голос Эа, знавший о происхождении Зу. Он подсказал Энлилю, что ответ на жалобу игигов можно задержать, если Зу останется в штаб-квартире Энлиля. Эа предложил пустить Зу в «святилище», выделив ему место у входа в секретную комнату. Энлиль последовал совету Эа.

Таким образом, при попустительстве Эа бог из враждебного клана — потомок Алалу — получил доступ к самой важной комнате в центре Энлиля. Там «на деянья владыки глядят его очи: на тиару господства, на божью одежду, на божьи Книги Судьбы Зу всё смотрит и смотрит». И вскоре у него созрел коварный план: «Жажду господства почуял он в сердце».

Божьи Книги Судьбы я захвачу.

Повеленья богов все я узнаю,

Утвержу я престол, овладею законом,

Буду править я всеми, сколько есть их Ингигов!

Зу, «недоброе замысливший в сердце», вскоре получил возможность осуществить свой план — во время купания Энлиля. «Книги Судьбы тогда ухватил в свои руки» Зу, и его Птица, «с земли сорвавшись, уносит прочь его в ХУР.САГ.МУ» («гору небесных комнат»). И вся деятельность центра сразу же остановилась: «Приказы прекратились; повсюду воцарилась тишина, молчание настало… свой блеск утратила Небесная Обитель».

Сначала «отец Энлиль безмолвствовал». Когда связь была восстановлена, «земные боги, про то прослышав, собирались вместе». О случившемся сообщили и Ану на Нибиру. Было ясно, что Зу нужно поймать, а Таблицы Судеб вернуть в ДИР.ГА. Но кто возьмётся за это? Боги обратились с призывом к нескольким молодым богам, известным своей доблестью. Но никто из них не отважился последовать за Зу на далёкую гору, потому что теперь он могуществом стал равен Энлилю, похитив также его «Сияние», и «тот, кто противостоит ему, становится как глина… от Сияния его бегут все боги».

Тогда сразиться с Зу вызвался Нинурта, законный наследник Энлиля, поскольку — как указала его мать Суд — Зу лишил царской власти не только Энлиля, но и его, Нинурту. Суд посоветовала сыну напасть на Зу в его укрытии в горе, также вооружившись «Сиянием» Энлиля, только сначала, приблизившись к Зу, заслониться от него завесой пыли. Для этого она вручила Нинурте свои «семь вихрей, что пыль с земли вздымают».

«Отвагу в сердце укрепив», Нинурта отправился на гору Хаззи — она упоминается и в мифах о Кумарби, — где он сложил в свою колесницу оружие, прикрепил к ней семь вихрей, поднимающих пыль, и вызвал Зу «на битву страшную, на смертный бой».

У склона горного сошлись Зу и Нинурта.

Едва его почуял Зу, Нинурта в гневе бросился к нему.

Своим Сиянием он гору осветил,

Всё стало словно яркий день вокруг;

Он в ярости повсюду льёт лучи.

Не видя своего противника, скрытого облаком пыли, Зу прокричал Нинурте: «Всю Власть похитил я, (теперь) богами я повелеваю! Кто ты, со мной пришедший драться? Себя ты назови!»

Но Нинурта продолжал «приближаться с видом вызывающим» к Зу, объявив лишь, что сам Ану поручил ему схватить Зу и вернуть Таблицы Судеб. Услышав это, Зу выключил своё Сияние, и «лицо горы покрылось тьмой». Нинурта без страха «ступил во мрак». Из «груди» своей колесницы он пустил в Зу Молнию, «но стрелы, не коснувшись Зу, назад вернулись». Зу обладал таким могуществом, что молнии не могли «его коснуться тела».

И вот «затихла битва, остановился бой; оружье замирает посреди горы, и невредим был Зу».

Оказавшись в безвыходном положении, Нинурта попросил своего младшего брата Ишкура/Адада обратиться за советом к Энлилю. Юный Ишкур исполнил поручение и сообщил об исходе боя Энлилю.

Энлиль приказал Ишкуру вернуться и сказать Нинурте: «В бою не падай духом; свою ты силу покажи!» И самое главное, он передал Нинурте «тиллу» — снаряд (пиктограмма

Войны богов и людей - pic_30.png

—  для Громовержца, мечущего стрелы. Нинурта в своей Птице-Вихре, объяснил он, должен как можно ближе подобраться к Птице Зу, чтобы они оказались «крылом к крылу». Тогда следует нацелить оружие на «оперенье» Птицы Зу и «пустить снаряд молниеносный; когда ж Сияние Огня охватит оперенье, крылья затрепещут, как крылья бабочки; тогда расправишься ты с Зу».

Описание этого последнего боя не сохранилось ни в одной из табличек, но нам известно, что в сражении участвовали несколько Птиц-Вихрей. Из фрагментов копий, найденных в развалинах хеттского архива в окрестностях Султан-Тёпе, мы узнаем, что Нинурта собрал «семь вихрей, что пыль с земли вздымают», оснастил свою колесницу «Несчастья Ветрами» и атаковал Зу так, как советовал ему отец. «Земля дрожала… потемнело, затянула небо чернота… оперенье Зу погибло». Зу был схвачен и доставлен к Энлилю в Ниппур, а Таблицы Судеб вернули на место; «господство вновь в Экур вернулось; возвращены Божественные Формулы».

Пленённый Зу предстал перед военным трибуналом, состоявшим из Семи Великих Аннунаков; его признали виновным и приговорили к смерти, и Нинурта, победитель, «перерезал ему горло». (По другой версии мифа, Зу был не казнён, а наказан изгнанием.) Было найдено множество рисунков с изображением сцены суда, где Зу одет в костюм птицы, что указывает на его связь с астронавтами-игигами. На древнем барельефе из центральной Месопотамии перед нами предстаёт сцена казни Зу. Здесь Зу, принадлежавший к числу «тех, кто смотрит и наблюдает», изображён в виде демонической птицы с третьим глазом во лбу (рис. 26).

22
{"b":"270","o":1}