ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Победа над Зу осталась в памяти аннунаков как великое избавление. Тем не менее сохранилось поверье, что душа Зу — как символ предательства, двуличности и зла как такового — продолжает сеять страдания и зло. Возможно, именно поэтому суд над Зу и его казнь были переданы людям в виде детально разработанного ритуала. Ежегодно в день казни во искупление злодеяния Зу в жертву приносили быка, служившего олицетворением бога зла.

Подробные описания этого обряда были найдены как в вавилонской, так и в ассирийской версиях, что указывает на его шумерское происхождение. После длительных приготовлений в первый день определённого месяца «большого быка, сильного быка, вскормленного на чистых пастбищах», приводили в храм, где совершался обряд его очищения. Затем в левое ухо быка через тростниковую трубочку шёпотом произносили фразу: «Бык, ты — виновный Зу», а в правое ухо: «Бык, ты был избран для ритуала и священного обряда». На пятнадцатый день быка подводили к статуэткам «Семи Богов, которые судят» и символам двенадцати небесных тел Солнечной системы.

После этого разыгрывалась сцена суда над Зу. Быка клали перед Энлилем, «Великим Пастырем». Жрец-обвинитель декламировал риторические вопросы обвинения, как будто обращался к Энлилю: «Как мог отдать ты «хранимое сокровище» врагу? Как мог ты позволить ему прийти и жить в «чистом месте»? Как мог он прокрасться к твоим святыням?» Потом «актёры» взывали к Эа и другим богам, чтобы те уговорили Энлиля успокоиться, и тут вперёд выступал Нинурта и обращался к отцу: «Направь руки мои в нужную сторону! Дай мне верный приказ!»

Войны богов и людей - pic_31.jpg

Рис. 26

После выступления свидетелей судьи выносили приговор. Быка убивали в строгом соответствии с детально прописанным ритуалом, а в это время жрецы оглашали вынесенный быку приговор: «Печень его сварят в жертвенном котле; кожу его и жилы сожгут в храме, но его злобный язык останется снаружи».

Затем жрецы, исполнявшие роли других богов, начинали петь гимн, прославлявший Нинурту:

Омой руки! Омой руки!

Ты теперь как Энлиль, омой руки!

Ты теперь как Энлиль (на) Земле;

да возрадуются все боги, глядя на тебя!

Когда боги искали того, кто не побоится бросить вызов Зу, они обещали будущему победителю:

Будет имя твоё величаться в сонме великих богов, Между богов, твоих братьев, равных тебе не найдётся.

После победы Нинурты пришло время сдержать обещание. Но это послужило причиной трений и дальнейшей борьбы между богами: Нинурта действительно был законным наследником Энлиля, но на Нибиру, а не на Земле. Теперь же, о чём свидетельствуют строки ритуальной храмовой службы, он стал «как Энлиль — на Земле». Из других текстов, рассказывающих о жизни богов Шумера и Аккада, мы знаем, что их место в иерархии обозначалось числами. Ану имел высший числовой ранг в соответствии с шумерской шестидеся-теричной системой счисления — 60. Ранг законного наследника Энлиля равнялся 50, а ранг первенца Ану (и наследника в случае смерти Энлиля) — 40. Тогда становится понятным загадочное утверждение, что Нинурта стал «как Энлиль» — ему тоже был присвоен числовой ранг 50.

В конце частично повреждённого текста ритуальной храмовой службы есть следующие строки: «О Мардук, скажи царю своему: «Уступаю тебе!» О Адад, скажи царю своему: «Уступаю тебе!» Есть все основания предполагать, что в утраченных строках текста от притязаний на первенство среди богов отказывался и Син, признавая главенство Нинурты. Нам известно, что впоследствии Син — первенец Энлиля на Земле — получил ранг 30, его сын Шамаш имел числовой ранг 20, дочь Иштар — 15, а Ишкур (Адад у аккадцев) — 10. (Текстов, где указывался бы числовой ранг Мардука, не сохранилось.)

Предательство Зу и его коварные планы также остались в памяти людей, трансформировавшись в страх перед птицеподобными демонами, которые приносили с собой бедствия и эпидемии (рис. 27). Часть таких демонов называлась «Лил-лу» — здесь обыгрывается два значения этого слова: «выть» и «ночной». Их предводительница Лиллиту — Лилит — изображалась в виде обнажённой крылатой богини с птичьими лапами вместо ног (рис. 28). Археологами были найдены многочисленные тексты шурпу («очищение сожжением»), содержащие заклинания против этих злых духов — предшественники магических и колдовских обрядов, просуществовавших многие тысячелетия.

После поражения Зу основные причины раздоров и соперничества между богами не были устранены — несмотря на торжественную клятву богов признавать и уважать главенство Энлиля и положение Нинурты как его заместителя. На протяжении следующего тысячелетия это соперничество не раз проявлялось в открытой форме. Зная, что конфликты неизбежны, Ану и Энлиль снабдили Нинурту новым чудесным оружием. Ану вручил ему ШАР.УР («Верховного охот ника») и ШАР.ГАЗ («Верховного Победителя»), а Энлиль — несколько видов оружия, самым грозным из которых был с «пятьюдесятью разящими головами».

Войны богов и людей - pic_32.jpg

Рис. 27

Именно поэтому Ни-нурту часто называли Повелителем Иба. Обладая таким мощным вооружением, Нинурта стал «Первейшим Воином Энлиля», готовым противостоять любой угрозе власти Эн-лиля.

И новая угроза не заставила себя долго ждать — это был мятеж аннунаков, трудившихся на золотых шахтах Абзу. Сам мятеж и предшествовавшие ему события подробно описаны в тексте, который получил название «Миф об Атрахасисе». Это полномасштабная история Земли, в которой записаны события, приведшие к созданию Homo sapiens, или современного человека.

Войны богов и людей - pic_33.jpg

Рис. 28

В мифе говорится о том, что после того, как Ану вернулся на Нибиру, а Земля была поделена между Энлилем и Эн-ки, аннунаки «тяжко трудились» в золотых копях Абзу. Так прошло «сорок лет» — сорок периодов обращения их родной планеты, или 144 тысячи земных лет. Они работали «день и ночь», пробивая туннели в глубине гор. Но по мере того, как шахты углублялись, а условия труда становились ещё более тяжёлыми, аннунаки начали роптать: «Они кричали, наполняясь злобой, они шумели в своих котлованах».

Для поддержания дисциплины Энлиль направил в Абзу Нинурту, но это ещё больше обострило конфликт с Энки. Тогда Энлиль решил лично отправиться в Абзу и на месте оценить сложившуюся ситуацию. Недовольные аннунаки воспользовались представившимся случаем и подняли мятеж.

Далее в 150 строках текста «Миф об Атрахасисе» живым языком современного репортажа подробно описывает последующие события. Взбунтовавшиеся аннунаки сожгли свои инструменты и среди ночи отправились к дому Энли-ля, крича: «Ныне ему объявляем войну! Сраженье да столкнётся с битвой!» Однако неназванный предводитель напомнил им, что Энлиль — «управитель древних времён», и посоветовал начать переговоры. Энлиль, в свою очередь, тоже схватился за оружие, но его остановил советник, напомнив, что восставшие — это его «дети»: «Почему ты сынов своих боишься?»

Оказавшись пленником в собственном доме, Энлиль отправил сообщение Ану и попросил его прибыть на Землю и вызвать Энки. После прибытия Ану Великие Аннунаки собрались на военный совет. Энлиль потребовал назвать зачинщика беспорядков, которого следовало предать смерти. Не получив поддержки, он заявил Ану о том, что готов подать в отставку и улететь вместе с ним. Но Ану, успокаивая Энлиля, с сочувствием отнёсся к требованиям рабочих, стонущих от непосильного труда. Затем «открыл уста свои» Энки. Он вкратце повторил аргументы Ану и предложил решение. Поскольку в Абзу находилась руководитель медицинской службы аннунаков Суд, сестра Энлиля и Энки:

Пусть она сотворит человека,

Бремя богов на него возложим.

23
{"b":"270","o":1}