ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И царь сказал:

«Что теперь, отец мой Амон?

Неужели отец забыл своего сына?

Делал ли я что против согласия твоего?

Что я делал и что я не делал, разве на то не было воли твоей?»

Обратившись к египетскому богу и напомнив, что враг верует в других богов, Рамсес вопрошал: «Что эти азиаты пред тобой, о Амон? Эти несчастные, что не ведают о тебе, о боже?»

Рамсес умолял своего бога Амона послать ему спасение, ибо могущество его было больше, чем сила «тысяч пеших, сотен тысяч конников», и случилось чудо: бог явился на поле битвы!

Амон услышал, что я взываю к нему.

Он протянул мне свою руку, и я возрадовался.

Он встал подле меня и позвал:

«Вперёд! Вперёд! Рамсес, возлюбленный Амоном, я с тобой!»

Повинуясь приказу бога, Рамсес ринулся в гущу врагов. По божьей воле хетты вдруг сделались слабыми: «руки их опустились, они не могли поднять ни лука, ни копья». И они стали говорить друг другу: «Это не смертный промеж нас; это могучий бог; человек не может того, бог направляет десницу его». Не встречая сопротивления, рубя врагов направо и налево, Рамсес спасся с поля боя.

После смерти Муаталли Египет и Хеттское царство заключили мир, и правящий фараон взял в жёны хеттскую царевну. Мир был необходим не только хеттам, но и египтянам, которым угрожало нападение «народов моря» — захватчиков с Крита и других греческих островов. Они обосновались на средиземноморском побережье Ханаана, и Библия называет их филистимлянами. Однако их атаки на сам Египет неизменно отражались войсками фараона Рамсеса III, который увековечил сцены этих сражений на стенах храма (рис. 3). Он приписывал свои победы строгому следованию «замыслам повелителя, моего царственного божественного отца, господина всех богов». Именно богу Амон-Ра, утверждал Рамсес, он был обязан всеми своими победами: «Амон-Ра, кто был против них, истребил их».

Войны богов и людей - pic_3.jpg

Рис. 3

Кровавый след войн между людьми, которые развязывались по воле богов, приводит нас в Месопотамию — Землю Между Двух Рек (Евфратом и Тигром) — библейскую землю Сеннаар. Именно там, как утверждается в 11 главе Книги Бытия, появились первые города с домами из кирпича и башнями, поднимающимися до небес. Именно там было положено начало письменной истории человечества; именно там с первых поселений древних богов началась предыстория человечества.

Все это события далёкого прошлого, и со временем мы обратимся и к ним. Однако сейчас из Египта времён Рамсеса II перенесёмся на тысячу лет назад. В те времена в далёкой Месопотамии царём стал честолюбивый юноша. Современники называли его Шарру-Кин — Справедливый правитель, а авторы современных учебников называют его Саргоном I. Он построил новую столицу, дав ей имя Агаде, и основал царство Аккад. Аккадский язык с клинообразной письменностью (клинописью) был прародителем всех семитских языков, в том числе иврита и арабского, на которых говорят до сих пор.

Находясь у власти большую часть двадцать четвёртого века до нашей эры, Саргон объяснял столь длительное правление (пятьдесят четыре года) особым статусом, дарованным ему Великими Богами, которые сделали его «наместником Иштар, помазанным жрецом Ану, великим справедливым пастухом Энлиля». Именно Энлиль, писал Саргон, «не дозволял никому противиться Саргону» и дал ему власть над «землями от Верхнего моря до Нижнего моря» (т. е. от Средиземного моря до Персидского залива). Пленённых царей Саргон в собачьих ошейниках приводил к «вратам Дома Энлиля».

Во время одной из кампаний в горах Загроса Саргону помогали, как и героям Трои, божественные силы. Когда он «вошёл в землю Варахши… и наступила тьма… Иштар осветила путь». После этого Саргон смог «преодолеть мрак» ночи и провести свою армию через горные перевалы современного Луристана.

Аккадская династия, начало которой было положено Саргоном, достигла пика своего могущества при его внуке Нарамсине (Любимец Сина). В надписях, оставленных На-рамсином на памятниках, говорится, что в сражениях ему помогал бог, вооружённый особым оружием, «Оружием Бога», а другие боги разрешили — и даже приглашали его — посетить их обитель.

Главный удар Нарамсин нанёс в северо-западном направлении, и среди его завоеваний был город-государство Эбла, где археологи обнаружили хранилище глиняных табличек, представляющих исключительный научный интерес: «Хотя со времён разделения народов никто из царей не мог разрушить Арман и Эблу, бог Нергал открыл дорогу могучему Нарамсину и отдал ему Арман и Эблу. Он подарил ему Аман, Кедровую гору, до Верхнего моря».

Нарамсин приписывал успех своих военных кампаний тому обстоятельству, что он исполнял приказы своих богов, а поражение он потерпел из-за того, что вступил в войну вопреки их воле. Учёные сопоставили фрагменты нескольких версий текста, озаглавленного «Легенда о Нарамсине». Она написана от первого лица, и в ней Нарамсин рассказывает, что его беды начались после того, как богиня Иштар «переменила замыслы» и боги дали своё благословение «семи царям, братьям, славным и благородным; а войско их было числом 360 тысяч». Выступив с территории современного Ирана, они захватили горный районы Гутии и Элама к востоку от Месопотамии, угрожая самому Аккаду. Нарамсин спросил богов, как ему поступить, и ему было велено сложить оружие и, вместо того чтобы идти в бой, отправиться спать со своей женой (но по какой-то серьёзной причине царь не стал предаваться любовным утехам).

И боги сказали ему:

«О Нарам-Син, вот тебе наше слово:

Войско это против тебя… Свяжи своё оружие и положи его в угол!

Уйми своё упрямство, останься дома!

Вместе с женою своей спать ложись,

Но с нею ты не должен…

Из земли своей на врага не ходи».

Но Нарамсин, заявив, что он может полагаться на своё собственное оружие, решил пренебречь советом богов и атаковать врага. «В первый год я выслал войско числом 120 тысяч, но никто не вернулся живым», — признается Нарамсин. Во второй и третий годы потери Аккада были ещё больше, и на страну обрушились голод и смерть. Через четыре года после начала не одобренной богами войны Нарамсин воззвал к великому богу Эа, чтобы тот успокоил Иштар и собрал Совет Богов. Боги порекомендовали ему отказаться от дальнейшей борьбы, пообещав, что «в дни грядущие Энлиль нашлёт гибель на Детей Зла», и Аккад будет спасён.

Обещанная эра мира длилась около трёх столетий, в этот период центром царства становится древнейшая часть Месопотамии, Шумер, где вновь расцветают первые города Древнего мира — Ур, Ниппур, Лагаш, Исин, Ларса. Под властью царей Ура Шумер стал центром империи, охватывавшей весь древний Ближний Восток. Но к концу третьего тысячелетия до нашей эры эти земли стали ареной многочисленных междоусобных войн, а затем великая цивилизация Шумера — первая из известных человеческих цивилизаций — оказалась перед лицом катастрофы небывалого масштаба.

Это судьбоносное событие, на наш взгляд, нашло отражение и в Библии. Воспоминания об ужасном бедствии остались в памяти человечества, запечатлённые и увековеченные в многочисленных древних плачах, которые дают довольно точную картину разрушений и опустошения на земле, которая была колыбелью древней цивилизации. В месопо-тамских текстах говорится, что катастрофа, обрушившаяся на Шумер, стала результатом решения, принятого на совете великих богов.

Понадобилось почти целое столетие, чтобы люди вновь заселили южную Месопотамию, и ещё одно столетие, чтобы эта земля возродилась после постигшего её несчастья. К тому времени центр власти в Месопотамии сместился на север, в Вавилон. Там зарождалась новая империя, главным божеством которой был провозглашён честолюбивый бог Мардук.

Приблизительно в 1800 году до нашей эры царём Вавилона стал Хаммурапи, прославившийся своим сводом законов, и он немедленно приступил к расширению границ своего царства. Как свидетельствуют его надписи, боги не только указывали ему, нужно ли начинать военные кампании и когда, но и сами становились во главе его армий:

3
{"b":"270","o":1}