ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эрта. Личное правосудие
Сломленные ангелы
Куда летит время. Увлекательное исследование о природе времени
Проделки богини, или Невесту заказывали?
На волне здоровья. Две лучшие книги об исцелении
Лолита
Стеклянное сердце
Динозавры и другие пресмыкающиеся
Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь
A
A

Уладив споры между собой, Великие Аннунаки занялись будущим человечества.

Из древнего текста становится ясно, что мирное соглашение не только положило конец войне и способствовало разделу территорий; в нём также указаны планы заселения этих территорий людьми! Мы считаем, что Энки «у ног врага (Энлиля) положил города, ему отданные». Энлиль же, в свою очередь, «у ног врага (Энки) положил земли Шумера».

Нетрудно представить разговор двух братьев, из которых Энки — как обычно — был больше озабочен судьбой человечества. После того как споры между аннунаками были улажены, Энки обратился к будущему людей. После Всемирного потопа боги научили людей возделывать землю и разводить скот. Теперь же представился случай разработать долговременную стратегию, и Энки не упустил эту возможность. В древнем тексте его предложение выглядит спонтанным: Энки рисует на земле «у ног Энлиля» план будущих поселений людей на его землях; Энлиль в ответ рисует «у ног Энки» план восстановления городов южной Месопотамии (Шумера), существовавших до Потопа.

Энки выдвигает условие: если он восстановит смытые Потопом города Месопотамии, ему и его сыновьям будет разрешено беспрепятственно приезжать в Междуречье, и ему, Энки, вернут Эриду, священное место, где находилась его первая земная база. Принимая это условие, Энлиль сказал: «В моей земле пусть вечно будет твоё жилище, и с дня сего, когда бы ни пришёл в мою обитель, накрытый стол тебя ждать будет здесь, благоуханье яств». Энлиль выразил надежду, что в ответ на его радушие Энки поможет ему превратить Месопотамию в процветающий край: «Пролей же изо-билье на землю эту, пусть год от года растёт богатство».

Договорившись обо всём, Энки с сыновьями вернулся в свои африканские владения.

После отъезда Энки и его сыновей Энлиль вместе со своими сыновьями определил будущее принадлежавших им территорий, как старых, так и новых. Первая хроника, о которой сообщил Бартон, рассказывает о том, что для того, чтобы утвердить высокий статус Нинурты и первенство между братьями, Энлиль отдал ему во владение Древнюю Землю. К территории Адада на северо-западе был добавлен узкий «палец» (Ливан), где располагалась посадочная площадка Баальбек. Спорные территории — их можно назвать Большим Ханааном, от границы Египта на юге до земель Адада на севере, в том числе современная Сирия — было решено отдать Нанне и его сыну. Чтобы узаконить это решение, «был указ подписан», скреплён печатью, и в честь этого события устроили пир, на который были приглашены все боги из клана Энлиля.

Более драматическую версию этих событий предлагает текст «Пою я песнь Матери Богов». Мы узнаем, что в этот решающий момент разгорелся яростный спор между Ни-нуртой — законным наследником, сыном Энлиля от его единокровной сестры — и Наиной, первенцем Энлиля от его официальной супруги Нинлиль. Энлиль благосклонно отнёсся к притязаниям Нанны: «Перворождённый… лицом прекрасный, совершенный телом, несравненный мудростью». Энлиль «любил его», потому что он подарил ему двух внуков, близнецов Уту/Шамаша и Инанну/Иштар. Он называл Нанну СУ.ЭН, или «плодовитый Господин», и именно от этого почётного титула произошло аккадское/семитское имя Нанны — Син. Но как бы сильно Энлиль ни благоволил к Нанне, его законным наследником считался Нинурта, «первый воин Энлиля», который обеспечил Энлилю победу в войне

Пока Энлиль колебался, размышляя, кому из сыновей отдать предпочтение, Син заручился поддержкой своей жены Нингаль, которая стала уговаривать Энлиля и его супругу Нинлиль, мать Сина:

В место решенья он призвал Нингаль,

Син пригласил её.

Благосклонного решенья просила она у отца…

Энлиль взвесил (её слова)…

Матери она взмолилась…

Вспомни детство, сказала она (Нинлиль)…

Мать тут же обняла его…

Она молвила Энлилю… «следуй своего сердца веленью»…

Разве мы могли представить, что в принятии важных решений, на многие тысячелетия определивших судьбы богов и людей, такую важную роль играли супруги богов? Нингаль пришла на помощь супругу, а Нинлиль убеждала колеблющегося Энлиля. Но затем в спор вмешалась ещё одна вели-кая богиня, и её слова привели к неожиданному результату.

Нинлиль уговаривала Энлиля следовать «сердца веленью», а не разуму, и отдать предпочтение первенцу, а не законному наследнику, но тут «Нинурта уста отверз и молвил…» В этом месте табличка с древним текстом повреждена, и мы не знаем, что возразил Нинурта, но затем сына поддержала Нинхурсаг.

Кричала она и молила брата её;

как женщина с чадом во чреве, она волновалась, (говоря):

Сквозь стены Экура я к брату взываю, к брату,

младенца которого я зачала;

к брату мольбу обращаю!

Но слова Нинхурсаг были неправильно поняты. Она взывала к Энлилю, обращаясь к нему как сестра, родившая ему сына (Нинурту), но Энлиль решил, что её просьба относится к Энки. В гневе он вскричал: «Кто тот брат твой, к которому взываешь? Тот брат, младенца которого носила ты?» После этого он принял решение в пользу Сина. И с того самого дня территория, на которой располагался космопорт, стала называться по имени Сина — Синайский полуостров. В довершение всего Энлиль назначил сына Сина начальником центра управления миссией:

Войны богов и людей - pic_62.jpg
Войны богов и людей - pic_63.jpg

а б

Рис. 53

Позвал Шамаша он, внука Нинлиль. Он (за руку) его берет; в Шулим его поставил он.

Так Иерусалим — Ур-Шулим, «Город Шулим» — был отдан Шамашу. Его имя, ШУ.ЛИМ, означало «Первое Место Четырёх Частей Света», а шумерская эмблема «Четырёх Частей Света» (рис. 53а), вполне возможно, является предшественницей еврейской «звезды Давида» (рис. 536).

Иерусалим заменил до-Потопный Ниппур в качестве центра управления миссией, и к нему перешёл титул Пупа Земли — центра Божественной Сети, которая обеспечивала космическое сообщение между Нибиру и Землёй. В точном соответствии с существовавшей до Всемирного потопа схемой, центром которой являлся Ниппур, новый «Пуп Земли» — гора Мория — располагался на оси посадочного коридора, то есть на посадочной траектории (рис. 54) на одинаковом расстоянии от посадочной площадки в Баальбеке (ВК) и самого космопорта (SP).

Войны богов и людей - pic_64.jpg

Рис. 54

Войны богов и людей - pic_65.jpg

Рис. 55

Две опорные точки посадочного коридора также должны были располагаться на равном расстоянии от центра управления миссией (JM), но первоначальный план пришлось скорректировать, потому что построенный аннунаками «дом, высокий, как гора» — Великая пирамида — был разорён Ни-нуртой, лишился всего оборудования и стал непригоден для использования. Было принято следующее решение: построить новый город-маяк, тоже на северо-восточной границе посадочного коридора, но южнее Гизы. Египтяне называли его Городом Ану, а обозначавший его иероглиф представлял собой изображение конической башни (рис. 55) с высокой надстройкой, устремлённой вверх подобно стреле. Несколько тысячелетий спустя греки назвали этот город Гелиополем («город Гелиоса», бога Солнца) — точно так же, как Бааль-бек. В обоих случаях это был перевод древних названий этих мест, имевших отношение к Шамашу («Тот, кто сияет, как Солнце»). В Библии Баальбек называется Бет-Шемеш, дом Шамаша — по-гречески Гелиополь.

Перенос северо-восточной опорной точки посадочного коридора из Гизы (GZ) в Гелиополь (HL) потребовал переноса и юго-западной опорной точки, поскольку они должны были находиться на одинаковом расстоянии от горы Мория. Эту роль стала играть гора, которая была чуть ниже пика горы Св. Екатерины, но которая тоже находилась точно на границе посадочного коридора. Это Умм-Шумар (Гора Матери Шумера — US на нашей карте). В шумерских списках географических названий две соседние вершины в Тильму-не носят имена КА ХАРСАГ («Пик Врат») и ХАРСАГ ЗА-ЛА.ЗАЛАГ («Пик, который испускает сияние»).

40
{"b":"270","o":1}