A
A
1
2
3
...
48
49
50
...
77

Мардук спрятался внутри пирамиды и не реагировал на угрозы Инанны. Ярость богини росла: «Во второй раз, оскорбившись горделивостью его, Инанна приблизилась (к пира миде) и провозгласила: «Дед мой Энлиль согласие мне дал, чтоб в Гору я вошла!» Грозно потрясая оружием, она хвастливо заявила: «В сердце Горы я вторгнусь… Внутри Горы меня победа ждёт!» Не получив ответа, она перешла в наступление.

Войны богов и людей - pic_84.jpg

Рис. 73

Она удары наносила по бокам Э-Биха

по всем его углам,

по толще вздыбленной камней.

Но там… Великий Змей, что прятался внутри,

яд непрерывно источал.

Затем вмешался сам Ану. Он предупредил Инанну, что бог, скрывающийся внутри пирамиды, обладает грозным оружием: «оно ужасно извергает пламя; оно путь преградит тебе». Поэтому Ану посоветовал ей добиваться справедливости в суде, который назначит наказание прячущемуся богу.

Строки текста позволяют установить имя этого бога. Как и в легендах о Нинурте, он называется именем А. САГ и прозвищем «Великий Змей» — именно этим именем и оскорбительным эпитетом боги из стана Энлиля именовали Мардукa. Место, где он прятался, тоже называется — «Э.КУР, чьи стены страшные уходят в небеса». Это Великая пирамида.

О последовавшем суде и вынесенном Мардуку приговоре мы узнаем из сохранившихся фрагментов текста, опубликованного Вавилонским отделом музея Пенсильванского университета. Уцелевшие строки текста начинаются с рассказа о том, как боги окружили пирамиду, и один из них, избранный глашатаем, обратился к Мардуку «в его укрытии»; «того, кто злобный, он умолял». Мардука убедили его слова. «Хоть и ожесточённый сердцем, заплакал он слезами чистыми», он согласился выйти и предстать перед судом. Суд состоялся там же, у подножия пирамид, в храме на берегу реки:

На место почтения, у реки, с тем, кого обвинили, они вступили. Пред истиной враги отошли. Правосудие свершилось.

Однако обвинить Мадука в смерти Думузи, произошедшей при невыясненных обстоятельствах, было не так просто. Никто не сомневался в ответственности Мардука за гибель Думузи. Но была ли смерть юноши случайностью или умышленным убийством? Умышленное убийство каралось смертью, но что, если преступление Мардука было непреднамеренным?

Инанне, смотревшей на пирамиды и на вышедшего из убежища Мардука, пришла в голову неожиданная мысль, и она обратилась к богам:

В этот день Госпожа сама, Та, которая вещает истину, Обвинительница Асага, великая принцесса, Ужасный произносит приговор.

Существует способ, заявила она, убить Мардука, не приговаривая его к смертной казни: нужно заживо похоронить провинившегося в Великой пирамиде! Запечатать его там, как в гигантском конверте:

В огромнейшей темнице будет запечатан, никто не сможет пищи поднести ему; один страдать он будет, от жажды умирая, и путь к истокам водным будет перекрыт.

Судьи приняли её предложение: «Ты госпожа… ты определяешь судьбу: да будет так!» Понимая, что это решение должен одобрить Ану, «боги затем огласили указ Небу и Земле». Великая пирамида, или Экур, превратилась в тюрьму; и у её хозяйки вскоре появился новый эпитет — «Госпожа Темницы».

Мы убеждены, что именно тогда была окончательно замурована Великая пирамида. Оставив Мардука в Камере царя, боги ушли, спустив по восходящему коридору гранитные заглушки, которые надёжно закрыли доступ к верхним коридорам и камерам пирамиды.

Через воздуховоды, выходившие из Камеры царя на поверхность северной и южной граней пирамиды, к Мардуку поступал воздух, но он остался без воды и пищи. Его похоронили заживо, оставив умирать мучительной смертью.

* * *

Рассказ о том, как Мардук был заживо погребён внутри Великой пирамиды, дошёл до нас в виде текста на глиняных табличках, найденных на руинах древних ассирийских столиц, Ашура и Ниневии. Текст из Ашура даёт основание предположить, что он использовался в качестве сценария для новогодней мистерии, которая разыгрывалась в Вавилоне и в которой изображались страдания бога, а затем его избавление. Тем не менее археологам не удалось найти ни оригинальную вавилонскую версию, ни шумерский текст, послуживший основой для сценария мистерии.

Скопировал и перевёл версию, записанную на табличках из Ашура, которые хранились в Берлинском музее, Генрих Циммерн. Его лекция с изложением интерпретации этого текста, которую он прочёл в сентябре 1921 года, вызвала переполох среди теологов. Причина состояла в том, что он рассматривал эту легенду как дохристианскую мистерию, рассказывающую о смерти и воскрешении бога, как непосредственную предшественницу христианских легенд. В 1923 году Стивен Лэнгдон включил перевод этого текста в собрание новогодних месопотамских мистерий, назвав его «Смерть и воскрешение Бела-Мардука». В комментарии подчёркивались параллели с новозаветным преданием о смерти и воскрешении Христа.

Однако, как мы узнаем из текста, Мардук, или Бел («Господин»), не умер. Он действительно был замурован внутри Великой пирамиды, как в гробнице, но его погребли заживо.

Древний «сценарий» начинается со знакомства с актёрами. Первый из них — это «Бел, внутри горы заточенный». Второй изображает вестника, который приносит известие о заточении Мардука его сыну Набу. Потрясённый этой новостью, Набу спешит к горе на своей колеснице. В тексте сообщается, что «в доме на краю горы» он подвергся допросу со стороны стражников. Отвечая на вопросы, он сообщает своё имя: «Набу из Борсиппы». Он пришёл проведать заключённого в темницу отца.

Затем на сцену выскакивают множество актёров — это «люди, спешащие вдоль улиц». Они ищут Бела, спрашивая: «Где его держат в заточении?» Из текста мы также узнаем, что после того, как Бела заперли внутри горы, в городе начался мятеж, и беспорядки выплеснулись за его пределы. Далее на сцене появляется Сарпанит, сестра-жена Мардука. Она беседует с вестником, который, обливаясь слезами, сообщает: «В Горе они заперли его». Она показывает Сарпанит одежду Мардука, предположительно в пятнах крови, и говорит, что с Мардука сняли одеяние, вместо которого дали «одежды наказания». При этом публике показывают саван. Это означает, что Мардук в саркофаге. Его похоронили!

Сарпанит отправляется к сооружению, символизирующему гробницу Мардука, и видит там группу скорбящих. В тексте объясняется, кто это:

Те и эти, которые плачут,

после того, как его заперли боги,

отделив от живущих.

В Дом Пленения,

от солнца и света,

в темницу его заключили.

Драма достигает кульминации: Мардук мёртв…

Но подождите — надежда ещё не потеряна! Сарпанит возносит мольбу к двум богам, которые могут упросить Инанну отменить приговор Мардуку — к её отцу Сину и брату Уту/Шамашу: «Она молит Сина и Шамаша, повторяя: «Подарите жизнь Белу!»

На сцене по очереди появляются жрецы, звездочёт и вестники, которые читают молитвы и заклинания. Приносятся жертвы Иштар, «чтобы она проявила милосердие». Верховный жрец обращается к верховному богу, к Сину и к Шамашу: «Воскресите Бела!»

Тут действие совершает неожиданный поворот. Внезапно начинает говорить актёр, исполняющий роль Мардука; он одет в саван с пятнами засохшей крови. «Я не преступник, отпустите меня!» — восклицает он, добавляя, что верховный бог пересмотрел его дело и признал невиновным.

Но кто же настоящий убийца? Внимание зрителей привлекается к дверному проёму — это дом Сарпанит в Вавилоне. Преступник схвачен. Через дверной проём видна его голова: «Это голова злодея, которого они должны убить».

Вернувшийся в Борсиппу Набу спешит в Вавилон и допрашивает арестованного. Нам не сообщается имя преступника — мы узнаем лишь то, что Набу видел его в обществе Мардука. «Вот преступник», — объявляет Набу, определяя судьбу пленника.

Жрецы хватают злодея и убивают его. Тело кладут в гроб и уносят. Убийца Думузи заплатил за злодеяние своей жизнью.

49
{"b":"270","o":1}