ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эра Иштар завершилась.

* * *

Все древние тексты свидетельствуют, что Энлиль и Ни-нурта отсутствовали в Месопотамии, когда Нарамсин напал на Ниппур. Однако орды, спустившиеся с гор и разорившие Аккад, были «ордами Энлиля», и вёл их, скорее всего, Ни-нурта.

В шумерском Царском списке, земли, откуда пришли завоеватели, называются Гутия — это горная страна к северо-востоку от Месопотамии. В легенде о Нарамсине этот народ именуется Умман-Манда (возможно, «орды далёких/сильных братьев»), и сообщается, что он пришёл из «поселений земли Энлиля», расположенных в «горной стране, города которой построили боги». По всей видимости, это были потомки воинов, сопровождавших Энлиля в его дальних походах, которые «убили своих хозяев» и были приговорены Уту/Шамашем к ссылке. Теперь эти многочисленные племена, во главе которых стояли семь братьев-вождей, по приказу Энлиля вторглись в Месопотамию и напали на людей, которые «убивали в Ниппуре».

Слабые преемники Нарамсина пытались удержать центральную власть, а орды кочевников тем временем захватывали город за городом. Этот период анархии нашёл отражение в строках шумерского Царского списка: «Кто был царём? Кто не был царём? Игиги, царь; Нинум, царь; Ими, царь; Элулу, царь…» В конечном итоге орды гутиев захватили весь Шумер и Аккад: «Эрех был повержен оружием, (и) его престол был перенесён в орду Гутии».

На протяжении девяносто одного года и сорока дней Месопотамией правили гутии. Они не стали строить новую столицу, и центром их власти, скорее всего, был Лагаш — единственный шумерский город, избежавший разорения захватчиками. Со своего престола в Лагаше Нинурта направлял медленный процесс восстановления сельского хозяйства страны и особенно ирригационной системы, разрушенной после столкновения Эрры с Мардуком. Этот период в шумерской истории уместно назвать Эрой Нинурты.

Центром власти в эту эпоху был город Лагаш, строительство которого началось со святилища Нинурты (Гирсу), где имелись помещения для самого бога и его Божественной Чёрной Птицы. Однако по мере того, как усиливались амбиции богов и людей, Нинурта решил превратить Лагаш в главный шумерский город с домом для него самого и его супруги Бау/Гулы (рис. 85), где он сможет воплотить в жизнь свои представления о законе, порядке, морали и справедливости. Для выполнения этих задач Нинурта назначил в Лагаш наместников из числа людей, поручив им управление городом-государством и его защиту.

История Лагаша (в настоящее время это местечко Тело) повествует о династии царей, возникшей ещё за три столетия до возвышения Саргона и правившей без перерыва на протяжении пятисот лет. Лагаш, будучи островом стабильности во всё более враждебном окружении, превратился в великий центр шумерской культуры. Если корни религиозных праздников Шумера следует искать в Ниппуре, то в Лагаше зародились празднества, имевшие отношения к сельскому хозяйству, например праздник первых фруктов. Писцы и учёные мужи города усовершенствовали шумерский язык, а его наместники, которым Нинурта пожаловал титул «справедливого управителя», чтили кодекс морали и справедливости.

Войны богов и людей - pic_97.jpg

Рис. 85

Среди первых правителей длинной династии Лагаша видное место занимает царь по имени Ур-Нанше (приблизительно 2600 год до нашей эры). На развалинах древнего Лагаша археологи нашли более пятидесяти надписей, сделанных по его указанию; в этих надписях рассказывается о доставке строительных материалов для Гирсу, в том числе редких пород дерева из Тильмуна, использовавшихся для украшения храма. Из них мы также узнаем о масштабных ирригационных работах, о прокладке каналов, о возведении плотин. На одной из глиняных табличек Ур-Нанше изображён во главе бригады строителей — он не чурался физического труда (рис. 86). Сорок наместников, правивших после него, оставили многочисленные записи, свидетельствующие о серьёзных достижениях в таких областях, как сельское хозяйство, строительство, законодательная деятельность и этические реформы — достижениях, которыми вправе гордиться любое правительство.

Войны богов и людей - pic_98.jpg

Рис. 86

Однако Лагаш сумел избежать разорения в неспокойные годы правления Саргона и Нарамсина не только потому, что был «культовым центром» Нинурты, но и (в первую очередь) из-за того, что его жители были искусными воинами. «Первейший Воин Энлиля» Нинурта заботился о том, чтобы избранные им наместники были сведущи в военном деле. Один из них (по имени Эаннатум), надписи и стела которого были найдены археологами, приобрёл славу искусного тактика и непобедимого полководца. На стеле он изображён управляющим боевой колесницей — раньше учёные полагали, что это вооружение появилось гораздо позже — а его воины в шлемах наступают сомкнутыми рядами (рис. 87).

Войны богов и людей - pic_99.jpg

Рис. 87

Комментируя этот барельеф, Морис Ламбер («La Periode Pre-Sargonique») писал: «пехотинцы-копейщики защишены щитоносцами, что делало оборону армии Лагаша более прочной, а атаку более стремительной и гибкой». Победы Эанна-тума произвели такое впечатление на Инанну/Иштар, что богиня влюбилась в наместника Лагаша и «даровала ему власть над Кишем». Теперь Эаннатум получил титул ЛУ.ГАЛ («великий человек»); управляя подвластными ему землями железной рукой полководца, он обеспечивал законность и порядок.

По иронии судьбы в период хаоса и раздроблённости, предшествовавший воцарению Саргона, в Лагаше правил не искусный военачальник, а видный реформатор по имени Урукагина.

Все свои усилия он направил на возрождение морали и введение законов, основанных на принципах честности и справедливости, а не на связи преступление-наказание. Однако при Урукагине Лагаш оказался слишком слабым, чтобы поддерживать закон и порядок на всей территории страны. Инанна воспользовалась этой слабостью и посадила на престол Эреха Лугальзаггеси из Ура, пытаясь таким образом восстановить контроль над всей страной. Однако неудачи Лугальзагтеси привели к тому, что его сверг новый фаворит Инанны Саргон.

В период, когда главным городом всей страны был Ага-де, династия наместников в Лагаше не прерывалась; даже великий Саргон обогнул Лагаш, оставив город нетронутым. Лагаш не был разрушен или оккупировал и во времена походов Нарамсина — в первую очередь потому, что представлял собой неприступную крепость, стены которой могли выдержать любой штурм. Из надписи Ур-Бау, который был наместником Лагаша в период правления Нарамсина, мы узнаем, что Нинурта поручил ему укрепить стены Гирсу и помещения, где хранился летательный аппарат Имдугуд. Ур-Бау «спрессовал землю», которая «стала как камень» и обжёг глину до прочности металла, а на платформе, где стоял Имдугуд, он «заменил землю новым фундаментом», укрепив его огромными брёвнами и камнем, привезённым из далёких мест.

Когда гутии ушли из Месопотамии (это произошло приблизительно в 2160 году до нашей эры), Лагаш вступил в новую пору расцвета, и им управляли самые известные и просвещённые правители Шумера. Самым знаменитым из них, пожалуй, является Гудеа, правивший в двадцать втором веке до нашей эры. Это была эпоха мира и процветания: царская хроника рассказывает не об армиях и войнах, а о торговле и строительстве. Венцом его деятельности стало сооружение нового величественного храма Нинурты в значительно расширенном Гирсу. Как свидетельствуют надписи Гудеа, «Господин Гирсу» явился к нему в видении — бог стоял рядом со своей Божественной Чёрной Птицей. Бог пожелал, чтобы Гудеа построил для него новый Э.НИННУ («Дом пятидесяти»; 50 — числовой ранг Нинурты). О том, как строить храм, Гудеа рассказали два бога. Сначала ему явилась богиня, которая в одной руке держала «табличку звёзд доброго неба», а в другой «стило серебряное», которым она указала Гудеа «благоприятную планету»: в направлении её надлежало расположить храм. В другой раз перед ним предстал бог, которого Гудеа не узнал и которым, как оказалось, был Нингишзидда. Он дал Гудеа табличку, выточенную из лазурита с «планом храма». Одна из статуй Гудеа изображает его сидящим с табличкой и божественным стилом на коленях (рис. 88).

58
{"b":"270","o":1}