A
A
1
2
3
...
65
66
67
...
77

Некоторые имена этих жрецов царского рода напоминают шумерское имя Авраама (АБ.РАМ), тоже начинаясь со слога АБ («отец» или «прародитель») — так, например, правителя Ниппура в эпоху царствования Шульги звали АБ.БА.МУ.

Предположение, что семья, настолько тесно связанная с Ниппурпом, что их называли «ниппурцами» (то есть «евреями»), занимала высокое положение в Уре, вполне согласуется с ситуацией, сложившейся в ту эпоху. Именно тогда, в период правления Третьей династии Ура, управление Ниппу-ром впервые в истории Шумера было доверено Нанне и царю Ура, который сосредоточил в своих руках и светскую, и духовную власть. Поэтому после того, как трон Ура занял Ур-Намму, Фарра вполне мог переехать из Ниппура в Ур для обеспечения связи между храмом в Ниппуре и царским дворцом в Уре. Семья оставалась в Уре всё время, пока царём был Ур-Намму, и, как мы показали выше, в год смерти правителя переехала в Харран.

В Библии не говорится о том, чем занимались члены семьи Фарры в Харране, но их благородное происхождение и жреческий статус дают все основания предположить, что они принадлежали к высшему обществу города. Лёгкость, с которой Авраам впоследствии общался с царями, указывает на то, что он занимался международными связями Харрана, а его дружба с жившими на территории Ханаана хеттами, которые славились своим воинским искусством, может дать ответ на вопрос, обладал ли сам Авраам опытом полководца, который он с успехом применял во время «войны царей».

Древние предания также изображают Авраама знатоком астрономии — эти знания были очень полезны во время длительных путешествий, когда приходилось ориентироваться по звёздам. По мнению Иосифа Флавия, жрец Берос имел в виду Авраама (не называя его по имени), когда писал, что «жил среди халдеев справедливый и великий человек, опытный в астрономии». Если вавилонский историк и жрец Берос действительно говорил об Аврааме, то само присутствие еврейского патриарха в вавилонских хрониках имеет гораздо большее значение, чем упоминание о его глубоких знаниях в области астрономии.

Все годы недостойного правления Шульги семья Фарры оставалась в Харране. После смерти Шульги Авраам получил указание Господа переселиться в Ханаан. Сам Фарра был уже стар, и его сын Нахор остался с ним в Харране. Для исполнения великой миссии был избран Авраам, которому в тот момент уже исполнилось семьдесят пять лет. Шёл 2048 год до нашей эры, первый из двадцати четырёх судьбоносных лет — восемнадцать лет непрерывных войн при непосредственных наследниках Шульги (Амар-Сине и Шу-Си-не) и шесть лет царствования Ибби-Сина, последнего суверенного правителя Ура.

Вряд ли можно считать простым совпадением, что смерть Шульги послужила сигналом не только для Авраама, но и для богов Ближнего Востока, которые занялись перегруппировкой сил. Как только Авраам в сопровождении (как мы покажем ниже) элитных войск покинул Харран — ворота во владения хеттов, — здесь появился сосланный Мардук, до этого скитавшийся по всей земле. Более того, Мардук оставался в стране хеттов на протяжении тех же двадцати четырёх «судьбоносных лет», завершившихся невиданной катастрофой.

Свидетельства перемещений Мардука записаны на глиняной табличке (рис. 99), найденной в библиотеке Ашурбанипала. Состарившийся Мардук рассказывает о своих скитаниях в странах Востока и о возвращении в Вавилон:

Я божественный Мардук, великий бог.

Я был изгнан за свои грехи,

в горах я скрывался.

Я скитался по многим странам:

я прошёл от восхода солнца до заката,

я поднимался на вершины земли Хатти.

В земле Хатти я спрашивал оракула

(о) моем троне и о моём владычестве;

посреди этой страны (я вопрошал)

«Доколе?» 24 года я томился.

Войны богов и людей - pic_111.jpg

Рис. 99

Появление Мардука в Малой Азии — что предполагает неожиданный союз с Ададом — стало одной из причин поспешного ухода Авраама в Ханаан. Из текста таблички мы узнаем, что из своего нового места ссылки Мардук отправлял (через Харран) эмиссаров и оружие к своим сторонникам в Вавилон, а торговых агентов в Мари, прокладывая путь к обоим «вратам» — одни находились во владениях Нан-ны/Сина, а другие на землях Инанны/Иштар.

После смерти Шульги волнения, как по команде, охватили весь Древний мир. Дом Нанны был дискредитирован, и Дом Мардука решил, что пришло его время. Сам Мардук ещё не мог вернуться в Месопотамию из ссылки, и поэтому набором сторонников занялся его сын Набу. Штаб-квартирой ему служил собственный «культовый центр» Борсиппа, но деятельность Набу охватывала все земли, в том числе Большой Ханаан.

Именно на фоне этих быстро развивавшихся событий Авраам получил приказ идти в Ханаан. В Ветхом Завете не объясняется цель миссии Авраама, но место назначения указано точно: быстро двигаясь в сторону Ханаана, Авраам с женой, племянником Лотом и свитой шли в южном направлении. Во время остановки Господь говорил с Авраамом. «Оттуда двинулся он к горе, на восток от Вефиля; и поставил шатёр свой… и создал там жертвенник Господу и призвал имя Господа». Вефиль, название которого означает «дом Господа» и куда Авраам всё время возвращался, расположен неподалёку от Иерусалима и его священной горы Мория («горы направления»), где впоследствии, после возведения царём Соломоном Храма Иеговы, будет установлен Ковчег Завета.

Оттуда «поднялся Авраам и продолжал идти к югу». Пунктом его назначения, по всей вероятности, была пустыня Негев — засушливая область на границе Ханаана и Синайского полуострова. Несколько раз Господь говорил о потоке Египетском (в настоящее время он называется Вади-Эль-Ариш) как о южной границе владений Авраама, а оазис Кадеш-Варни назывался его южным форпостом (см. карту). Что нужно было Аврааму в пустыне Негев, само название которой («сушь») говорит об отсутствии воды? Зачем понадобилось срочно отправляться в долгое путешествие из Хар-рана и останавливаться посреди пустыни, где на много миль вокруг простиралась лишь бесплодная земля?

Значение горы Мория — первого пункта, привлёкшего внимание Авраама, — состояло в том, что вместе с двумя своими соседками, Цофим («Гора наблюдателей») и Сион («Гора сигнала»), она служила центром управления миссией аннунаков. Единственная ценность пустыни Негев заключалась в том, что это были ворота к космопорту на Синайском полуострове.

Из дальнейшего повествования мы узнаем, что в этом регионе у Авраама были военные союзники, а в состав его свиты входил элитный отряд из нескольких сотен воинов. Используемый в Библии термин — «наар» — обычно переводился как «слуга» или просто «юноша», однако новейшие исследования показали, что на хурритском языке это слово обозначало вооружённого всадника. И действительно, в ме-сопотамских текстах, описывающих военные действия, помимо пехотинцев и возничих, управлявших боевыми колесницами, упоминаются и ЛУ.НАР — лёгкая кавалерия. С этим же термином мы сталкиваемся и в Библии (I Книга Царств): после того как Давид разгромил лагерь амаликитян, «никто из них не спасся, кроме четырёхсот юношей, которые сели на верблюдов и убежали». В оригинале Ветхого Завета используется термин «иш-наар» — «те, кто скачет верхом на верблюдах».

Описывая воинов Авраама как «наар», Ветхий Завет сообщает нам, что патриарха сопровождал отряд всадников, причём скорее на верблюдах, чем на лошадях. Возможно, патриарх позаимствовал идею такого мобильного отряда у хеттов, на границе с землями которых находился Харран, но верблюды были лучше приспособлены к условиям пустыни, чем лошади.

Вырисовывающийся образ Авраама — не кочующего со своими стадами пастуха, а полководца-новатора из царского рода — отличается от привычного образа еврейского патриарха, но он полностью согласуется со сведениями, содержащимися в древних источниках. Так, например, Иосиф Флавий писал: «Авраам правил в Дамаске, где он был иностранцем, пришедшим вместе с войском из земель за Вавилоном». Затем «Господь приказал ему вместе со своими людьми уйти из страны, и он отправился в землю, которая раньше называлась Ханаан, а теперь Иудея».

66
{"b":"270","o":1}