ЛитМир - Электронная Библиотека

Конечно, поиски ответов на эти вопросы лежат вне плоскости данной книги, поэтому вернемся к детским переживаниям: защитить ребенка от страха «некрасивости» можно только родительской любовью. Не стесняйтесь как можно чаще говорить, что любите свою дочку, что для вас она — самая прекрасная и привлекательная, убеждайте, что будете любить ее всегда, что бы ни случилось в жизни. При этом, как мы уже неоднократно отмечали, не стоит путать такую любовь со вседозволенностью — просто наказание никогда не должно быть замешано на эмоциональности и неприятии самого ребенка. Наказывайте проступок, а не девочку.

Необходимо отметить, что повышенному риску страха «некрасивости» подвергаются девочки в семьях, где мама убедила себя (или позволила это сделать окружающим) в собственной невзрачности. Причем в этом случае страх у ребенка может приобрести демонстративные формы — девочка начинает ярко краситься, делает невообразимые прически, красит волосы и ногти в кричащие цвета. Вам кажется, что в дочь вселился дьявол — она во всем противоречит вам, водит компанию со странными молодыми людьми и пробует все виды пирсинга — на самом деле девочка просто кричит о неуверенности в себе, о том, что ей не хватает ощущения защищенности и стабильности.

Впрочем, довольно часто со страхом «некрасивости» сталкиваются и дочери очень ярких и успешных женщин. По контрасту с ухоженными, уверенными в себе мамами, девочки-подростки кажутся себе невзрачными и неинтересными. Примеров тому не счесть, взять хотя бы детские воспоминания Кристины Орбакайте — чтобы избавиться от глубоко укоренившегося недовольства своей внешностью, ей даже пришлось сделать пластическую операцию. При этом вряд ли кто-то мог бы сказать, что до операции ее лицо было отталкивающим или хотя бы неприятным.

Все эти проблемы свидетельствуют, с одной стороны, об отсутствии доверительных отношений между мамой и дочкой, с другой — о чувстве отторжения, идущем со стороны отца. Но ведущая роль в преодолении страха должна принадлежать все-таки матери.

Не стоит говорить девочке (и убеждать себя), что внешность не имеет никакого значения — «был бы человек хороший». Это скорее усилит внутренний конфликт, чем приведет к его исчезновению. Помните, вы должны подарить ребенку чувство уверенности в себе, внутренней гармонии. Лучшее, что вы можете для этого сделать, это напомнить, что у каждого времени и у каждого народа — свои представления о красоте. В Африке есть племена, которые ценят женщин с вытянутой до груди нижней губой, а некоторые народности на юге Азии с рождения надевают девочкам на шею металлические обручи, один на другой, пока к своему совершеннолетию юная красавица не становится обладательницей длинной, как у жирафа, шеи! Во времена Мэрилин Монро ценились пышные женщины, в семидесятых на пике моды оказались высокие худышки.

Сегодня модельеры вовсю стараются подчеркнуть крупную грудь, а еще лет пять назад затягивали бюсты до их полного исчезновения — и таких примеров не счесть! Даже кумиры нынешних подростков далеко не всегда соответствуют классическим представлениям о красоте, но это не главное! Их популярность основана на том, что они любят себя такими, какие они есть, и знают, как подчеркнуть свои достоинства.

Кстати, умению подать себя в выгодном свете девочку необходимо начинать обучать с раннего детства. Не бойтесь вырастить из нее кокетку — если она будет уверена в своей неотразимости, ей не придется прибегать к различным ухищрениям, чтобы привлечь к себе внимание мальчиков. Напротив, убедившись в надежности своих чар еще в детском саду, она потеряет интерес к экспериментам, и единственное, что вам останется, чтобы быть уверенным в ее будущем, — это привить ей основы сострадания и здравомыслия.

Страх сексуальности. Этот страх редко описывается в классической детской психологии, между тем с ним так или иначе сталкивается каждая девочка в возрасте от десяти лет и старше. Проявляется он в особой форме стеснительности, в отказе взрослеть, в категорическом отрицании собственной привлекательности.

Девушка двенадцати лет копирует мужское поведение: коротко стрижется, ходит в «развалоч- ку», держит руки в карманах, играет исключительно в ножички и карты. Причем о какой-либо нетрадиционной ориентации речь не идет: по свидетельству мамы, девочка до третьего класса рисовала принцесс, любила платья и была вполне обычным, хотя и несколько плаксивым ребенком. Резкое изменение в поведении и манере держаться произошло где-то после десятого дня рождения.

Выясняя причины столь резкой метаморфозы, психолог обнаруживает, что девочке очень нравится, когда ее называют «пацанка», что ребята держат ее «за своего парня», что у нее с ними исключительно дружеские отношения и никто не пытается «заглянуть ей под юбку» (тем более что юбки она теперь категорически не признает).

Физиологическое и психологическое развитие ребенка идет в рамках нормы, и психолог предполагает, что корень проблем кроется в ее внутренних противоречиях. Вот диалог, который помог специалисту выявить, какое переплетение страхов мешает подростку принимать себя такой, какая она есть. Правда, здесь надо помнить, что, прежде чем «говорить по душам», психолог несколько встреч посвятила наведению «мостика доверия». Тому, как это сделать, мы поговорим в отдельной главе.

— Скажи, о чем ты мечтала, когда была маленькой? Ну, еще до школы?

— Ну, о том, чтобы у меня была волшебная палочка...

— И что бы ты загадала?

— Не знаю... Много чего. Чтобы я была красивой, умной, чтобы у меня было много друзей...

— А еще?

— Собаку, большую.

— А для чего тебе собака?

— Чтобы защищала.

— Защищала? От кого?

— Ну, не знаю. От хулиганов.

— А на тебя когда-нибудь нападали хулиганы?

— Нет. Ну, почти нет. Но я слышала, как мама рассказывала подруге, как на одну их знакомую напали и, это...

— Что?

— Изнасиловали. Они еще говорили, она сама виновата — нечего ходить в короткой юбке...

Так слово за слово стало понятно, что девочка до сих пор находится под впечатлением разговора, подслушанного еще много лет назад. В детском сознании четко отпечатался тот факт, что женская привлекательность непременно связана с насилием. Почувствовав, что ее возраст подходит, и скоро и она может заинтересовать кого-то как представитель женского пола, девочка запаниковала и постаралась замаскироваться под мальчика. Само по себе это не критично, но с возрастом глубоко укоренившийся страх мог бы привести и к более извращенным формам — можно предположить, что, если бы не помощь специалиста, у девушки вполне могли начаться проблемы в личной жизни, которые бы неминуемо привели к дискомфорту и депрессии.

Страх сексуальности может сформироваться и на совсем раннем этапе развития: в два года дети активно изучают все, что попадает им под руки, в том числе и собственные половые органы. Резкое одергивание ребенка, запугивание его может привести к тому, что табу, наложенное на определенные зоны, останется с ним на всю жизнь, что негативно скажется на сексуальной функции и не позволит совершиться полноценному развитию подростка.

Снизить риск возникновения страха сексуальности можно, если в раннем возрасте не бить ребенка по рукам и не стращать «болячку занесешь!», а переключать его внимание на другие исследовательские действия: подсовывать яркую книжку или развивающие игрушки. Очень важно вовремя ознакомить девочку с теми особенностями, которые ждут ее с пробуждением в ней женской сущности. Начинать говорить о менструациях, о зачатии детей и сексуальной стороне любви лучше всего в возрасте от семи до восьми лет. В этот период общее количество страхов у детей уменьшается, что приводит и к снижению уровня тревожности, зато разум готов впитывать и усваивать всю новую информацию.

Если начать говорить обо всем этом позже, девочка, в организме которой уже начались гормональные перемены, будет чувствовать себя смущенной и, скорее всего, воспримет информацию не слишком корректно.

21
{"b":"270005","o":1}