ЛитМир - Электронная Библиотека

Как бы то ни было, есть ряд физиологических признаков, которые позволят понять, что с ребенком творится что-то неладное, и причина тому — острый или затаенный страх.

Четким указателем на только что пережитый страх является невнятная речь (у малышей — плач), отсутствующий взгляд, стремление съежиться, закрыться. Ладони у испуганного ребенка (да и у взрослого) становятся влажными, кожа лица бледнеет, дыхание — частое, прерывистое.

Как правило, в момент испуга ребенок редко может рассказать о том, что именно его так потрясло. Сначала надо успокоить его, показать, что опасности больше нет, и затем задавать наводящие вопросы, формулируя их как можно проще: «Тебя напугала большая собака? Тебя обидели мальчишки?» В подобных случаях неплохо снять напряжение с помощью легкого юмора: «А может быть, прилетало НЛО?» (Понятно, что такой вопрос корректен только тогда, когда вы точно знаете, что у ребенка нет навязчивых страхов в отношении неопознанных летающих объектов.)

Даже если ребенок все еще не может говорить, вы почувствуете, когда попадете в точку — малыш или кивнет, или заплачет еще громче, услышав причину своего испуга. Что делать дальше — об этом мы поговорим в отдельной главе.

А пока продолжим разбирать признаки напугавшегося ребенка. Иногда бывает так, что первый страх прошел для взрослых незаметно. Да и сам ребенок, успокоившись, может выкинуть его из головы. Но со временем вы начинаете замечать в поведении любимого чада какие-то странности — он может быть замкнут, задумчив, начинает избегать определенных мест или ситуаций, если его принуждать совершать то, чего он избегает, он становится раздражительным и плаксивым.

А может быть и совсем наоборот — ребенок вдруг начинает обнаруживать в себе излишнюю деятельность, он не последователен, хватается сначала за одно, потом за другое, не может стоять на месте, рассказывает взахлеб что-то совершенно не связанное с предыдущим разговором или событиями, одним словом, проявляет нервозность и болезненное оживление.

: И то и другое состояние может быть связано с затаенными страхами, которые ребенок не осознает или не придает им особого значения. Чтобы определить источник беспокойства, первопричину страха, понаблюдайте за тем, чего именно избегает ваше дитя. Это может быть заросшая кустами аллея, где его напугала шумная компания выпивох, или темный угол за шкафом, в котором воображение рисует ему чудовищ и монстров. А может — вода из-под крана или пачка сигарет: агрессивная пропаганда здорового образа жизни вполне способна сформировать фобии у впечатлительных детей. Знать причину страха очень важно для того, чтобы в последующем успешно с ним бороться.

Поэтому одних наблюдений может быть мало. Ребенка нужно «разговорить». Конечно, если вы в лоб спросите его, чего он боится, вряд ли вы получите достоверный ответ. Перед тем как приступить к опросу, необходимо убедиться, что контакт налажен — ребенок никуда не спешит, склонен доверять вам, у него ничего не болит и он не хранит в своем сердце обиду на вас.

Иногда бывает полезным, когда малыша или подростка расспрашивает не член семьи, а хороший знакомый или дальний родственник — рассказать все чужому человеку проще, чем близкому. Но вы должны быть уверены, что человек хорошо знает, что ему предстоит и отнестись к этому с нужной ответственностью.

Еще несколько условий для выяснения страхов при помощи беседы: ребенок должен быть не моложе трех лет, он должен относиться к расспрашивающему если не с доверием, то, по крайней мере, с дружелюбием, во время разговора взрослый должен сидеть не напротив, а рядом с ребенком. Если отношения и привычки ребенка это позволяют, его можно взять за руку. Разговаривать следует негромким голосом, спокойно, не подгоняя ребенка и не задавая ему несколько вопросов сразу.

Детские психологи выделяют порядка 30 типичных страхов, распространенных у детей от 3 до 15 лет. Есть смысл формировать список для опроса, помня о том, что у каждого возрастного периода — свои основные страхи (они будут описаны в соответствующих главах). Страхи лучше не читать по листу, а называть по памяти. Формулируя вопрос, не стоит каждый раз повторять: «А ты боишься?..» — чтобы избежать «наведения» страхов. Учитывая все вышеперечисленное, примерный опрос ребенка может выглядеть следующим образом:

Скажи, а ты боишься оставаться один? (Лучше, если ребенок дает не односложный —да-нет, — а развернутый ответ: «Нет. Я не боюсь».)

А когда в комнате темно?

А засыпать?

А страшные сны тебе снятся?

А собак ты не боишься?

А Бабу-ягу (волка, Кощея, мутантов, вампиров — можно перечислить тех мифических персонажей, о которых говорят в семье)?

А заболеть тебе не страшно?

А ты боишься смерти?

А что умрет мама или папа?

А опоздать в школу?

Летать на самолете?

Грозы или урагана?

Высоты?

Воды?

Лифта?

Тесных помещений?

Не забывайте время от времени подбадривать ребенка, напоминать ему, что для вас очень важно, что он говорит честно и искренне и что именно это сможет вам вместе побороть страх. Список можно сокращать или дополнять по обстоятельствам. Хорошо, когда сами родители помнят свои детские страхи — как показывают исследования, зачастую они передаются по наследству, и, помня о том, что их ужасало в юные годы, взрослые смогут точнее нащупать тот кошмар, который не дает покоя малышу.

Увы, при всей простоте методики опроса, применить ее можно далеко не всегда. .Часть детей от рождения обладает скрытым характером, они неохотно рассказывают о тех переживаниях, которые испытывают, а часть, напротив, готова наговорить что угодно, лишь бы сохранить внимание взрослого к себе. Наиболее объективным способом составить представление о внутреннем мире ребенка является наблюдение за его играми.

Вас должно насторожить, если ребенок склонен к агрессивным развлечениям — играет в «вой- нушку», бредит оружием, с упоением расстреливает пирамиду кубиков или плюшевых зверей. Это говорит о внутреннем чувстве незащищенности, страхе перед нападением, страхе смерти. Зачастую такие дети легко погружаются в мистический мир и очень серьезно относятся к религии (даже в дошкольном возрасте). Для того чтобы обрести гармонию, им необходимо знать о некоем всесильном существе, способном как покарать, так и защитить. Как правило, отцы таких детей на столь серьезную роль не годятся (или их вообще нет), поэтому пьедестал занимает Бог или некий вымышленный герой.

Также говорит о существовании страхов привычка ребенка ломать или рвать игрушки. Особенно если он сознательно отрывает лапы у плюшевых мишек или откручивает головы куклам. Такая «исследовательская» деятельность свидетельствует о страхе болезни, потери целостности. Сопутствующим страхом может выступать боязнь уколов и докторов.

Опасным симптомом, указывающим на серьезные нарушения психики, становится стремление ребенка причинить боль животным. Если карапуз (в уже сознательном возрасте, то есть после трех лет) дергает кота за хвост, забрасывает собаку камнями или выдергивает хвост у попугая, не стоит ограничиваться одной профилактической беседой. Есть статистика, доказывающая, что, не получив вовремя квалифицированной психологической помощи, такие дети, вырастая, начинают страдать маниакальными синдромами, у них проявляется тяга к самоубийству. Но о пограничных состояниях сознания мы поговорим в отдельной главе.

Возвращаясь к выявлению страхов, нельзя не упомянуть про методику, основанную на рисунках. Используют ее с детьми от пяти до десяти лет, хотя при необходимости можно попробовать протестировать и двухлетнего малыша.

Здесь важно, чтобы ребенок не просто рисовал, а проговаривал те образы и приемы, с помощью которых он создает картинку. Акцентировать внимание испытуемого на том, что он проходит тест, совсем не обязательно. Напротив, надо создать непринужденную, легкую атмосферу, поговорить о том, что ребенку интересно, о чем он может высказать свое мнение. Но, опять-таки, не определяя конкретную тему, чтобы не задавать определенные рамки будущему рисунку.

3
{"b":"270005","o":1}