ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Бей, я предупреждал тебя, не попадаться мне больше на глаза?

– Предупреждал, – турок кивнул.

– Значит, так угодно судьбе. Ладно, на сей раз не стану тебя убивать, а спущу в яму и, ты пробудешь там, пока тебя не хватятся. Хотя, что с тобой возиться, – Вашар, вынув из-за пояса кинжал, поднес острый конец к глазу бея.

– Не пойму тебя, Вашар, ты только что пообещал сохранить мне жизнь. Чего ты хочешь?

– Ответь на мои вопросы. Попытаешься увильнуть, выколю тебе оба глаза, затем отрежу язык, уши и заставлю съесть.

– Хорошо, я согласен. У меня нет другого выхода.

– Сколько лет ты командуешь гарнизоном в крепости?

– Пятнадцать.

– Значит, ты помнишь, как старый граф Ласло приезжал в замок «Черный коршун»?

Хаджи-бей напряг память и ответил:

– Я помню, как он пришел один и потребовал, чтобы к нему вышел Жомбор, но Ласло тогда не знал, что мы отрезали голову графу-мятежнику.

– А дальше, что ты с ним сделал?

– У меня не было указаний сверху в отношении Ласло, но я решил узнать, неопасен ли он для нас, и потому запер в подземелье.

– Я спросил, что ты с ним сделал? – Вашар поправил перстень на пальце, как бы собираясь ударить бея.

– Я продал его.

– Кому?!

– Человеку, прибывшему в крепость, он был заинтересован, чтобы заполучить старого графа.

– Он назвал свое имя?

– Нет, но он представился дворянином, состоящим в окружении Лодовико Гритти, верного человека султана.

– И за сколько ты продал несчастного графа?

– За пару мешочков золотых.

– Дешево же ты оценил венгерского героя, – лицо Вашара побагровело, и он с силой ударил бея в лоб. Кожа лопнула, и на обескровленном месте образовался след от трезубца. Хаджи-бей вскрикнул от боли и, не имея возможности потереть ушибленный лоб, затряс головой. Кровь закапала на каменный пол. Один из гайдуков наложил ему повязку на голову, и Вашар продолжил допрос:

– В каком месте хранится груз?

– На конюшне, там уже ждут отправки телеги.

– Повторяю вопрос, что ты должен отвезти Алишеру-паше?

– В основном – это драгоценности, дорогие вещи, оружие.

– И пленные?

– Да.

– Сколько воинов будут сопровождать обоз?

– До Дубровицы двадцать, потом охрана будет усилена.

– Когда отправляется обоз?

– Через двое суток, ближе к ночи.

– А ты не боишься, что разбойники устроят засаду? – в голосе Вашара прозвучали веселые нотки.

– Перевозка груза проходит в строжайшем секрете.

– Какая же это тайна, если о ней известно мне. Сокровища Жомбор тоже входят в обоз?

– Какие сокровища?! От Жомбор? Ничего нет!

– Врешь!

– Клянусь Аллахом! Да отсохнет мой язык, если я говорю неправду. При захвате замка мы не нашли основного золота, даже под пытками граф не сказал, где прячет свои богатства.

– Кто заложил вход в подземелье?

– Я приказал и совсем недавно. Мало ли, я же не знаю, куда уходят тайные ходы. Судя, потому как ты здесь оказался, мне стоило бы проверить все подземелье.

– Тебе приходилось покидать крепость, не предупреждая охрану?

– Да, но я всегда оставлял вместо себя человека.

– Теперь ответь на последний вопрос. Скажешь правду, гарантирую тебе жизнь. Три года назад в этой крепости ты удерживал силой мадьярскую госпожу Йо Этель. Было такое?

Бей призадумался, ему хотелось жить, и потому он тщательно вспоминал тот день, когда к нему доставили венгерскую госпожу.

– Да, я действительно помню, что в том году получил письмо от неизвестного человека, он предлагал мне сказочно обогатиться. В замок «Железная рука» прибыла невеста графа Ласло, он очень ее любил, а потому дорожил ею. Этот человек писал, что выкрав невесту, можно запросить за нее любую сумму и граф Ласло заплатит без всяких разговоров.

– Письмо! Ты сохранил его?

– Да, оно лежит в ларце.

– Где ларец?

– В спальне, где меня схватили.

– Значит, ты не ведаешь, кто писал его?

– Нет, господин Вашар.

– Что было потом?

– Я отправил своих воинов, и в тот же день молодая женщина была уже в замке. Ее никто не обижал. Клянусь Аллахом!

– Что с ней случилось дальше?

– Я решил отправить ее на какое-то время в Дубравицу и оставить под присмотром Хадияр-бея, но потом мне сообщили, что на караван напали разбойники и отбили госпожу Йо. Больше о ней я ничего не слышал.

– У-у, вражина! Убил бы тебя, да нужен ты одному человеку. У госпожи Йо было ожерелье из жемчуга. Оно осталось при ней?

– Нет. Она пыталась расплатиться ожерельем со слугой, чтобы он сообщил графу Ласло, где ее держат. Ожерелье я забрал себе.

– Где оно теперь?

– Все в том же ларце.

– Неужели! – обрадовался Вашар, – хорошо Хаджи-бей, как и обещал, я дарю тебе жизнь. А теперь, вот тебе бумага, чернила – пиши приказ. – Хаджи-бей в недоумении взглянул на Вашара. – Приказ об отправке обоза, ты понял меня?! – настаивал Андор

Бею развязали руки и он, согласившись, написал на бумаге все, что продиктовал Вашар и в том числе обращение к начальнику охраны, сопровождающего груз.

Берток подошел к Вашару и предложил:

– Его нужно убрать. Понимаешь Андор, если турки хватятся бея, то обоз не тронется с места.

– Это мне решать, а не тебе, – одернул Вашар гайдука, – а что касается обоза, то в бумаге ясно сказано: «Подателю сего, дозволяется сопровождать груз до Стамбула». А это значит, что наш человек будет в обозе с пленными, тем более он уже примелькался среди турок.

– А что скажут в гарнизоне об отсутствии Хаджи-бея?

– Бей – комендант и ему не пристало докладывать своим подчиненным, когда и насколько он покидает крепость.

– А если турки хватятся охранников, которых мы убили?

– Мы спрячем трупы в подземелье, а в письме укажем, что Хаджи-бей взял их с собой.

Берток приложил руку к груди и слегка поклонился.

– Мудрое решение, Андор.

Хаджи-бею снова заткнули рот и связали руки. Двоих гайдуков поставили на страже у входа в подземелье, а одного оставили охранять бея. Вашар, Берток и гайдук Габор, по веревке спустились на дно колодца. Внизу стоял невыносимый запах от бадьи, служившей нужником. Разбросанная солома источала не лучший душок, на которой трое суток пролежал умерший человек. Сгребли солому в одно место и при свете факелов начали осмотр. Швы между плитами и камнями были прочно замазаны раствором. Не было ни единой приметы, что в яме находится потайная дверь. Но стрелка не просто так нарисована, до последнего момента карта ни разу не подвела гайдуков. Андор вспомнил, что графиня упоминала о колодце, в котором скрыта дверь в подземелье. Значит, вход нужно искать именно здесь, на дне этого смердящего колодца. Обшарив по окружности всю стену и не найдя ничего похожего на скрытый проход, Вашар и Берток решили подняться наверх. Но в последний момент Андор увидел между камнями продолговатую щель, и торчавший в ней конец металлической пластины.

– Где твои глаза были? – спросил недовольно Вашар, – ты что, щель не увидел?

– Прости Андор, сквозь факел не рассмотрел, темно ведь…

– Хватит оправдываться. Впредь, будь внимательнее!

Вашар ухватил пальцами кончик железа и вытянул его из стены на длину локтя. Внутри раздался щелчок, и пластина прочно закрепилась. Он стал медленно поднимать ее вверх. Большой кусок стены, сдвинувшись с места, приоткрыл небольшой проход, в который мог пройти человек. Тут же потянуло сильным сквозняком, всколыхнув пламя факела. Вздохнув полной грудью свежего воздуха, гайдуки вошли в проход, свод и стены которого были грубо выдолблены в скальной породе. Пройдя шагов пятьдесят, гайдуки оказались в небольшой комнате, имевшей сферический купол. В самом центре, на два локтя от пола, возвышался квадратный постамент, прикрытый гранитной плитой. Гайдуки попытались сдвинуть ее с места, но их старания оказались бесполезными. Вашар, перевернув карту обратной стороной, вгляделся в дополнительные обозначения и заметил, что отдельный чертеж по форме напоминает помещение, в которое они только что вошли. На бумаге была нарисована лапка коршуна и находившаяся под ней стрелка указывала вниз. Пригнувшись, Андор не спеша шел и осматривал стену, но не находил на ней изображения, похожего на когтистую лапку коршуна.

27
{"b":"270009","o":1}