ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сердце Дракона. Книга 2
Дети-одуванчики и дети-орхидеи
Дневник стюардессы (сборник)
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Проклятое желание
Танец белых карликов
Когда кончится нефть и другие уроки экономики
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Убийство Командора. Книга 2. Ускользающая метафора
Содержание  
A
A

Дилижанс, подпрыгивая на ухабах, помчался вперед, одним рядом колес то и дело сваливаясь в придорожную канаву. Внутри все посрывало с мест: фонарь полетел на пол, походная сумка арабески сорвалась с полки и саданула Флавия по затылку чем-то очень тяжелым. Но после тычка в спину это казалось сущей ерундой — поясница то ли намокла, то ли в чем-то испачкалась, а под обеими лопатками словно зажгли по магниевой вспышке. Боль не отступала, становясь все более раздирающей…

И тут лошади окончательно обезумели, и дернули карету в сторону. Раздался вопль возницы, мелькнула алый воротник вампира и темная фигура девушки, потом снова вампир и снова Гиза… наконец, мир вокруг Флавия перестал вращаться.

Флавий лежал словно на двух раскаленных углях, только из костра вытащенных. Спина горела огнем, и римлянин не знал, может ли встать самостоятельно. А еще он, оказывается, придавил Гизу, та дышала в затылок и тихо ругалась на арабском. Прежде чем Флавий успел спросить как у нее дела, девушка одним мощным толчком сбросила с себя все семь талантов полумеханического Флавия. Облегченно вздохнула, переводя дух.

Вампира нигде не было видно. Зато было слышно — за пределами опрокинувшегося на Флавия мира звенела сталь о сталь. Милый сердцу каждого воина звук фехтования!

Римлянин попытался встать на ноги — удалось. Спина отзывалась адской болью, но подвижности не лишала. И то хлеб.

Карета лежала на боку. Соответственно одна дверца оказалась под ногами, вторая — на потолке. Щелчком автоклинка флавий выбил потолочную, потом прыгнул прямо в образовавшийся проход. Дополнительные толчковые суставы метнули тяжеленное тело на десять футов вверх, и Флавий приземлился на стенку кареты. Сейчас она, правда, играла роль крыши.

− Гиза, ты как?

− Без твоей туши куда лучше, − пробурчала арабеска. − Что там?

− Там нормально, − ответил Флавий, оглядев мир с высоты своего положения. − Наш юноша рубится с четырьмя врагами. Нет, уже с тремя.

Позже вампир рассказал, что успел выпрыгнуть из экипажа, пока тот еще не перевернулся окончательно. С доступной только ему быстротой нагнал чужую карету, остановил ее и начал разбираться с напавшими.

− Не убивай всех, − крикнул Флавий, глядя на разошедшегося кровососа.

− Не учи… − темная фигура заложила молниеносный круг вокруг неприятеля, и проткнула бедро очередному врагу.

Гиза выбралась из перевернутой кареты, огляделась вокруг, одобрительно кивнула в сторону фехтовальщиков, потом оглядела спину своего спутника.

− Поздравляю с первыми огнестрельными ранами, дорогой, − промычала девушка, аккуратно приподнимая вымоченную «черной пылью» ткань. − Очень больно?

− Терпимо. Иди, помоги кровососу.

В этом не было необходимости, Мариус справился и сам. Последний из оппонентов смачно рубанул воздух там, где только что был вампир, и конечно, потерял равновесие. Юноша в черно-алых одеждах спокойно зашел за спину разбойнику и не менее спокойно проткнул его насквозь.

− Я же сказал не убивать! − взъярился Флавий.

− Вы сказали не убивать всех. Все четверо живы. Трое из них в вашем распоряжении, а этот стрелок из пистолей — мой. Тоже жив, но уверяю, это ненадолго.

Улыбка Мариуса была заметна даже глубокой ночью и даже с такого расстояния.

− По-моему, сейчас мы в деталях увидим процесс питания homo saingularius, − прошептала Гиза.

Мариус не дал им такого удовольствия. Убрал клинок в ножны, легко забросил проколотого противника на спину и отнес за карету. Сразу же вернулся, улыбаясь. Кинжал он по-прежнему держал в руке.

− Пусть немного помаринуется страхом, − кровожадно (а как же иначе?) произнес вампир.

− Мне начинает казаться, что декларируемая безобидность крудов несколько преувеличена, − заметил Флавий в полный голос.

− Пока в крудов никто не стреляет — они сама безобидность, командир, − шутливо поклонился Мариус.

− Стреляли в меня.

− В меня, в вас, в госпожу Гизу — какая разница? Стреляли же.

Флавий отыскал взглядом девушку, уже куда-то упорхнувшую. Оказалось, Гиза осматривала тело кучера. Возница лежал неподалеку от перевернутого дилижанса.

− Как странно, − спокойно произнесла арабеска. — В этого не стреляли, но умер только он. Свернул шею, свалившись в канаву.

− Да, жаль мужичка, − отозвался Флавий. − Но ему уже не помочь. Давайте же поговорим с нашими друзьями.

И решительным шагом направился к поскуливающим телам, которые вампир разложил на обочине дороги.

Спина по-прежнему ужасно болела.

Если это и были простые грабители, польстившиеся на приличный золотой фонд экспедиции, то какие-то странные. Ни у кого из них не было с собой никаких бумажек с приметами или хотя бы номером дилижанса, которым ехали Флавий со спутниками. Зато имелись четыре пистоля, четыре клинка как у Мариуса (ну, разве что чуть покороче и полегче), а еще — подозрительно знакомые славяно-татарские рожи. Тоже в количестве четырех штук.

− Ты думаешь то же, что и я? − спросил Флавий, когда они с Гизой осмотрели всех бандитов.

Девушка кивнула.

− Ага. Две бабы на корабле — не к добру. Я предупреждала.

Но какое отношение русские имеют к экспедиции Флавия? Единственное объяснение, которое приходило на ум, это то, что Марика Кудаева была подставной гусыней. Плавала себе, понимаешь, в море, ждала случайного корабля, потом узнавала насколько можно с него поживиться и наводила своих дружков…

А если бы никто не подобрал девушку? От ближайшего порта до места ее купания — полтора дня ходу. Да и поди специально найди дрейфующую в море фигурку! Только случайно. Даже если русская и была подставной, она рисковала своей жизнью куда сильнее, чем нужно для ограбления.

Гиза сложила руки на груди и подтвердила сомнения Флавия.

− Девка не причем. А если бы мы ее случайно не нашли? Сейчас бы и кормила собой столь любимых рыбок…

− Рискну прервать ваши мозговые изыскания, уважаемые, но посмотрите сюда.

Мариус стоял возле чужой кареты, элегантно опершись о нее плечом. Кончиком кинжала указывал на дверцу.

Гиза и кряхтящий от боли Флавий подошли поближе. Острие вампирского клинка указывала на номерную бляшку и надпись под ней.

ЭКИПАЖ?9 почтовая станция Бузэу, Валахия

− Это были не преследователи, а встречающие, − констатировала арабеска.

− Да, и сейчас я буду узнавать, кто это обеспечил нам такую замечательную встречу, − добавил Флавий.

Римлянин шагнул к ближайшему из поверженных бандитов. Тот как раз успел отойти от шока и повернулся в сторону путешественников. Увидев перед собой фигуру с мечущими синее пламя глазами, бандит заорал что есть мочи.

«Ну кто ж так делает…», − вдохнула девушка и направилась на помощь спутнику.

Что подумал Мариус — никто, конечно, не узнал. Но на самом деле он подумал, что Флавий — самый лучший инструмент для маринования жертвы страхом.

Глава 4. За всем стоят русские?

− Все равно какая-то ерунда получается, − тряхнул головой Флавий.

Вот уже с полчаса они с Гизой спорили, как дело обстояло на самом деле. Допрошенные пленники признались, что выследить группу Флавия приказал кто-то из местных разбойников из числа «держащих» порт. И еще в один голос уверяли, что они в Констанце живут уже несколько лет, и никаких сношений со своей родиной давно не поддерживают. Даже когда Мариус вскрыл вены своей жертве, та не поменяла своего мнения. К слову, вампир очень цивилизованно стравил в походный бурдюк всего-то меньше секстария крови. Потом перевязал раненого, и оставил вместе с остальными — ожидать своей судьбы. Вряд ли бандит выживет с проникающим ранением брюшины, но на это уже воля Господа.

Еще удалось узнать, что разбойники получили аванс, почтовую карету и указание как можно быстрее догонять аналогичный экипаж, вышедший чуть раньше по западной дороге. Разминуться было бы невозможно, дорога от порта до Бузэу была одна. Вот именно на этом месте обсуждения у Гизы с Флавием и возник ожесточенный сбор.

59
{"b":"270015","o":1}