ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Впрочем, ему было чего страшиться на том свете. Тот самый старый колдун, который движением руки вырубил и Флавия, и Мариуса сейчас и находился в холодеющем состоянии. Судя по количеству проклятий, обрушенных на него крудом, ничего хорошего в Преисподней этого человека в самом деле не ожидало. Вампир предложил перерезать старику горло для верности, но Флавий отмахнулся — тот был давно и окончательно мертв.

Больше в замке никого не оставалось. Лишь три лошади, которых почему-то оставили на конюшне. Беглецы оседлали две из них и выдвинулись по следам конвоя.

− Куда мы едем? − поинтересовался Флавий.

Мариус прикинул направление, секунду подумал.

− П-похоже, в Зарнесть.

− Это что?

− Это еще один з-замок времен с-средневековья, − объяснил вампир. − И это мне н-не нравится.

− Что именно не нравится? Эра средневековья или строения этой эры?

Мариус хмыкнул.

− Мне н-не нравится, что м-мы едем именно в З-зарнесть. В-в в-прочем, ты н-не знаешь нашу историю, иначе бы тебе т-тоже не понравилось.

Флавий попросил рассказать, раз уж делать больше нечего. Вампир рассказал.

Зарнесть — один из трех гарнизонных замков, поддержавших Влада Дракона во время междоусобицы за трон короля Романии. Основной резиденцией отцеубийцы была Поенарь, довольно мощная крепость на западе Валахии. Ее полностью разрушили, остались лишь руины.

Из второй Мариус и Флавий только что выехали. Замок Бран служил опорной крепостью, держащей под контролем основной перевал через карпатский хребет Фэгэраш. Этот замок остался цел и невредим.

И наконец, последний из оплотов сторонников графа Дракона (или Дракулы, как его зовут на местном наречии) — древний замок Зарнесть. Построена твердыня на месте нынешней одноименной деревни, но во времена строительства там еще не было никаких селений. Собственно, отсюда и название. Крепость, как и Поенарь, полностью разрушили в ходе войны Дракона, сровняли с землей, и память о ней была проклята навечно.

Но здесь и начинаются странные вещи.

Действительно, крепость была разрушена. Но жители центральной Трансильвании уверяют, то сия крепость цела и невредима. И более того, является в самых разных местах. Впервые она обнаружилась в ста двадцати милях к югу от Быстрицы — небольшого городишки рядом с крупным торговым центром Фэгэраш. Потом призрачный замок видели по ту сторону Скалы Глашатаев — это одинокий выход горных пород в холмах недалеко от Зарнести. Сейчас, вроде бы, замок исчез, но местные уверяют, что под громадой Скалы иногда снова видят каменное строение. Его явление — дурной знак.

− Какие у вас, однако, легенды, − улыбнулся Флавий.

− Это н-не легенда, − возразил вампир. − Это т-то, что т-ты ищешь, но н-найдя, вряд ли в-возрадуешься.

Флавий вопросительно поднял брови. Вампир объяснил:

− Т-ты думаешь, что т-только Рим ищет смутьянов, п-поднявших мятеж? Н-нет, община крудов т-тоже ищет. Я ищу. П-потому и вынужден якшаться с-с с этим вашим В-вождем. Мятеж к-координируется кем-то, к-кто заполучил в руки с-старую, с-страшную силу оживлять м-мертвецов и л-ломать крудов.

− Наследие вашего легендарного Дракулы?

− Нет. Д-дракула не умел оживлять м-мертвецов. Считалось, ч-что это умение умерло м-много веков н-назад.

− А кто им владел до Дракулы? Ну, ведь если сохранились упоминания о нем, то…

Вампир молчал.

Флавий повторил вопрос. Мариус поморщился, но все-таки ответил:

− М-мы и владели.

Кортеж груженых трупами телег действительно следовал в горы. Сначала двигались почти на запад, мимо большой деревни (наверное, и есть та самая Зарнесть), потом дорога забирала к югу. Под вечер на горизонте стали окончательно видны скалистые зазубрины, а когда солнце зашло, горы стояли уже совсем рядом.

Теперь Флавию с вампиром даже не приходилось прятаться от случайных разъездов. Темнота скрыла непроницаемой завесой, и оба лазутчика оставались невидимыми для окружающих, в то время как вереница телег была видна отлично. На каждой второй-третьей повозке зажгли факел, иначе возницам было не разглядеть дорогу.

К часу ночи кортеж обогнул первые отроги действительно очень крутых гор, и углубился в леса перед утесами. Флавий с Мариусом приблизились еще ближе − шансов упустить врага уже не было. Дорога ощутимо забрала в гору, и кортеж снизил скорость.

Через некоторое время преследователи решили, что кони теперь — только обуза. А ну как всхрапнут или заржут в темноте? Лошадей привязали на первой же травяной поляне, но так, чтобы при необходимости животные смогли отвязаться и ускакать. А Флавий с Мариусом двинулись догонять кортеж.

И чуть было не упустили его!

Еще десять минут назад ничто не говорило о том, что в лесных местах может быть хоть что-то необыкновенное, но стоило римлянину и вампиру заглянуть за очередной поворот дороги — как у обоих вытянулись лица. Там, где еще недавно была узкая, лесная колея, сейчас стояла могучая отвесная скала, увенчанная крепостной стеной и бастионами.

− Странствующий замок, − восхищенно шепнул круд.

− Как бы он не убежал в странствие без нас, − резонно заметил Флавий, и они оба ринулись догонять кортеж. Даже Флавий при необходимости мог бежать довольно бесшумно (хотя до бестелесного бега Гизы ему было далеко), что уж говорить о вампире. Без труда догнав последнюю телегу, две тени шмыгнули под тент и затаились.

Кортеж въехал в небольшие ворота прямо в скале и массивные каменные створки захлопнулись. Если бы хоть кто-нибудь из сторонних наблюдателей смог лицезреть дальнейшее, он бы не поверил глазам.

Повинуясь могучим иномировым силам, Странствующий замок медленно погрузился в недра земли. Последним скрылся шпиль на самом высоком бастионе, и через минуту ничто не напоминало о произошедшем явлении. Только самые нерасторопные из деревьев поднимались из-под земли, занимая положенное им с рождения место. Узкая дорога, по которой двигался кортеж, восстановилась, и продолжила свой путь — вокруг Скалы Глашатаев и далее на юго-запад.

Мариус вернулся с разведки минут через десять. Этого было достаточно, чтобы отследить, куда движется процессия. Кто ее возглавлял, вампир не заметил, уж больно растянулась. Но людская цепочка, бросившая телеги во дворе крепости под охраной полудюжины человек, явно направилась в подвальные помещения. На тесных, узких лестницах приблизиться не получалось, поэтому когда круд добрался до конечной точки маршрута, смог увидеть лишь пустые помещения самого нижнего подвального яруса. Очевидно, что где-то был тайный ход, но как искать — загадка.

Осмотрев для порядку пару помещений на этом ярусе, круд вернулся к залу с телегами. Оставленная там охрана в полном составе грелась у костреца, разведенного в дальнем углу.

− Флавий, не мешкай! Эти, − махнул в сторону костра, − скоро займутся трупами.

Мариус сердито заглянул внутрь телеги с римлянином, недовольный его нерасторопностью. И замер.

Флавий склонился над затянутой в плотные черные одежды фигурой. Оголенные кисти рук и лицо убиенного были, как и положено, мертвенно бледны. Левый бок, кем-то заботливо освобожденный от одежды, залит кровью.

Римлянин смотрел в мертвое лицо Гизы — и никто не знает, о чем он в тот момент думал. Наверное, ни о чем. Мариус дважды пытался дозваться Флавия, но бесполезно. Наконец, вампир залез в телегу и коснулся руки римлянина. Тот вздрогнул, поднял глаза.

Привыкшего к разным странным вещам вампира было трудно чем-то напугать. Но сейчас он испугался.

В прошлом всякий раз, когда Флавий снимал с глаз повязку, его необычные очи светились приглушенным голубым сиянием, спокойным и умиротворяющим. Иногда ярким и возбужденным. Сейчас же два хрусталика пылали негасимым багровым пламенем. И пламя это обжигало. В буквальном смысле — круд чувствовал, что дотронься он пальцем до глаза Флавия, и ожог гарантирован.

− Нам пора, − шепнул вампир.

− Да, − кивнул Флавий. − Но Гизу я им не оставлю.

80
{"b":"270015","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мир как воля и представление. Афоризмы житейской мудрости. Эристика, или Искусство побеждать в спорах
Кукольный домик
Ты уволена! Целую, босс
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Ночь
Я в порядке, и ты тоже
Как дети добиваются успеха
Невеста по вызову, или Похищение в особо крупном размере
Счастье пахнет корицей. Рецепты для душевных моментов