ЛитМир - Электронная Библиотека

Им следовало лишь войти туда; но они, обрадовавшись возможности получить на халяву мелкие сувениры от желающих излечиться, сели в один ряд с местными идиотами, которым уже не могла помочь никакая медицина. Чапай и Колода прожили рядом с госпиталем довольно долго, так и не поняв сущности мира, в котором волею судьбы оказались. Ночевали они в наскоро сложенном шалаше под деревьями. Ночи на Паперти оказались тёплыми, зим не было вообще, а спальные мешки и одеяла им подали в первый же день после переселения.

Будь пришельцы с Земли чуть любознательнее, они сообразили бы, что местные обитатели способны без слов понимать их желания и потребности. Поднимись их потребности чуть выше жратвы и выпивки — и они сами смогли бы овладеть искусством, называемым на Земле телепатией. Мир Паперти предоставлял каждому искомое; не его вина, что земные бомжи пожелали остаться бомжами и здесь.

Своё существование на Паперти Чапай и Колода райским отнюдь не считали: этот мир не знал спиртного. И они не сумели найти ему никакого заменителя. Возвращаться к двум скамейкам, воротам в родной мир, сожители боялись. А со временем попросту забыли про их существование. Дни летели один за другим, неотличимые друг от друга, сливаясь в года. Чапай умер первым: однажды утром не поднялся с постели, просил пить, почти всё время спал — и во сне испустил дух. Колода зарыла его под соседним деревом. Смерть взяла её примерно через год. Пневмония. Её бы спасли, сумей она доползти до ограды больницы. Но такая мысль ей просто не пришла в голову.

2010 г.

3
{"b":"270027","o":1}