ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К третьему приему я уже реально психологически утомился. СКУЧНО! И даже то, что на параллельных потоках сознания я что-то там крутил, не решало проблемы. Просто я не мог оставить без осознанного внимания главный поток сознания, который «присутствовал» на приеме. Честно говоря, я не был до конца уверен, что интуиция и мельчайшие признаки опасности смогут пробиться из «полуосознанного» сознания на тот альтернативный уровень, где я мог бы находиться. Лучше перебдеть, а, значит, нужно скучать…

Третий прием несколько отличался от предыдущих в лучшую сторону. Во-первых, людей было больше, соответственно тем для разговоров больше. А кроме того, прием проходил в большом танцевальном зале, который выглядел вполне на уровне дворцовых залов в том же Питере. Я даже как-то почувствовал себя эдаким дворянином на большом королевском приеме. Правда, были и некоторые отличия, в основном из-за наличия большого количества красивых растений, расположенных с большим вкусом, которые придавали помещению несколько фривольный природный стиль. В нескольких местах они образовывали закутки, где можно было условно уединиться. Условно, потому что все равно все было видно, но психологически они создавали ощущение уединения.

Здесь оказалось несколько девушек и парней, хорошо знавших Карину в прошлом. Они еще не были в курсе наших приключений и налетели на нас стаей молодых коршунов. Карина прям засветилась вся — чувства этих людей были искренни и не несли никакой негативной окраски. Я даже расслабился. Атмосфера реально была праздничной. Как оказалось, у хозяина поместья, довольно пожилого мужчины, был юбилей — семьдесят лет. Впрочем, когда я его увидел, то понял, что «пожилой» относится к его возрасту, но никак не к внешнему виду или здоровью. На вид ему больше сорока никто бы не дал. Ну и, естественно, он оказался чародеем. Именинник подошел к нам через некоторое время.

— Карина! — воскликнул он, легким шагом просачиваясь между гостей. — Девочка моя! Спасибо, что вспомнила старика и пришла навестить меня в старости, когда каждая улыбка молодой и красивой девушки согревает кости подобно солнцу, а твоя и подавно!

Девушка с веселой улыбкой сделала пару шагов навстречу ему и присела в реверансе.

— Дядя Корвиль, не уверена, что к вам можно применить этот термин — «старик». Вы в самом расцвете сил!

Они обнялись.

— А ты прям похорошела! — сказал Корвиль, разглядывая Карину. — И раньше была красавица, а сейчас просто расцвела! Было бы мне лет на сорок меньше, обязательно бы приударил за тобой!

— Да, жаль, что вам уже семьдесят, — с легкой улыбкой отпарировала Карина. Корвиль рассмеялся:

— Как была ты язвой, так ею и осталась! — потом он посмотрел на меня. — Познакомишь меня со своим спутником?

— Разумеется, дядя, — Карина оглянулась и подмигнула мне, — познакомься, это Никос Курагендариус Исис. Мой хороший друг. А это, — Карина кивнула на Корвиля, — мой двоюродный дядя Корвиль эль Порно.

Я невольно улыбнулся на такое имечко, вызвав ответную улыбку хозяина, который посчитал, что я просто рад знакомству.

— Очень, очень рад знакомству, — дедок подошел ко мне, взял за локоть и незаметно слегка потянул в сторону. — Уделите пару минуток старику, удовлетворите его любопытство, — и тихо, чтобы не услышала Карина, добавил: — Пусть девочка с друзьями пообщается.

Я слегка пожал плечами и окинул взглядом окружающих Карину девушек и парней. Вроде ничего опасного не заметил, поэтому последовал вслед за хозяином. Ушли мы, правда, недалеко, остановились в небольшой нише с окном в сад и маленьким столиком с бутылками вина, воды и фруктами.

— Как вы уже поняли, я в некотором роде родственник Карины, — начал неспешную беседу Корвин. Он разлил в бокалы вино, протянул один мне и взял другой. — Честно скажу, я знал, что Карина пропала, но куда и почему — было неизвестно. Эндонио молчал, а кроме него никто больше ничего не знал. Я как чувствовал, что случилось страшное, пытался предложить свои услуги: кое-что я в империи значу и могу. Но Эндонио отказался, — мужчина помолчал. — Вернее, он просто игнорировал все мои попытки вывести его на откровенный разговор. И вот сейчас вдруг становится известно, что девочку схватили искусники. И когда? Когда войны давно нет! В мирное время! — он покачал головой. — Я не настолько глуп, чтобы не понять, что что-то затевается, — он бросил на меня быстрый взгляд. — Однако я отклонился. Мне бы хотелось услышать, так сказать, из первых уст вашу эпопею. Что с вами происходило — точно никто не знает, ходят разные слухи, Карина вон понемногу рассказывает. Но обрывками, неохотно.

Что меня удивило, так это то, что незнакомый мне человек вдруг начал так откровенно изливать мне душу, читай — довольно приватную информацию. Означало это одно — этот старик обо мне много знает. А главное то, что на такие темы со мной можно говорить.

— Что именно вас интересует? — спросил я. Дело в том, что я вообще не представлял, что рассказывать. Над нашей историей явно поработали, возможно тот же Лулио, откорректировав многие вещи. Но меня конкретно никто не инструктировал, что говорить и как. Впрочем, кое-что я уже понял, и немного рассказал, не слишком отдаляясь от того, что услышал от Карины, когда она разговаривала со своими подругами. Главных вещей в рассказе не было — а именно о поимке девушки залетным чародеем, и что она была на грани, вызвав свою чародейскую воронку смерти. Не было и рассказа про удар бога, а также стычки с паладином. Умолчал я также и о деревне перевертышей. Трудности начались, когда Корвиль вернулся к началу моего рассказа, где я «забыл» упомянуть про разрушенную комендатуру города Маркин, о чем, как оказалось, стало широко известно всем заинтересованным лицам. Напрямую он не спрашивал, но все время задавал наводящие вопросы, заставляя меня лезть из шкуры, чтобы отбить его словесный выпад. почему-то мне не хотелось говорить об этом. А интерес этот момент вызывал, ибо явно выбивался из привычных рамок противостояния чародеев и искусников. Не знаю, на что рассчитывали Лулио и Эндонио, отпустив меня с Кариной без всяких инструкций, кстати, этим самым поставив меня в очень неприятную ситуацию. Может, Лулио все же предвидел будущее, несмотря на то, что я своим присутствием серьезно затруднил Видящим общение с астралом? А может, у него была еще какая-то информация, но пока я выкрутился. Вернее, наш разговор прервался довольно неожиданным образом.

Я постоянно мониторил краем глаза толпу вокруг Карины, и через прослушку одним потоком сознания на всякий случай прислушивался к разговорам чародейки со своими друзьями, кстати, по ходу корректируя рассказ на основе того, что говорила своим слушателям чародейка. Когда мы с хозяином отошли, к ним присоединились еще несколько человек. Через некоторое время многие рассосались, и рядом с нею осталось лишь несколько из вновь подошедших и пара подруг. Так вот, последние минут пятнадцать она разговаривала с одним типом довольно приятной наружности, который полностью завладел разговором и ее вниманием. Говорил он вежливо, красиво и приятно, неудивительно, что Карина подпала под его очарование, что я, хорошо знающий подругу, сразу понял. Но это меня не слишком беспокоило: общение высокородных редко обходится без легкого флирта, подколок и двусмысленностей, в чем я убедился на примере предыдущих двух приемов.

Откуда взялся еще один персонаж, я, честно говоря, проглядел. Просто вдруг по легкому напряжению в голосе Карины я понял, что что-то идет не так, и посмотрел на них. Этот тип уже стоял рядом и вроде бы вежливо, но в то же время с издевкой разговаривал с нею. Через некоторое время я услышал, как его зовут. Это оказался пресловутый Рикардо, бывший хм… друг или любовник Карины. Хотя к нему больше подходило слово «хахаль». Не знаю, что Карина в нем тогда нашла — типичный прилизанный и смазливый тип, вроде жиголо. Мужики таких враз срисовывают и по внешности, и по повадкам, и недолюбливают, а вот бабы ведутся. Впрочем, Карину я понимаю — тогда она была довольно легкомысленной особой и весьма неопытной, зато сейчас сразу было заметно, как она переосмысливала свое отношение к этому типу. Видимо, про самоконтроль она просто забыла, и я все прекрасно видел по ее ауре. В этом, кстати, и проблема девушек, в том числе чародеек — в напряженные моменты редко кто из них может держать себя в кулаке, чаще эмоции побеждают. А тип как-то по-иезуитски вел разговор, вроде и вежливо, но чувствовалась в его голосе издевка и оскорбление. Карина уже давно стояла темнее тучи, а тот все продолжал, как я бы сказал, наезжать на нее. Кстати, он и меня приплел (и откуда только знает такие подробности!)… Грубо говоря, он назвал ее искусничьей подстилкой. Правда вежливо — к словам не придерешься, но смысл был такой.

37
{"b":"270035","o":1}