ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Самое последнее и одно из самых важных дел плавно подходило к неспешному завершению. И это — нахождение императрицы. Правильной императрицы. Наконец? то это дело, долгое и муторное, завершилось. Самое главное — все довольны. И император любит, и Карина тоже. Даже если и не очень пока — все наладится, тем более, что Тиль во вкусе девочки, тоже небезразличной старому чародею. Так что все будет в порядке. Тяжело, конечно, пришлось, когда надо было шаг за шагом переключать внимание девушки на императора, отводить ее мысли от Никоса. При этом используя минимум чародейства, а больше ситуационного моделирования. Подстраивать ситуации, краем уха услышанные разговоры, выставление Никоса формально героем, но не в слишком выгодном свете. А уж Карину чародей хорошо успел изучить, чтобы понимать, за какие ниточки дергать. И даже то, что она понесла от Никоса, не сильно печалило — правильно оформить ребенка в глазах аристократии он сможет. Причем не придется прятать сам факт того, что ребенок не от императора — будут у него еще дети, да мальчики, а не девочка, как тут случится. Причем девочка будет играть большую роль в усилении империи опосредованно, не претендуя на престол, и почему? то (это Лулио видел смутно) в плане налаживания связей с представителями с другого континента примет большое участие, если не основополагающее. Да и помощницей наследникам и любящей старшей сестрой будет хорошей. К тому же очень сильной чародейкой и… опять же смутно — кем? то еще, навевающим мысли об археях и мейхах прошлого. То есть все это пойдет на пользу империи. А принцип «империя превыше всего» никто не отменял. И пока среди стражей империи будут Видящие Повелители Чар, любые регламентирующие поведение аристократии и дворянства правила могут быть скорректированы в нужном направлении. Это если особо упоротые будут настаивать следовать букве правил, но не их духу.

Из главной залы раздался противный и пронзительный звук колокольчика. Порой Лулио думал, Никос специально сделал такой сигнал амулета связи, от которого даже зубы начинали вибрировать. Ведь не может быть таких колокольчиков?

Выругавшись, чародей, показывая силу духа, медленно выбрался из купальни, завернулся в халат и медленно, выдерживая характер, направился к амулету. Войдя в комнату, Лулио резко остановился, увидев иллюзию Никоса, вернее, его спину, задумчиво рассматривающего корешки книг на полке залы. Чародей покашлял, привлекая внимание. Никос повернулся:

— Прошу прощения за вторжение, — и, махнув рукой, выключил противный звук.

— Чего… пришел? — Лулио с трудом подобрал правильно слово для нового вида связи. Все? таки правильно они тогда с уважаемым демоном с другого континента отказались встраивать в свой организм первый предложенный Никосом вариант его «болталки» — проверить ее почти невозможно, по крайней мере по — быстрому проведенный анализ ничего не дал, а так кто его знает, чего Никос туда встроил.

— Да вот, попрощаться заглянул напоследок, — Никос сделал вид, что присел в кресло. В виде иллюзии это смотрелось довольно забавно, особо с учетом того, что иллюзия слегка провалилась внутрь.

— Надолго уезжаешь? — спросил Лулио и сел в другое кресло.

— Да вы же в курсе должны быть. Наверно, навсегда.

Лулио покивал.

— Что, никаких линий, где я есть? — спросил Никос. — Ничего такого позитивного? Или причины, почему меня не будет?

— Прости, парень. Многое я вижу, но тебя там нет. И почему тебя нет — я тоже не вижу. Не хочу обнадеживать, но только на уровне ощущения — послевкусия есть какой? то маячок в будущем, но настолько далеком, что на такой срок даже я ничего не вижу. Вернее, вижу я много, но мне непонятного, наслоения одно на другое. Фактически можно все это не учитывать, так как вполне может быть игрой воображения или подсознания, где желания чародея начинают превалировать над реальным положением дел. Впрочем… — чародей запнулся, — я снова съехал в свою любимую колею нравоучений…

— Ничего страшного, — улыбнулся Никос, — у нас говорится «делай, что должно, случится — что суждено». Так что… — И немного помолчав, вдруг спросил: — Как там дела у Карины с императором?

Лулио чуть не закашлялся от неожиданности. От Никоса он такого вопроса не ожидал.

— Да все у них хорошо, — пробурчал чародей, тоже разваливаясь в кресле. — Если ничего не будет мешать, отличная пара получится. И что самое главное — счастливая.

Никос некоторое время смотрел на чародея, потом резко встал.

— Ладно, пойду я. Следите тут хорошо за империей и… императрицей, — и образ Никоса развеялся.

Лулио вздохнул.

— Удачи тебе, парень. Надеюсь, все у тебя сложится.

== Ник ==

Разговор с Лулио совсем не обнадежил. Но и не убил, ибо ничего другого я и не ожидал. Поэтому решительно набрал номер Карины.

Девушка ответила мне сразу, будто чувствовала что? то. Сидела она в одиночестве на скамейке у пруда в императорском парке и любовалась плавающими по поверхности воды красивыми птицами. Не лебедями, увы, но такими же красивыми и грациозными.

— Наслаждаешься видами природы?

— Что? то вроде того, — улыбнулась чародейка.

— Да… Красивый вид, — согласился я, оглядевшись.

— Ты уезжаешь?

Я внимательно посмотрел на девушку. Лулио не успел бы ей рассказать, другие вроде бы не знают.

— Догадалась?

— Почувствовала. Надолго?

— Судя по всему — надолго.

Помолчали.

— Как у тебя с Тилем?

Легкая заминка с ответом.

— Я приняла его предложение стать его женой.

Помолчали.

— Что ж… Поздравляю. Желаю тебе счастья.

— Спасибо. Сам как?

— Да вроде нормально. Очередной этап жизни закончен, пора переворачивать страницу.

— Не только у тебя. Не только…

Птица подплыла к самому берегу и вопросительно уставилась на чародейку.

— У меня на родине есть похожие птицы. Лебеди их называют. У них может быть только одна любовь на всю жизнь. И если одна птица погибает, вторая складывает крылья и падает камнем вниз. Без своей пары они не хотят жить.

— У людей такое тоже бывает, — немного неуверенно сказала Карины.

— Конечно бывает. И я очень надеюсь, что император — именно такая твоя половинка. Но если начнет обижать — звякни мне, и я ему прочищу мозги на тему как обращаться с любимыми женщинами.

Карина улыбнулась:

— С любимой женщиной. С одной!

— Вот именно!

Молчание…

— Ладно, давай прощаться, что ли… — наконец сказал я.

— Давай.

Снова молчание…

— Все, прощай!

— Береги себя! — Карина наконец улыбнулась и глубоко вздохнула. — Говоришь, пора переворачивать страницу? Надеюсь, это будет не последняя страница в твоей жизни, — Карина встала. — В любом случае, спасибо тебе за все! И если вдруг когда? нибудь ты окажешься где? то рядом — буду рада встретиться с тобой как с другом… Как с обычным другом!

Ну что ж, — подумал я, глядя с другой камеры в спину удаляющейся своей бывшей подруги. Больше никаких «личных друзей». Удачи и тебе… Императрица.

==Шойнц Индергор Виртхорт==

Солнце приятно щекотало лучиками лицо, и мужчина щурился и легко улыбался. На повороте к одному из множества в столице Оробоса парков он на мгновение остановился, задумчиво постукивая тростью по ноге. Кивнул себе и повернул по дорожке вглубь парка.

Свой путь он закончил у озера и долго смотрел на плавающих птиц. Улыбнулся мимолетной мысли, что многие важные события с ним в Оробосе происходят вот в таких вот парках или рядом.

Неожиданно он резко повернулся, вытянул трость в сторону проходящего мимо мужчины и сказал:

— Не стоит даже пытаться.

Прохожий неприметной внешности замер на полушаге, опустил свою трость, очень похожую на ту, что держал в руках Шойнц, внимательно посмотрел в глаза профессору и медленно кивнул:

— На чем я прокололся?

— Не надо было использовать против меня методы борьбы с чародеями, многие из которых я же и разрабатывал.

— Пожалуй, — снова кивнул прохожий. — Я всегда признавал, что ты лучший из нас.

28
{"b":"270039","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Логан : Бегство Логана; Мир Логана; Логан в параллельном мире
О, мой босс!
Монашка к завтраку
Елена Образцова. Записки в пути. Диалоги
Ты красивее, чем тебе кажется
Малыш Гури. Книга шестая. Часть третья. Виват, император…
Осколки детских травм. Почему мы болеем и как это остановить
Последние парень и девушка на Земле
Город драконов