ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гар спустился с облучка и зашагал к Джанни и его отцу. Лицо его были решительным и угрюмым. Но он не успел сказать ни слова — по двору бежала пожилая женщина. Подбежав к Джанни, она прижалась к нему, плача от радости.

— Мама! Мама! — жалобно воскликнул Джанни. — Я принес вам столько горя!

— Не ты, — всхлипнула она, — а те мерзавцы, что подстерегли тебя! О, слава Богу! Слава Господу и Пресвятой Богоматери!

— Он ни в чем не виноват, — пробасил Гар. — Виноват только я.

Госпожа Браккалезе оторвалась от сына и удивленно посмотрела на великана, а отец Джанни обернулся к нему, сдвинув брови, но тут же изумленно вытаращил глаза.

— Отец, — поспешно затараторил Джанни. — Это Гар, наемный воин, я его нанял после того, как… — Он помедлил. Он не успел подготовить отца к печальным известиям. — После того, как обнаружил сгоревший склад. Мама, эту девушку зовут Медаллия. Она подобрала нас у дороги и перевязала наши раны.

— У дороги! Раны! — Госпожа Браккалезе в ужасе смотрела на сына. Сорвав яркий платок с его лба, она увидела под ним чистую белую повязку. — О, сыночек! Какие же злодеи только посмели! — Не дожидаясь ответа, она бросилась к кибитке. — Милая моя, как же мне тебя отблагодарить! Пойдем, ты, наверное, притомилась с дороги! Пойдем, иди же, добро пожаловать в наш дом, тут ты найдешь отдых и угощение. Джузеппе! Распряги осликов! — Она подталкивала оторопевшую Медаллию к крыльцу, к входной двери, и все щебетала: — Долго ли вы ехали? Я знаю, знаю. Ваш народ привык к странствиям, но все равно, это так утомительно! О, как же я благодарна тебе за спасение моего сыночка! Пойдем, пойдем, я усажу тебя на мягкий стул и угощу сладким чаем! Расскажи мне, как…

Дверь за женщинами закрылась, а отец Джанни хмуро взглянул на Гара и требовательно вопросил:

— Ты о чем говоришь? Чем ты обидел моего сына?

— Он нанял меня, чтобы я охранял его и ваши товары, — просто ответил Гар. — А я его подвел.

— Подвел? — Господин Браккалезе выпучил глаза и ударил Гара по плечу. — Да как ты только можешь так говорить? Нисколько ты его не подвел! Ты ведь доставил его домой живым и невредимым, верно? И не так уж он сильно ранен, если сумел помочь мне поднять такую тяжелую корзину.

— Но… — недоуменно проговорил Гар, пораженный тем, что его не ругают, а хвалят. — Ваши товары пропали, их забрали кондотьеры!

— Товары! — воскликнул господин Браккалезе. — Что такое товары! Издержки торгового ремесла! Не более! А сына мне бы ничто не могло заменить! Вот люди погибли — это другое дело, но тут ты ничего не мог поделать. Не надо, не говори мне больше ничего. Вам надо отдохнуть и выпить чего-нибудь подобающего мужчинам. — Он отвернулся, схватил Гара за руку и с такой силой потянул за собой, что Гар едва удержался на ногах. — Ни слова, пока в твоей руке не будет бокала! — предупредил любые возражения господин Браккалезе. — Тогда и расскажешь мне все, а до тех пор — ни слова!

Однако даже тогда, когда у всех в руках уже были бокалы, Браккалезе-старший предпочел прежде выслушать Джанни. Он слушал молча и лишь время от времени покачивал головой. Закончив печальную повесть, Джанни умолк в ожидании неминуемого выговора, но его отец обратился к Гару и попросил того рассказать обо всем, что тот видел и что делал, и, не прервав великана ни разу, выслушал и его рассказ. Затем Браккалезе-старший засыпал обоих такой уймой вопросов, что, имей они вес, от этого веса потонула бы галера. Наконец, удовлетворенный и решивший, что узнал все, что знали сын и его спутник, Браккалезе-старший откинулся на спинку стула, кивнул и изрек:

— Итак, Рагинальди натравили Стилетов на купцов. Понимаю, они не хотят нас уничтожить, хотят только припугнуть, усмирить и заставить работать на них, а не на себя.

— Это только может быть, — предупредил его Гар. — Мы с Джанни не так много сумели услышать, чтобы судить наверняка. А может быть, шайка Стилетов просто-напросто осталась без работы и пытается прокормиться, как умеет.

— Может быть, и так, но если мы приготовимся к войне, а они на нас не нападут, мы ведь ничего не потеряем, верно? Потеряем мы только время и затраченные усилия, но от работы только крепче станем, а время — оно так и так пройдет. Да, придется потратиться на то, чтобы нанять войско, обучить своих воинов, выковать оружие и доспехи, но ведь когда ведешь свое дело, тратиться все равно приходится, верно я говорю?

— Цена будет слишком высока, — сдвинув брови, покачал головой Гар.

— Да? А какова будет цена, если мы не вооружимся, а Стилеты нападут? А? Нет, как бы то ни было, я думаю, вооружиться будет дешевле.

— Что ж… — несколько обескураженно проговорил Гар. — Если так судить… то несомненно, мудрее приготовиться к войне.

Браккалезе-старший кивнул:

— Будем надеяться, что и Совет поймет меня правильно.

— Некоторые из них — жуткие скряги, — шепнул Джанни Гару, когда они вошли в просторный зал. — Готовы скорее поверить в любые небылицы, чем выложить лишний флорин из своих барышей.

— Стало быть, ты и раньше бывал на заседаниях Совета?

— Нет, никогда не бывал, — мотнул головой Джанни. — Так, слухи ходят, да бывало, отец поругивался, когда домой возвращался с заседаний Совета. Я бы и сегодня сюда не пришел, если бы они не возжелали выслушать всю историю из моих уст.

— И моих, — кивнул Гар. — У них будет гораздо меньше сомнений в точности рассказа, если они выслушают очевидцев.

В зал вошел председатель Совета, и купцы, разделившиеся на небольшие группы, перестали переговариваться и развернулись к тому, кого избрали своим главой на этот год. Ольдо Болоньоло был грузным пожилым мужчиной с седыми волосами и морщинистым лицом. Но глаза его смотрели зорко и пытливо.

— Старшины, — сказал он, употребив звания членов Совета в купеческой гильдии. Здесь не имели слова гости города или помощники и ученики купцов. — Мы собрались для того, чтобы выслушать тревожные вести от Паоло Браккалезе и его сына Джанни. Я знаю, до вас доходили слухи о том, что стряслось с их караваном, но слухи порой бывают лживы. Джанни Браккалезе, говори!

Купцы-советники уже успели рассесться по своим местам, и Джанни стало не по себе от того, что на него были устремлены взгляды пятидесяти пар глаз. Он постарался забыть о волнении и дрожи в коленях и начал:

— Старшины… — Он прокашлялся, пытаясь избавиться от хрипоты. На счастье, соратники его отца поняли, как он волнуется, и молча ждали. — Старшины, — проговорил Джанни более уверенно. — Я вел торговый караван в Аччеру, дабы выторговать у старика Лудовико зерно, дерево и орцаны…

Он рассказал советникам все, от начала до конца, стараясь говорить как можно более строго и спокойно, и дал волю чувствам лишь тогда, когда заговорил о смерти старика Антонио. Тут купцы стали ерзать, возмущенно переговариваться. Джанни дождался, пока они утихнут, и возобновил повествование. Похоже, советникам очень понравилась выдумка, проявленная Гаром, когда тот предложил Джанни разыграть помешанных, а то, что Джанни спасла цыганка, их просто поразило. Но худшее он приберег напоследок и закончил рассказ передачей подслушанного разговора Стилетов о том, что некий господин нанял их для усмирения непокорных купцов. Это сообщение советники встретили возмущенными выкриками и призывами к мести. Другие советники стали призывать их к осторожности. Председатель Совета дал всем выговориться. Джанни сел, испытывая неимоверную усталость, но вместе с тем явно был доволен реакцией Совета.

А Гар неотрывно наблюдал за раскричавшимися купцами.

— И это, по-твоему, сдержанные деловые люди?

Джанни пожал плечами:

— Мы же люди как люди, и точно так же способны разгневаться, как все прочие.

— Не хотелось бы мне оказаться на месте того, на кого вы гневаетесь, — пробормотал Гар.

Председатель Совета взял палочку и ударил в гонг. Некоторые купцы оглянулись, услышав этот звук, и умолкли, а другие продолжали кричать и спорить. Председатель Совета был вынужден снова ударить в гонг, и еще раз, и еще. Наконец все утихли и расселись по местам.

16
{"b":"270040","o":1}