ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что-то я не припомню, чтобы они тебе показались такими уж безвредными, когда ты заставил меня покинуть мои покои и отправиться на их поиски! — проворчал принц. — Если ты прав и если они вправду переодетые купцы, мы должны схватить их и наказать по меньшей мере.

— Скорее всего так оно и есть, и они — лазутчики от купцов, — подтвердил советник. — Цыгане сказали, что подобрали двоих бродяг, которые попросили их о помощи, а потом ночью сбежали. Я сразу понял, что они скорее всего из того торгового каравана, на который двумя днями раньше напали Стилеты.

Джанни с трудом сдерживал возмущение. Он был страшно зол на мнимых цыган. Трусы! Натравили на них с Гаром дворян — сами не стали делать грязную работу! Лицемеры!

— Верно. А когда они вернулись с пленными и когда мы нашли клеймо хозяина на мешках с товарами и подвергли возниц пыткам, дабы они сознались в том, кто их нанял, что они нам сказали? Джанни Браккалезе! Сын того самого мятежного купца, который пытается создать союз торговых городов, дабы они объединились против нас!

Джанни замер. Неужели они охотятся за ним?

— Точно. А командир Стилетов заверял нас в том, что его люди бросили его на дороге, потому что он был мертв, — мрачно проговорил советник. — Но что они обнаружили, когда вернулись за трупом? Он исчез. Мертвец встал и ушел! Могут ли быть хоть малейшие сомнения в том, что этот молокосос Браккалезе до сих пор жив? Могут ли быть хоть какие-то сомнения в том, что он и его телохранитель — это те самые двое бродяг, что попросили приюта у цыган?

— Никаких сомнений, — мрачно ответил принц, — если учесть, что и Стилеты, и цыгане описывали спутника этого юнца как великана.

— Но воистину ли они так опасны? — вопросил советник.

Джанни слышал шаги и негромкую перекличку обшаривающих округу солдат. Они подходили все ближе и ближе к тому месту, где затаились Джанни и Гар. Как Джанни жалел о том, что не попросил у цыган хоть какого-нибудь оружия — хотя бы самого маленького кинжала! Он в отчаянии оглядывался по сторонам, понимая, что его вот-вот найдут и схватят. Рука его судорожно, до боли сжала крупный булыжник.

— Опасен его отец, — отозвался принц. — И если мы возьмем его сыночка в заложники, быть может, он и откажется от попыток создать этот премерзкий союз против нас.

Советник вздохнул.

— Ваше высочество Рагинальди! Я никак не пойму, почему бы вам не противостоять этому купеческому союзу, создав собственный союз дворян! Даже эти цыгане советовали именно это!

«Само собой», — подумал Джанни мрачно и твердо решил разделаться с мнимыми цыганами, когда выберется из этой переделки.

— Мне нестерпима сама мысль о таком союзе, — буркнул принц. — Чтобы Рагинальди объединились с какими-то Веккио, не говоря уже о более низкородных семействах? Объединение с прежними недругами противоречит здравому смыслу, но я готов поверить, что купцы могут стать более опасны, чем любой из моих собратьев дворян.

От этих слов у Джанни кровь стыла в жилах. Особенно его поразило то, что принц Рагинальди назвал дворян не соперниками и не врагами, а «собратьями».

Но размышлять об этом сейчас было не время. Звук шагов солдат, прочесывающих окрестности, слышался все ближе. Джанни поднял булыжник, приготовился подпрыгнуть…

Тень легла на него, заполнив угол между валуном и скалой, где прятались они с Гаром. Тень человека в шлеме и с нагрудником — солдата!

Глава 9

Звякнули латы, стукнула палка, тяжелые сапоги остановились на расстоянии оклика от другой стороны Дороги.

— Что? — прозвучал голос воина прямо над ухом у Джанни. — Что это было?

— Да заяц, — недовольно и брезгливо откликнулся другой воин. — А я уж было понадеялся.

Понадеялся? Почему? Ведь он тоже не благородного происхождения — простолюдин, как и Джанни. Или он именно поэтому так хотел…

Снова зазвучали шаги. Невероятно, но… они удалялись!

— Смотрите, не пропускайте ни одной ложбинки! — напомнил солдатам другой голос, пониже.

— А я так и делаю, капрал, — ответил пехотинец издалека. — Тут и ложбинок нету никаких.

Джанни сидел окаменев, не в силах поверить собственным ушам и такой удаче. Неужели воин и вправду не заметил их с Гаром? Невозможно!

Заяц. Это был заяц. Подумать только — их спас какой-то длинноухий! Кролик!

Но пока укрытие беглецов миновал только один из тех воинов, что прочесывали местность по эту сторону от дороги. Джанни снова крепче сжал булыжник, подобрался, приготовился, чтобы в случае чего дать отпор. Один из солдат непременно должен был проявить интерес к закутку между скалой и валуном…

Но ни один такого интереса не проявил. Один за другим они проходили мимо, перекликаясь и шутливо переругиваясь. Капрал отчитывал их, если они начинали говорить слишком громко. Может быть, они не хотели найти беглецов, а может быть, им было все равно. Но может быть, у такого поведения солдат была и другая, таинственная причина? Как бы то ни было, они упорно миновали убежище Джанни и Гара. Прошли пешие воины, простучали копыта коней, стихли голоса принца и его советника.

Но Джанни еще долго сидел, сжимая в руке камень. Пальцы его, правда, уже держали его не так крепко, но он все еще не верил, что опасность миновала.

Наконец Гар зашевелился, встал на четвереньки, выглянул из-за валуна, выждал некоторое время, поднялся на ноги, посмотрел в ту сторону, куда удалился отряд. Лицо его было бледно, глаза широко раскрыты.

— Они ушли? — решился спросить Джанни.

— Ушли, — ответил Гар и решительно кивнул. — Ушли. Все.

Джанни медленно поднялся. Невероятно, но это было правдой: солдаты прошли мимо них, исчезли за деревьями, что густо росли у дороги. Там уже мало-помалу оседала поднятая пыль.

— Пойдем теперь? — глянув на Джанни с высоты своего роста, поинтересовался Гар.

— А-а-а… Да! — Джанни наконец очнулся от раздумий. Они просто обязаны были не упустить такой счастливой возможности. — Но по дороге мы не пойдем, Гар. Поднимемся на холм, спустимся с него, поднимемся на следующий, пока не уйдем подальше от этих мест, где за нами охотятся принц Рагинальди и его люди!

Они нашли другую дорогу, но она уводила на запад и восток. Однако путь от Пироджии через горы лежал на северо-запад, потому Джанни и Гар пошли на восток. Джанни решил, что в худшем случае они выйдут к побережью, а там смогут построить плот и доплыть до Пироджии.

Когда стемнело, Гар ухватил Джанни за рукав и указал на лесистый склон справа и зашагал вперед. Джанни, нахмурившись, пошел за ним, и так шел, не понимая, с чего это его другу вздумалось идти в эту сторону, но вскоре это выяснилось: Гар ткнул пальцем в сторону поваленного дерева. Дерево упало, по всей видимости, не так уж давно, поскольку побурела лишь малая часть хвои. Джанни сразу понял, чем привлекло Гара это дерево. Оно треснуло ниже последних сучков, но не на всю толщину, а частично. Образовавшейся расщелины вполне хватало для того, чтобы усесться, не пригибаясь. Джанни по примеру Гара принялся за работу. Они обломали ветки с нижней части ствола. В результате образовалось достаточно места, чтобы можно было вытянуться в полный рост, и вдобавок у них был навес над головой. Обломанный лапник уложили, чтобы спать на нем.

А потом Гар еще больше удивил Джанни: удалившись в лес, он вернулся с пригоршней кореньев и трав, так что спать они улеглись не на пустой желудок. Голода, конечно, не утолили, но все же червяка заморили. Когда Джанни жевал скудную пищу, у него вдруг мелькнула странная мысль. Он посмотрел на Гара, не решаясь выразить эту мысль вслух. Но любопытство перевесило, и он, осторожно подбирая слова, спросил:

— Разум начал возвращаться к тебе?

— Разум? — удивленно глянул на Джанни Гар, нахмурился, задумавшись над вопросом. Наконец он глубокомысленно изрек: — Да.

Волна облегчения захлестнула Джанни, но он сумел сдержаться и не дал волю чувствам. Как знать, скоро ли разум вернется к Гару окончательно?

26
{"b":"270040","o":1}