ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кроме того, по-прежнему не исключалось, что все это время Гар притворялся.

Наутро они снова пошли дальше по дороге. Гар время от времени останавливался, срывал с кустов разные ягоды и угощал ими Джанни. Тот пришел к выводу о том, что скорее всего великан с раннего детства был обучен хождению по лесам и собиранию ягод. Наверное, теперь чувство голода всколыхнуло забытые воспоминания, и он рвал ягоды, даже не задумываясь о том. Сам же Джанни, родившийся и выросший в городе, мог бы запросто перепутать съедобные ягоды с ядовитыми.

Одолев перевал, они вышли на край склона, под которым расстилалась обширная долина. Джанни в изумлении остановился. Он обычно не обращал внимания на красоты природы, поскольку на повозке сидел чаще всего спиной вперед; и уделял больше внимания возницам, мулам и грузу. Теперь же, когда ему больше не было нужды присматривать за товарами, он был просто ошеломлен представшим перед его глазами видом, и у него захватило дух, хотя он сильно замерз.

— Красиво, да? — пробасил у него за спиной Гар.

— Да, — согласился Джанни и резко обернулся. — А теперь ты много помнишь?

— Больше, — ответил Гар и прижал ладонь ко лбу. — Помню дом, помню, как попал на Талипон, как познакомился с тобой. — Он встряхнулся. — Я должен стараться. Я смогу говорить правильно, если буду стараться.

— Помнишь, как мы встретились с цыганами?

— Нет, но мы наверняка встречались с ними, — сказал Гар, оглядев свою яркую одежду. — Но я… я помню, как нас искали солдаты.

Джанни кивнул:

— Им про нас цыгане рассказали.

— Тогда нам лучше бы голыми идти, чем в этом тряпье, которое они нам дали, — заключил Гар и принялся стаскивать с себя рубаху, но Джанни остановил его.

— В горах холодно. Мы можем сказать, если кто спросит, что мы украли одежду у цыган, пока те спали.

Гар помедлил, пристально посмотрел на Джанни.

— Мы? Украли у цыган? И ты еще думал, что это я повредился умом?

У Джанни эта фраза вызвала подозрения.

— Так ты придуривался?

— В смысле — притворялся? — Гар задумчиво обвел взглядом долину. — И да, и нет. Мне было здорово не по себе, когда я очнулся и увидел, что мы с тобой валяемся в грязи под дождем, и я ничего не мог вспомнить — ни своего прошлого, ни своего имени, ни того, как я здесь оказался. Но ты показался мне другом, и потому я пошел за тобой. Что же до всего остального… — Он покачал головой. — Приходит и уходит. Помню, как спал под кибиткой. Помню, как мимо нас проходили солдаты. Помню все с тех пор, как проснулся нынче утром. — Он пожал плечами. — Думаю, со временем вспомню все. Вот сейчас с тобой говорю, и уже мало-помалу начинаю вспоминать правильную речь.

— Слава Богу, что твой разум не повредился сильнее, — .с огромным облегчением проговорил Джанни. Однако подозрение не ушло: Гар мог лгать. Джанни пытался отбросить эту мысль, поскольку она казалась ему оскорбительной, но это у него не вполне получалось.

Гар указал вниз, к подножию холма.

— На дороге — развилка. Ты сказал мне, что оттуда мы могли бы пойти на северо-восток, к побережью, или на северо-запад, к Наворрике. У меня такое ощущение, что мы, как кошка Шредингера, пошли и в ту, и в другую сторону.

— Шредингер? — нахмурившись, посмотрел на Гара Джанни. — Это кто такой?

— Ну… это хозяин этой самой кошки, — весело усмехнулся Гар. — А она никогда не знала, куда пойдет, пока не оказывалась там, куда пошла, потому что она всегда находилась в двух местах сразу, пока не приходило время принять решение, — то есть чувствовала себя примерно, как я в последние два дня. Давай-ка пойдем по своим следам к югу от развилки — глядишь, тогда обе мои части снова воссоединятся.

Он встал и зашагал вниз по склону, а Джанни пошел за ним, гадая, с каким Гаром ему путешествовать безопаснее — с ополоумевшим или обретшим рассудок.

Подойдя к развилке, они увидели двоих мужчин, подходивших туда же другой дорогой. Джанни, Гар и встречные остановились и с опаской уставились друг на друга.

— Доброго вам утра, — наконец рискнул Гар. — Нам с вами по дороге?

— Сроду не видал цыган, которые ходят без табора, да еще на своих двоих.

— Да мы не цыгане, — объяснил Джанни. — Просто мы у них одежду стащили.

Мужчина вытаращил глаза.

— Сперли одежонку у цыган? А я думал, все наоборот бывает!

— Видишь ли, цыган частенько обвиняют в кражах, в которых они на самом деле неповинны, — сказал Гар. — Просто всегда легко свалить пропажу на них. Они-то уходят дальше и не могут ни оправдаться, ни сознаться в краже. Как бы то ни было, свои бельевые веревки они стерегут не бдительнее других. — Он протянул мужчине руку. — Меня зовут Гар.

Встречный осторожно пожал руку Гара.

— А меня Клаудио. — Он кивком указал на своего спутника. — А его — Бенволио.

— Приятно познакомиться, — сказал Гар и посмотрел на Джанни. Юноша улыбнулся, поняв намек, шагнул к встречным и протянул руку в знак приветствия.

— Меня звать Джанни. А нашу одежду отобрали Стилеты. Не повезло нам — мы на них по пути напоролись.

— И вы тоже? — Бенволио, пожимая руку Джанни, широко раскрыл глаза. — А я-то думал, только мы такие невезучие.

— Правда? — Джанни окинул его взглядом с головы до ног. — Ну, вам-то явно больше нас повезло. Вам они хотя бы одежду оставили.

— Это верно, — криво усмехнувшись, Бенволио отпустил руку Джанни. — Одежонку оставили, но повозку, осла и товары отобрали.

— У нас они увели весь торговый караван, увели наших возниц, чтобы продать на галеры, — мрачно сообщил Джанни. — И нас бы забрали, если бы не решили, что мы покойники.

Клаудио сочувственно кивнул.

— Мы бы небось тоже сейчас на галере томились и гребли к Веноге, если бы не дали деру, как только услыхали, что Стилеты приближаются. На счастье, леса тут густые, и они бы не смогли проехать верхом, чтобы догнать нас. Похоже, Стилеты готовы отказаться от добычи, лишь бы только пешком за ней не тащиться.

— Это мудро с их стороны, — угрюмо кивнул Гар. — В противном случае на них бы запросто могло напасть целое войско горцев.

Клаудио удивленно посмотрел на него.

— Славная мысль. Может, и нам стоило бы на них напасть.

— Ну, это если бы мы были горцами, — мрачно усмехнулся Бенволио. — А раз мы не горцы, так у нас эти горцы раньше Стилетов бы все отобрали.

— Верно, верно, — кивнул Гар. — А еще вернее было бы то, что горцы, ничтоже сумняшеся, продали бы нас Стилетам, попадись мы им. Быть может, нам стоит пойти вместе?

Клаудио и Бенволио оценили огромный рост Гара и быстро согласились на его предложение.

Примерно через час им встретилось еще двое странников. Один опирался на руку другого и сильно хромал — так сильно, что время от времени был вынужден прыгать на одной ноге, кривясь от боли. На обоих болтались лохмотья, а тот, что поддерживал хромого, изнемог и отощал от голода. Он затравленно уставился на Джанни и его спутников и, похоже, был готов убежать. Судя по всему, только страх за охромевшего приятеля удержал его.

— День добрый вам! — крикнул Гар и протянул встречным руку. — Мы — бедные странники, у которых Стилеты похитили все товары. Но нам удалось бежать и избежать рабства на галерах. А вы кто такие?

— Вор и попрошайка, — отвечал хромой. — Нас только что выпустили из темницы принца Рагинальди.

— Выпустили? — вытаращил глаза Джанни. — Удача благоприятствует вам, и с вами помощь всех святых! А я думал, что в этих темных и сырых подземельях люди исчезают навсегда, стоит им угодить туда!

— И мы так думали, — кивнул воришка, который, видимо, до сих пор не мог поверить в удачу. — Но тюремщики выгнали нас и сказали, что нечего нам задарма тюремную баланду хлебать и чтобы мы теперь сами себе пропитание добывали. И еще они сказали, что темницы принцу сейчас нужны для узников поважнее нас.

— Поважнее? — встрепенулся охваченный тревогой Джанни. — Это что же за узники такие?

— Они не сказали, — покачал головой воришка. — Сказали только — много их будет.

27
{"b":"270040","o":1}