ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так что же, вас всех прогнали? — осведомился Гар.

— Почти что всех, — ответил попрошайка. — Оставили пару-тройку убийц, а остальных выперли. Некоторые и побыстрее нас драпанули.

— Да это уж, считай, почти все, — грустно усмехнулся воришка.

Попрошайка, сдвинув брови, глянул на него.

— Если ты считаешь, что я тебя задерживаю, Эстрагон…

— Задерживаешь? — фыркнул воришка. — Ты меня поддерживаешь. Куда бы я делся без тебя, Владимир? Я воришка, не боец. Нам с тобой вечно объедки доставались, даже от той требухи, которой нас в темнице потчевали!

Джанни в ужасе представил себе кошмарную картину того, как дюжина узников дерется за то, чтобы похлебать помойной баланды.

— Вам надо передохнуть, — заключил он. — И поесть — как только мы найдем еды.

— Еды? — Воришка скорбно усмехнулся. — Найди ее попробуй! Мы уж сутки, как шатаемся по лесам, а за все время не ели ничего, кроме нескольких горсток ягод, что нашли по пути, да и те были сухие и горькие. Еще немножко колосков каких-то сжевали.

— А мы не можем ничего повкуснее отыскать для них? — спросил Джанни у Гара.

Великан нахмурился, но промолчал. Вместо ответа он поднял с дороги несколько камней и пошел в сторону от дороги по полю. Десять минут спустя он вернулся, держа за уши несколько кроликов. Джанни сразу решил, что Гар, к которому вернулся рассудок, нравится ему намного больше.

Когда оголодавшие путники принялись за еду, к ним подошли двое незнакомцев, имевших еще более затрапезный вид, чем Эстрагон и Владимир. Первый, обряженный в изношенную и засаленную пестрядину, опирался на плечо второго, одетого в черный, с широкими рукавами балахон, густо заляпанный грязью и оттого ставший почти таким же плоским, как квадратная шляпа на его голове. Джанни сразу заметил, что рукава балахона незнакомца снабжены карманами для чернил и бумаги, и догадался, что перед ним — ученый, а спутник его — шут.

— Здорово, Владимир! — поприветствовал шут попрошайку. — Разжился пропитанием, стало быть?

— Разжился, поскольку повстречали мы с Эстрагоном добрых людей, — отозвался попрошайка. Обернувшись к Джанни, он спросил: — Можно нам угостить Винченцо и Фесте?

— Угощайте, конечно, — ответил Джанни.

Гар добавил:

— Знай мы, что вы появитесь, так я бы побольше кроликов заготовил.

— О, это было бы слишком щедро с вашей стороны, — усмехнулся шут, устало плюхнулся на землю, подвернул под себя ноги и поднял руку в приветствии. — Меня звать Фесте.

— А меня… Джорджио. — Какое-то внутреннее чувство подсказало Джанни, что настоящее имя лучше бы скрыть. — А это Гар.

Великан кивнул.

— Меня зовут Винченцо, — представился ученый и протянул руку Гару.

— Быть может, нам следует звать вас доктором? — поинтересовался Гар.

— О нет, — невесело рассмеялся Винченцо. — Я всего лишь скромный бакалавр, даже до магистра не доучился. Денег не хватало, и я был вынужден странствовать из города в город и предлагать свои знания всем, кто в них нуждался. Прислужники принца решили, что я — разбойник и вор, и заковали меня в кандалы.

Джанни это мог хорошо понять. Он слыхал о многих странствующих ученых, которые были самыми настоящими разбойниками и ворами. Он бы и сам усомнился в правдивости первого встречного, заявившего бы, что он — самый настоящий ученый.

— И больше для того не было причин? — спросил он.

— Ну… — задумался Винченцо. — Был у меня, правда, разговор в деревне одной, со старейшинами. Говорил я с ними о древних афинянах, об их мыслях о том, что в каждом человеке заложено зерно величия, и потому каждый заслуживает к себе уважительного отношения, и потому даже имеет право решать собственную судьбу…

— А стало быть, и выбирать себе правительство, — добавил Гар с усмешкой, — Что ж, я вполне понимаю, почему солдаты принца заковали вас в кандалы. И кляп небось в рот сунули, верно?

— Да, какую-то жуткую, вонючую тряпку, — брезгливо скривился Винченцо. — Честно говоря, я думал, нас обратно в темницу швырнут, когда с полчаса тому назад нас остановили Стилеты.

— Стилеты? — напрягся Джанни. — И что они вам сделали?

— Только обыскали. Будто думали, что мы золотишко прячем краденое, — с отвращением отвечал Фесте.

— Они вас били? — широко раскрыв испуганные глаза, спросил попрошайка.

— Да нет, они были слишком чем-то озабочены и не стали с нами долго возиться, — ответил Винченцо. Велели убираться на все четыре стороны, вот мы и благословили нашу удачу и бежали, славя всех святых. — Он сдвинул брови и обвел взглядом остальных. — Дивно, как это и вы на них не наткнулись. Они ведь встали поперек дороги, чтобы обыскивать всех путников до единого.

— Мы их заметили с холма, из-за поворота дороги, — признался Владимир, — и решили, что лучше поскорее спуститься с другой стороны.

— Я чуть лодыжку не сломал, — проворчал Эстрагон, потирая сустав. — Похоже, поторопился, как водится.

— Они не говорили, кого ищут? — осведомился Гар.

— Нет, помалкивали, — покачал головой Фесте. — Ну а мы задерживаться и интересоваться не стали. Сами понимаете.

— Да кто бы стал на вашем месте, — понимающе кивнул Джанни.

— Даже не поколотили для потехи? — изумился воришка, вытаращив глаза.

— Представь себе, — заверил его Винченцо. — Разве я не сказал тебе, что мы возблагодарили всех святых?

— Давайте же вновь произнесем благодарственную молитву. — Гар снял с огня палку, послужившую вертелом для жарки кроликов. — Ножа ни у кого пои себе нет?

Ножа ни у кого не оказалось, поэтому пришлось подождать, пока мясо не остыло. Затем Гар разломил жареные тушки и всем раздал по куску.

Весь следующий день шли вперед, пристально всматриваясь вдаль. При малейшем намеке на приближение солдат они прятались в подлеске по обе стороны от дороги. Всем было слышно, как ворчат и переругиваются солдаты, недовольные данным им приказом. Мало того: в голосах некоторых воинов помимо недовольства слышался неприкрытый страх. Как только солдаты ушли, путники вернулись на дорогу и вскоре повстречались с троицей крестьян в столь же измызганном тряпье, что красовалось на всех остальных бывших узниках. Джанни поднял руку в знак приветствия, и крестьяне остановились, опасливо поглядели на верзилу Гара, были готовы дать деру, но замешкались.

— Спокойно! Не бойтесь! — вскричал Джанни. — Мы всего лишь бедные путники, как и вы!

— Как и мы, это точно, — буркнул старший из крестьян. — Винченцо! Фесте! Чего это вы так подзадержались? Я еще понимаю, почему Владимир с Эстрагоном так медленно плелись. Один охромел, другой еле ногами передвигает с голодухи. А вы-то чего?

— Мы так медленно шли, Джузеппе, потому что боялись Стилетов, — ответил крестьянину Винченцо.

— Это вы правильно делали, — глубокомысленно кивнул Джузеппе. — Всякий раз, стоило нам их завидеть, мы думали — ну все, конец нам. Нас только что трое Стилетов остановили и обыскали, да так дотошно — еще бы чуть-чуть, и стали нас самих наизнанку выворачивать. Слава Богу, отпустили, даже колотить не стали.

— Да, они чем-то сильно озабочены, — кивнул Винченцо. — Так что, Джузеппе, я и дальше пойду медленно и буду сходить с дороги, как только увижу Стилетов.

— Пожалуй, мы с вами пойдем, — сказал Джузеппе. — А это кто такие с вами?

— Джорджио и Гар, — ответил Джузеппе, тем самым представив крестьянам новых знакомцев. При этом Джанни и Гар подняли руки в приветствии.

— Не сомневайтесь, с ними мы голодать не будем, — заверил крестьян Эстрагон. — Зайцев в здешних лесах хватает.

— Эх, зайчика бы сейчас хорошо слопать! — с жаром воскликнул Джузеппе, и Гар отправился на очередную охотничью вылазку. На этот раз он вернулся с убитыми куропатками и фазаньими яйцами. К концу трапезы новые члены компании уже были на дружеской ноге с Гаром и Джанни.

Под вечер путникам встретился одинокий мужчина, устало бредущий по дороге. Гар окликнул его, тот затравленно обернулся и в страхе бросился в лес. Гар нахмурился и знаком велел маленькому отряду остановиться.

28
{"b":"270040","o":1}