ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Избавь меня от геофизики, пожалуйста. Лучше сразу скажи, есть ли здесь какая-нибудь политическая проблема, требующая нашего вмешательства?

— Я так полагаю, ты хотел сказать — диверсии?

У Магнуса мелькнула было мысль: не перекодировать ли голос робота так, чтобы он звучал подобно голоску доброй тетушки?

— А что, есть резон?

— Еще какой, — заверил его Геркаймер. — Когда Терра отказала Петрарке в поддержке, цивилизация здесь, можно сказать, рухнула. Инфраструктуру невозможно было сохранить без электронной техники, и в результате на всех материках воцарилась полная анархия. Люди в деревнях дрались друг с другом за скудную еду и остатки топлива. Деревни воевали между собой, появились военные вожди и стали драться друг с другом за власть.

Магнус побледнел. Он хорошо знал, что значит такой поворот событий для отдельных простых людей.

— Но это было пятьсот лет назад! Наверняка они успели уйти вперед!

— Но не на двух из пяти континентов, — с сожалением проговорил Геркаймер. — Здесь же существует с десяток раздробленных игрушечных королевств, которые непрерывно воюют друг с другом.

А когда воюют друг с другом игрушечные королевства, сражаются и умирают крестьяне. Либо, если не умеют быстро бегать и хорошо прятаться, могут погибнуть только из-за того, что случайно окажутся на поле боя.

— Ну а на остальных трех материках какая картина?

— Там процветает варварство. Там обитают племена, занимающиеся охотой и собирательством, племена скотоводов, ведущие примитивное земледелие, и кочевники, пасущие большие стада. Кое-где возникли небольшие царства, управляемые тиранами, но империй нет.

— Будем надеяться, что их никто не изобретет, — буркнул Магнус, в голове у которого вихрем пронеслись видения пыточных камер, вооруженных сборщиков налогов и голодающих крестьян. — Да, пожалуй, тут мы могли бы поработать. А теперь расскажи мне об истории этой планеты.

— Петрарка была впервые заселена в двадцать третьем веке, — сообщил Геркаймер, сопроводив начало рассказа выводом на экран изображения высоких пластикритовых башен терранской колонии. Перед ними прошли женщины в длинных вышитых бархатных платьях, мужчины в камзолах и лосинах. У некоторых имелись рапиры, но выглядели они довольно солидно, словно клинок и рукоятку выковали из одного куска металла.

— Да… — задумчиво проговорил Магнус. — Ведь в последнем десятилетии этого века произошло возрождение Ренессанса, верно? Помнится, Веке нам, детишкам, внушал, что это был классический пример массового сумасшествия.

— Все правильно — и насчет века, и насчет десятилетия, но вот сумасшествие довольно быстро прошло на остальных планетах терранской сферы. А вот на Петрарке закрепилось.

Картинка сменилась, но фасоны одежды остались прежними. На заднем плане виднелись невысокие сборные домики из пластикрита, типичные для всех первых терранских колоний, но кое-где уже стояли дома, выстроенные из дерева и отштукатуренные, что говорило о первом этапе строительства из местных материалов. Время от времени Магнусу на глаза попадались костюмы с широченными подложными плечами, шляпы с тульями высотой два фута, длинные разноцветные вуали.

— Похоже, они довольно забавно прогрессировали.

— Да, но исключительно в контексте Ренессанса. На Талипоне — острове посреди внутреннего моря, стиль одежды законсервировался, так же как архитектура, живопись и все прочие аспекты культуры.

— Странный случай, — нахмурился Магнус. — Для этого была причина, или просто имела место массовая аберрация?

— Причиной стал государственный переворот, в результате которого возникла Пролетарская Изолированная Социалистическая Коммуна. Когда это произошло, ПИСК прервала все связи с дальними планетами. В итоге Петрарка просто заморозилась на уровне культуры, имевшем место в то время.

— Хорошо еще, что в колонии уже имелись экономика и техника, которые смогли поддержать этот уровень, — негромко произнес Магнус и сдвинул брови. — Удивительно, как еще непрекращающиеся войны не отбросили людей в каменный век. Ведь именно так и произошло на большинстве планет.

— Такое впечатление, что здесь существуют союзы государств, богатых природными ресурсами, с государствами-производителями, — пояснил Геркаймер.

— Союзы? А не завоевания?

— Есть и то, и другое. Более отдаленные территории регрессировали, а некоторые скатились до довольно-таки примитивного состояния.

— Итак, здесь три варварских континента, два феодальных и остров с современной цивилизацией?

— Вряд ли такой уж современной. Скорее всего там царит позднее средневековье, а может быть, даже Ренессанс.

— И как велик этот остров?

— Его площадь составляет четыреста девяносто на сто тридцать пять километров. На острове — несколько независимых городов-государств, непрерывно воюющих друг с другом, однако войны носят локальный характер, поскольку во всех этих городах разговаривают на одном и том же языке, и люди постоянно переезжают из одного города в другой.

Магнус кисло усмехнулся.

— Похоже на страну с большим числом спортивных команд-соперниц.

— Неплохая аналогия, — одобрительно прокомментировал высказывание Магнуса Геркаймер. — Правда, некоторые виды спорта почти смертельно опасны, и в ряде городов действуют только собственные правила, но на самом деле можно смело назвать жителей острова единой нацией.

— При отсутствии национального правительства?

— Полном отсутствии. В действительности каждый из городов-государств имеет ту форму правления, какую считает нужной. Тут есть монархии, аристократии, олигархии, даже некое подобие республики с более или менее демократическими тенденциями.

— В таком случае этот город мог бы стать центром просветительства по части прав человека, — глубокомысленно изрек Магнус. — Насколько я понимаю, города-государства — сельскохозяйственного типа?

— Несколько из них находятся на ранней стадии развития промышленности, а с десяток портовых городов — торговые. Два города-государства достигли особо высокого уровня и превратились в настоящие торговые империи — Венога и Пироджия.

— Идеальные места для распространения передовых взглядов! Да, я склоняюсь к мысли о том, что Талипон прекрасно подойдет в качестве базы для начала операции. Существуют ли какие-либо препятствия для моей работы?

Магнус хорошо помнил об анархистах и тоталитаристах из будущего, которые постоянно вставляли палки в колеса его отцу, старавшемуся подтолкнуть Грамерай к демократическому пути.

— Никаких, кроме АППИСа, — радостно отозвался Геркаймер.

Магнус проворчал:

— Тоже мне — «никаких»! Никаких, кроме межпланетного общества доброхотов, пытающегося всюду сунуть нос! Никаких, кроме неофициального крыла межзвездного терранского правительства! А стоит ли мне тогда вообще напрягаться?

— Стоит-стоит, — поспешил заверить его Геркаймер. — АППИС — отнюдь не пример организации с хорошо поставленной работой.

На взгляд Магнуса, Геркаймер еще сделал АППИСу комплимент. АППИС, Ассоциация Поддержки Правительственных Институтов и Систем, была частной, неправительственной организацией, которая тем не менее получала щедрые субсидии от Децентрализованного Демократического Трибунала — правительства Терранской Сферы, поскольку деятельность АППИСа помогала налаживанию связи между отсталыми колониями и цивилизованными планетами и подготовке их к вступлению в ДДТ. АППИС неустанно трудилась ради повышения уровня цивилизованности тех планет, на которых работала. Дабы достичь этой высокой цели, она старалась свести к минимуму войны, модернизировать экономику и внедрить в сознание народов идеи гражданских прав и прав личности. Права человека члены этой организации ставили превыше образования и развития искусства. Они относились к своей работе с поистине миссионерской страстью, но частенько не задумывались о том, чего могут добиться в итоге. Как правило, между тем их усилия приводили к созданию преддемократических форм правления. Но это — как правило. На счету АППИСа имелась и парочка монархий. Но это членов организации особо не огорчало, поскольку так или иначе способствовало развитию души человеческой.

3
{"b":"270040","o":1}