ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что ж, это будет справедливо, — сказал Гар. — Но больше ни крупинки, понял? А теперь все наружу, да поскорее!

Все вышли, и Гар тщательно закрыл дверь. Джанни мог побожиться, что слышал, как щелкнул замок. С другой стороны, если великан имел ручного чародея, почему бы и нет?

— Он не ручной чародей, — шепнул ему Гар, когда они спускались по лестнице. Джанни вздрогнул. Он не усомнился в том, что великан прочел его мысли. — Скорее — друг, а еще вернее — помощник.

— Но все равно — чародей. — Джанни нахмурился. — А он тебе во сне является?

— Нет, — покачал головой Гар. — Но говорит, что я являюсь ему.

Джанни, спустившись еще на несколько ступенек, спросил:

— А что это была за штука?

— Она волшебная, — ответил Гар.

— Ну, ясное дело, — сухо проговорил Джанни.

Глава 11

Когда они уже приближались к подножию лестницы, из коридора вдруг вышли еще двое стражников и, задрав головы, уставились вверх. Увидев компанию Джанни, один из них воскликнул:

— Командир! А чего же это пленные…

— Это не командир, тупица! — вскричал второй и выставил перед собой алебарду.

Гар обошел Фесте и отбросил алебарду в сторону, а «командир» выхватил меч и приставил кончик лезвия к кадыку стражника. Тот открыл рот, чтобы крикнуть, но не смог произнести ни звука.

Второму стражнику крикнуть удалось, но в следующее мгновение Джанни заставил его умолкнуть метким апперкотом в нижнюю челюсть. Тот упал на ступени, ударился головой о стену, но от сотрясения мозга его спас шлем. Он, мотая головой, пытался подняться на ноги, бормоча:

— Тревога… Пленные… сбежали.

Джанни подскочил к нему, выхватил из его рук алебарду, приставил ее острие к горлу стражника.

— Молчи! — прошептал он сурово.

Стражник уставился на грозно блестящую сталь, на полные ярости глаза Джанни и придержал язык.

Гар шагнул вперед и легонько прикоснулся кончиками пальцев к вискам первого стражника. Тот дернулся, выпучил глаза, а в следующий миг глаза его закрылись, он повесил голову. Гар подхватил его под мышки и усадил к стене.

— У нас еще двое без формы. Разденьте его.

Он подошел ко второму стражнику и прикоснулся к его вискам. Тот обмяк и опустился на пол.

— Что ты с ними сделал? — оторопело спросил Джанни.

— Усыпил их.

— Да это я вижу! — покраснев, бросил Джанни. — Но как?

— Поверь, — сказал Гар негромко, — тебе это совершенно ни к чему.

С этими словами он отвернулся от Джанни и пошел дальше вниз по лестнице. Джанни, разъяренный, последовал за ним, не переставая гадать, в чем причина удивительных способностей его друга. Он уже успел заметить, что Гар не так прост, как кажется, что не все в нем было открыто, многое таилось внутри, и вот это самое — то, чего Джанни не видел глазами, ему очень не нравилось.

Когда вся компания вышла во двор замка, только на троих не было формы стражи принца Рагинальди — на Владимире, Джанни и Гаре.

— Пошли с нами, — тихо позвал Гар Бернардино и Винченцо и поманил к себе Владимира. — Джанни, заложи руки за спину, вот так, словно они у тебя связаны. Вы, все остальные, наставьте на нас алебарды, вот так. А теперь, Фесте, веди нас всех к воротам и скажи привратнику и дозорным, что тебе велено вывести нас за стену и повесить на дереве, потому что принц счел нас слишком опасными смутьянами, которых долее нельзя оставлять в живых.

Фесте нахмурился.

— А они мне поверят?

— Почему бы им не поверить?

Фесте на миг задержал взгляд на Гаре, пожал плечами и возглавил процессию. Остальные сгрудились вокруг Джанни и Гара и зашагали к воротам.

— А что, если дозорные признают нас по описанию цыган? — тихо проговорил Джанни.

— Тогда они подумают: принц знает, что делает, — столь же тихо отозвался Гар. — И в итоге мы сможем выйти сухими из воды, а все будут думать, что мы покойники.

— Ни за что они так не подумают, пока не увидят, что мы болтаемся в петлях на суках ближайшего к перекидному мосту дерева!

— Не увидят, — вздохнул Гар. — Да еще и с десяток раздетых стражников найдут.

— Они устремятся за нами в погоню, обозленные еще сильнее!

— Да ты не переживай так, — успокоил его Гар. — Повесить нас ведь только один раз могут.

Джанни зазнобило от того, как небрежно, обыденно это было сказано. На миг он ярко представил затягивающуюся на своей шее петлю, но тут же отбросил эту малоприятную мысль и сердито зашагал за Гаром.

Как только они подошли к воротам, Фесте рявкнул командирским голосом:

— Стой! — Остальные более или менее сносно изобразили остановку по команде. — Опустить мост! — приказал Фесте настоящим стражникам. — Принц приказал немедленно повесить этих двоих!

Часовые подозрительно уставились на пленников и сопровождавших их «стражников».

— Что, и до зари ждать не пожелал?

— Кто вы такие, чтобы обсуждать приказы принца? — гаркнул Фесте.

— Что-то незнаком мне этот командир, — с сомнением пробормотал второй часовой.

— Познакомишься, — еле слышно подсказал Фесте Гар.

— Скоро познакомишься, — язвительно проговорил Фесте. — И ближе, чем думаешь, если не будешь исполнять мои приказы! — злобно рявкнул он. — Принц желает, чтобы эти двое были повешены за стенами замка в назидание всем, кто дерзнет противиться его воле! А теперь опустите мост, да поживее!

— Слушаюсь, командир, — не слишком охотно отозвался тот из часовых, что был повыше ростом, и, развернувшись к надвратной башне, окликнул привратника. Джанни стоял не шевелясь, сердце его учащенно колотилось. Он слушал скрип лебедки, и ему казалось, что тяжелый мост никогда не опустится. В голове его метались безумные мысли о том, что часовые небось видят их насквозь, что их форма — слишком ненадежное прикрытие. Как часовые могли поверить, что Фесте — новый командир, если они его раньше в глаза не видели? В голове у Джанни не укладывалось, как опытные воины могли купиться на столь очевидную и наглую ложь!

Удивлению Джанни не было предела, когда часовые расступились и знаком указали, что им можно проходить. Он тупо задвигал ногами и, шагая по мосту над рвом, только и делал, что гадал, как же это вышло, что часовые исполнили приказ фальшивого командира. Одна-единственная мысль напрашивалась: Фесте обладал недюжинным даром убеждения.

— Не кричать, — прошептал Гар. — Не издавать ни звука, пока мы не отойдем на милю от замка. Идите маршевым шагом до леса!

Молчаливо, как подобает похоронной процессии, они шли под луной к лесу. Джанни ждал, что в следующий миг в спину ему угодит пущенная из арбалета стрела. Однако все они целыми и невредимыми добрались до первых деревьев, после чего еще двадцать минут шли до ближайшей поляны. Только там Гар остановился и сказал:

— Вот теперь — можно.

Вся компания дружно издала победный вопль. Беглецы подбросили в воздух шлемы и поспешно разбежались, чтобы, падая, те не угодили по ним. Гар с радостной усмешкой обернулся к Джанни и ударил его по плечу. Джанни против воли улыбнулся в ответ. Всю его тревогу как рукой сняло от ощущения победы и радости, что он жив и свободен.

Когда все немного утихомирились, Гар сказал:

— К рассвету, если не раньше, они пустятся за нами в погоню. Снимите форму и спрячьте ее в кустах. Ремни и сапоги оставьте — сможете за них выменять у крестьян рубахи и штаны.

— А с алебардами как быть? — спросил Рубио.

— Смертельно опасная улика, — ответил Гар. — Увидят — убьют, не сомневайся. Солдаты не жалуют крестьян, способных укокошить кого-нибудь из них.

— Но тогда мы останемся безоружными, — заметил Винченцо.

Гар на миг растерялся, потом сказал:

— Сломайте рукоятки, тогда у вас будет нечто вроде топориков. А из остатков рукояток еще и дорожные посохи получатся. Они вам понадобятся.

— Правда? — прищурился Фесте. — Зачем?

— Затем, что покуда вы будете в дороге, вам все время будет грозить опасность. Вам нужно убежище, а единственное место, где вас наверняка примут, — это Пироджия.

33
{"b":"270040","o":1}