ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— За каждый камень?!

Джанни кивнул:

— За каждый.

В зале снова воцарился сущий хаос. Председатель выпучил глаза, но в гонг колотить не стал, а ударил только тогда, когда шум начал утихать сам по себе. Советники умолкли.

— Хочешь ли ты сказать, что мнимые цыгане были приспешниками этого иноземного торговца?

— Я могу это понимать только так, досточтимый председатель, — отвечал Джанни. — Но этот торговец не один, их много, они зовут себя «Лурганской компанией».

— Вот как? Почему же они не обратились к нам?

Джанни пожал плечами, а старик Карло Грепотти вскричал:

— Потому что они понимали, что мы станем торговаться и еще поднимем цену! Ведь эти тупицы, дворяне, ничего не смыслят в торговле и сразу соглашаются на то, что им предложено!

— Вот-вот, и отбирают каждый камешек, какой только могут найти, чтобы затем продать его! — воскликнул другой купец.

Тут снова воцарился бедлам. Председатель хотел было ударить в гонг, но передумал и стал терпеливо дожидаться, когда утихнет перепалка. Наконец некоторые советники обратили внимание на укоризненный взгляд председателя, и шум мало-помалу пошел на убыль. Председатель вновь обратился к Джанни.

— Можешь ли ты ответить хотя бы на некоторые вопросы из тех, что сейчас прозвучали?

— Могу лишь высказать догадки, председатель, — отозвался Джанни. — Но уж лучше я попрошу это сделать Гара. Это он так придумал, что мы нарочно попали в плен к Стилетам, чтобы проникнуть в замок Рагинальди и узнать побольше о наших врагах. Он и расскажет вам о том, что он там нашел.

— Вы… проникли в замок Рагинальди? — вскричал молодой купец. — Но как же вы дерзнули?

— А самое главное — как вы выбрались оттуда?

— Это все вам расскажет Гар. У него получится лучше, чем у меня. Позвольте предоставить слово вольнонаемному воину Гару.

— Более я не волен, долг обязывает меня служить вам и Пироджии.

Так сказал Гар, встав во весь рост и распрямив могучие плечи. Он обвел собравшихся суровым, мрачноватым взглядом, и все возражения, если у кого они и были, были убиты этим взглядом в зачатке. Спокойно, не спеша, он поведал Совету о дерзкой вылазке в замке Рагинальди. При этом он продемонстрировал недюжинное мастерство рассказчика. Купцов захватило его повествование, они не сводили с него глаз. Никто не думал вставить и слова. В зале царила полная тишина до самого конца рассказа. Гар закончил описание бегства из замка, умолк, обвел советников взглядом, задержал его на председателе и почтительно склонил голову.

— Вот и все, что мы видели и что слышали, председатель.

В зале снова стало шумно. Слышались возгласы удивления, но никто и не подумал высказать насмешку или удивление. Председатель дал всем высказаться и спросил у Гара:

— Но что такое являла собой эта странная яйцеобразная вещь?

— Магический талисман, который позволяет принцу переговариваться с лурганскими торговцами даже тогда, когда они далеко от замка, — ответил Гар. — Тогда, как только у него наберется достаточное количество орцанов на продажу, он дает им знать и они являются к нему и платят золотом.

— Я не верю в магию, — проворчал председатель.

— И правильно делаете, — кивнул Гар, — но проще сказать «магический талисман», чем «изобретение алхимика». Так или иначе, сущности его ни мне, ни вам не понять. Главное в том, что с помощью этого предмета достигается.

— Видимо, ты в таких талисманах кое-что понимаешь, если сумел с его помощью связаться со своим другом.

— Да, досточтимый председатель. Также я знаю, как пользоваться пушкой, но мне трудновато будет вам разобъяснить, как и почему действует порох.

Джанни обратил внимание на то, что Джанни сказал «трудновато», но не «невозможно», но председатель удовлетворился ответом Гара.

— А кто такой этот твой друг, Геркаймер?

— Такой же вольнонаемный воин, как я, — с готовностью ответил Гар. — Он всегда готов явиться к нам на помощь по моей просьбе и атаковать дворян с тыла. Можете считать его алхимиком с пушкой, и притом пушкой отличной, ибо он умеет изготавливать превосходный порох.

— И он может по твоей просьбе следить за этой самой «Лурганской компанией»? — не слишком доверчиво спросил председатель.

— Во всяком случае, он сможет подслушивать их переговоры, — сказал Гар. — Но для того, чтобы передать мне то, что он подслушает, ему придется бросить мне весточку на Пьяцца-дель-Соль, а это рискованно — можно ведь и голову кому-нибудь пробить.

— А у тебя нет талисмана, чтобы с ним переговариваться?

— Нет, синьор. Он был в моем дорожном мешке, но его забрали Стилеты вместе с моей одеждой.

— Они поймут, что это такое? — пристально глядя на Гара, спросил Карло Грепотти.

— Сомневаюсь, — покачал головой Гар. — Он был искусно замаскирован.

Он не стал уточнять, а Карло не стал выспрашивать.

— И что ты нам посоветуешь? — спросил председатель.

Гар пожал плечами.

— Я воин, синьор председатель. Конечно же, я посоветую вам сражаться.

— А ты забудь на миг о том, кто ты такой. — Председатель помахал рукой, словно хотел стереть из разума Гара любые мысли о том, кто он и каково его ремесло. — Постарайся думать как купец, а не как воин. Ты бы не посоветовал нам бежать, вывести из Пироджии всех горожан?

— Нет, — решительно и ясно ответил Гар. — Быстро такую массу народа вывести никак не удастся. Многим попытка уйти будет стоить жизни. Куда бы вы ни направились, Стилеты выследят вас, убьют или заберут в рабство.

— Мы могли бы разделиться и уйти в разные стороны, — предложил один из советников.

— Если бы вы так поступили, Стилетам было бы еще легче уничтожить вас, — сказал Гар. — Это позволило бы дворянам и их войскам устроить жестокую охоту за вами. Они наняли бы не только Стилетов, но и всех прочих кондотьеров, засидевшихся без работы. Нет, уважаемые советники, ваша единственная надежда на победу — оставаться в городе и сражаться.

— Но ведь у нас нет войска! — вскричал другой советник. — Как же мы сразимся с дворянами?

— Надо сжечь дамбу, соединяющую Пироджию с сушей, — ответил Гар. — Джанни сказал, что она для того и задумана, и должен вам сказать, что те, кто строил ее, поступили очень мудро. О да, затем нужно будет потратить время и деньги на то, чтобы отстроить ее заново, но это будет самая малая из тех потерь, какие бы могли вас ожидать. Не останется дамбы — ни одно войско не доберется до вас по суше. Флот же ваш непревзойден. Я уверен, что по мощи с ним не сравнится любая армада, какую бы дворяне ни снарядили против вас.

— Ну, некоторые корабли все же могут и доплыть, — мрачно проговорил один купец.

— Верно, вот на этот случай вам и потребуется войско, — кивнул Гар. — Я могу обучить воинскому ремеслу ваших молодых ребят, а вольнонаемные войны хлынут к нам рекой, если только мы пустим весть о том, что они нам требуются. Мы из своих странствий привели восьмерых человек, которые готовы биться за вашу свободу. Вчера я целый день муштровал их, готовя к тому, чтобы сделать их ядром вашего будущего войска. Не желаете ли взглянуть на них? Они ожидают на улице.

Лишь немногие из советников стали возражать, но подавляющее большинство с превеликой готовностью вызвалось посмотреть на зачаток будущего войска. Советники встретили предложение Гара радостными возгласами. Председатель распорядился:

— Все свободны! Соберемся вновь на площади. Там я попрошу всех стать по кругу, старшины.

Затем, по удару гонга, советники поспешили к дверям.

Как только они вышли, перед ними предстали подопечные Гара, выстроившиеся в три шеренги по четверо в каждой. К восьмерым дорожным товарищам Гара присоединились четверо возниц Браккалезе. Они просто не в силах были удержаться от того, чтобы не попроситься в выучку к Тару, когда увидели, какую красивую форму сшила для будущих пироджийских гвардейцев госпожа Браккалезе: их короткие камзолы украшали изображения символа Пироджии — орла. Купцы не сдержали изумления и восторга при виде шапок с перьями на головах у воинов и блеска солнца на лезвиях их алебард (к трофеям, добытым в замке Рагинальди, они приделали новые рукоятки). По команде Гара все встали навытяжку, нанятые им барабанщик и трубач заиграли марш. Зазвучали новые команды, и маленький отряд пересек площадь, ловко развернулся, пересек ее в противоположном направлении, снова развернулся, прошагал через площадь по диагонали. Новая команда — и отряд пошел прямо к председателю Совета, рядом с которым стоял Карло Грепотти. Еще команда — и отряд застыл на месте, передовая шеренга опустилась на одно колено, наставив алебарды на зрителей.

38
{"b":"270040","o":1}