ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нужно добиться того, чтобы они ушли, но причина для этого должна найтись достойная.

Джанни нахмурился.

Какая же должна быть причина для того, чтобы безоговорочно сдаться и убраться восвояси?

Обманный маневр, — ответил старец и объяснил.

Когда Джанни наутро повторил объяснения старца Гару, тот пришел в полный восторг.

— Прекрасно! — воскликнул он и хлопнул себя по колену. — И как только ты до такого додумался, Джанни?

— Сам не знаю, — смущенно ответил Джанни и порадовался, что Гар стукнул не по его коленке.

Ночью, когда безлюдные пристани скрылись во мраке, и там не осталось никого, кроме выставленных Гаром дозорных, на борт двух длинных, узких, темных кораблей взошла сотня морских пехотинцев в сопровождении пятнадцати канониров. С собой они взяли десяток лошадей и пять пушек. Корабли представляли собой галеры, снабженные парусной оснасткой, принятой в Пироджии. Корабли уплыли в ночную тьму и для города как бы исчезли на неделю. Гар и Джанни отправились в путь на этих кораблях, а командовать войском оставили начальника стражи, в помощь которому был назначен Винченцо. Ученый выказал недюжинный талант в управлении людьми. Джанни считал, что вызвано это тем, что Винченцо долгие годы был вынужден по-всячески лавировать и хитрить, убеждая людей дать ему денег и помочь добраться от одного города до другого, — все это он делал для того, чтобы, скопив нужную сумму, вернуться в университет.

До рассвета корабли успели не только миновать участок побережья, где стояло лагерем войско принца, но ушли далеко к северу. Отсюда, высадившись на берег, пироджийцы могли за одну ночь добраться до Туманолы, главного города владений Рагинальди. Галеры на веслах вошли в небольшой залив, подошли как можно ближе к берегу и встали на якорь. Затем лодки доставили людей и грузы на берег. Как только с высадкой было покончено, галеры подняли якоря и ушли в море, и снова встали на якорь под защитой тени высоких скал. Морские пехотинцы забросили за спину походные мешки и тронулись в путь, за ними последовали канониры, везущие на повозках пушки.

Путь был долгий, и все вздохнули с облегчением, взойдя на холм, по склону которого вилась дорога, ведущая к Туманоле. Но Гар не дал отряду передохнуть, пока все не заняли те места, по которым он их расставил, и не приготовили надежные укрытия. Затем он выставил дозорных и разрешил морским пехотинцам отдыхать. Те с радостью улеглись спать. Улегся и обессиленный переходом Джанни, он немного поспал, но потом Гар разбудил его — настало время заступать в дозор. Последующие четыре часа Джанни только тем и занимался, что старался как можно более бесшумно переходить от одного поста к другому, но все дозорные, как один, были начеку. Джанни переполняла гордость за соотечественников. Он сомневался в том, что сумел бы столь же бдительно стоять на посту, как они, но свою стражу все-таки отстоял, не заснул.

Гар разбудил всех на рассвете. Позавтракали тем же, чем вечером ужинали — водой, сухарями и солониной. Затем, когда солнце согрело землю, Гар отдал приказ к началу обстрела.

К востоку и западу от города грянули пушки, на городские стены обрушились камни. В городе подняли тревогу, стражники взбежали на стены. Стражники не знали, что пальба с востока и запада производится из пушек, канониры которых не имеют ядер и потому стреляют вхолостую. Мысль у туманольцев была одна: из пушек палят отчаянно паршивые стрелки.

Но вот три пушки, нацеленные на главные городские ворота, стреляли булыжниками и железными ядрами через каждые пять минут, и каждый заряд метко попадал по воротам.

Как тут было продержаться? Удивительно, что ворота выдержали целый час непрерывного обстрела.

Затем они начали трескаться все сильнее и сильнее с каждым выстрелом, и тогда городская стража собралась у ворот, изготовив к бою арбалеты и пики. Поэтому, когда последние ядра и камни с грохотом окончательно сокрушили ворота, стражники не услышали криков нескольких дозорных, оставшихся на стенах. А к стенам уже были приставлены лестницы, в их края уже вцепились крепкие абордажные крючья. Дозорные бросились к лестницам, стали пытаться оттолкнуть их от стены. Они вопили во всю мочь, но их было слишком мало, а по веревкам уже взбиралось множество морских пехотинцев, и их было еще больше, нежели тех, что лезли по лестницам. Через пять минут на городских стенах уже властвовали морские пехотинцы, а Гар лично возглавлял штурм западных ворот, в то время как восточные ворота атаковал Джанни. Защитники города наконец услышали звуки наступления с двух сторон — услышали в промежутках между холостыми выстрелами пушек. Но только они успели развернуться и приготовиться к бою, как их сразили наповал выстрелы из арбалетов и меткие удары копий захватчиков. Лишь некоторым из туманольских стражников удалось выстрелить из арбалета и ударить копьем. Считанные морские пехотинцы пали в схватке, но в остальном она являла собой настоящее избиение туманольцев. В конце концов, поняв бесплодность своих усилий, они запросили пощады.

— Хватит! — прокричал Гар, и его люди застыли на своих местах. — Сержанты, отрядите людей для охраны пленных! Воины Туманолы! — крикнул он. — Вы храбро сражались, но проиграли! Сложите оружие, и мы пощадим вас!

Солдаты опасливо опустили на землю пики и арбалеты, а морские пехотинцы подошли к ним и связали их руки за спиной. Затем, когда пленных выстроили в ряд у стены, с десяток морских пехотинцев остались охранять их, а остальные тронулись к замку.

— Как-то не по себе, — признался Джанни и поежился.

— Согласен, — кивнул Гар. — Но бояться нам нечего, Джанни, верно? В конце концов в замке этом мы уже разок побывали и знаем, что внутри почти наверняка всего несколько десятков солдат. Большая их часть — с принцем, на побережье против Пироджии.

Джанни изумленно взглянул на друга, но, заметив, что Гар усмехается, тоже улыбнулся.

Единственным сложным моментом в осаде замка была необходимость вкатить пушку вверх по склону и установить ее напротив перекидного моста. Защитники начали обстреливать нападающих из арбалетов еще до того, как канониры и их кони показались на вершине холма, вследствие чего морские пехотинцы сумели насобирать уйму стрел, пока шли вверх по склону впереди канониров. В итоге пехотинцы, не испытывая недостатка в стрелах, устроили почти непрерывный обстрел защитников, и те боялись даже выглянуть из-за стены. Перекидной мост упал, как только метко пущенное ядро перебило цепи, на которых он был подвешен. Стук при его падении поперек рва был такой, что сделал бы честь выстрелу из пушки. Затем канониры обстреляли защитников градом гвоздей, дабы те не высовывались, пока Гар с морскими пехотинцами бежал по мосту. Перебежав, пехотинцы принялись тыкать копьями в бойницы и стрелять так, что покуда пускал стрелы первый ряд, второй заряжал арбалеты и после выстрела занимал место первой шеренги, и наоборот.

Такой шквальный обстрел вынудил большинство защитников к разумной предосторожности. Они действительно прятались за стеной и не показывались. Лишь немногие из них, особо отчаянные, решились на это и в результате пали, сраженные стрелами. Погибло и несколько морских пехотинцев, но их товарищи, оказавшись по другую сторону стены, нападали на защитников и, вступая с теми в рукопашную схватку, укладывали наповал. Затем, разделившись на группы по десять человек в каждой, пироджийцы прочесали замок сверху донизу и наконец убедились, что там никакой опасности нет.

— Целый город и замок захвачены всего сотней человек! — воскликнул Джанни. У него даже голова кружилась от этой мысли.

— Да, но надо учесть, что защищали город всего три сотни воинов, — напомнил ему Гар. — И мы таки потеряли двадцать три человека, — печально добавил он.

— Мой супруг отомстит вам! — бушевала принцесса. — Вы — низкородные наглецы, и вы познаете, что такое благородная ярость! Вас всех повесят, но не дадут умереть на виселице, вас снимут, а потом заживо вынут из вас — кишки! Только тогда вы умрете, когда вас четвертуют и развесят ваши куски по всему городу в назидание другим!

47
{"b":"270040","o":1}